После истечения пяти суток ареста из изолятора на Окрестина вышел оппозиционный политик Николай Статкевич. Он сам, его родственники и СМИ ожидали, что политик пробудет под арестом еще 15 суток, рассказал Статкевич TUT.BY.

Фото из фейсбука Марины Адамович
Фото из фейсбука Марины Адамович

 

Фото из фейсбука Марины Адамович
Фото из фейсбука Марины Адамович

 

Задержали Статкевича 26 августа около дома. Он рассказал, что шел в госпиталь к ветерану афганской войны Александру Комаровскому. Статкевич отошел от дома метров 70, к нему подъехал синий микроавтобус. Из него вышли сотрудники милиции, один был в форме ОМОНа.

— Ён прадставіўся, сказаў, што я затрымліваюся па рашэнні суда. Прывезлі ў Ленінскі РАУС. Я думаў 15 сутак, а яны выцягваюць пяць. Кажу: «Дзе яшчэ 15?» — «Пока не поступило». Я сёння думаў, што мяне тут пакінуць, нават сказаў дзяжурнаму не турбаваць мяне, калі яшчэ 15 сутак дадуць.

Таким образом, сейчас политик отсидел за «акцию» 30 марта, у него еще остался 15-суточный арест за акцию 3 июля.

— Зараз я адсядзеў 5 сутак за тое, што 30 сакавіка, калі мы сустракалі людзей з сутак пасля Дня Волі, мы хвіліну патрымаліся за сцяг аднаго маладога чалавека, які выходзіў з арышта, яму вярнулі сцяг і ён разгарнуў яго паглядзець, ці не адсырэў.

Фото: Радыё Свабода
Фото: «Радыё Свабода»

Политик считает, что протокол оформили задним числом, потому что власть прибегает к тактике «обессиливания» лидеров протестного движения административными штрафами и арестами.

Волну давления на себя и супругу (а ее тоже штрафовали за акции протеста) Статкевич считает попыткой заставить их уехать из страны. Самого политика лишили права управлять автомобилем, их с женой дом в Лошице грозились снести.

— Літаральна за пяць дзен былі 4 прысуды — два па мне (15 сутак і штраф 600 даляраў) і два па жонцы (300 і 500 даляраў). Я, безумоўна, штрафы не плачу, а з жонкай мы мусім вырашаць пытанне, бо не будзем абаронены ад судовых выканаўцаў. Але планаў пакідаць краіну ў нас няма.

Статкевич также возражает тем, кто критикует его за то, что политик не доходит до объявленных им самим акций протеста, потому что его задерживают.

— Нацыя, у якой барацьба за свабоду залежыць толькі ад аднаго чалавека, мабыць, яшчэ не саспела. А калі я так патрэбны на гэтых акцыях, то можна прыйсці і патрабаваць майго вызвалення. Калі такіх людзей будзе шмат і ўлады пабачаць, што прэвентыўнае затрыманне мяне не змяншае колькасць удзельнікаў акцыі, а наадварот, то мяне перастануць затрымліваць.

Прятаться от очередного ареста политик не планирует, потому что говорит, что не хочет навредить соратникам.

— Калі я хаваўся перад Днём Волі, майго паплечніка Сяргея Кулініча збівалі, каб даведацца, дзе я, і трымалі 10 сутак у СІЗО КДБ, а Сяргея Кунцэвіча катавалі электрашокам.

Ранее Статкевича уже помещали под арест спустя некоторое время после решений суда, чтобы, как считают его соратники, нейтрализовать политика накануне новых акций протеста. Очередной арест политика он связывает с планируемой на начало сентября акцией против учений с Россией.

-30%
-50%
-50%
-10%
-10%
-24%
-10%
-20%
-10%