Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по факту травмирования правозащитника Алексея Лойко во время штурма офиса лишенной регистрации правозащитной организации «Весна» в марте этого года. Как выяснилось, эта спецоперация началась после сигнала из КГБ. Такой вывод следует из документов, которые получили правозащитники.

Фото: Дмитрия Брушко, TUT.BY
25 марта в Минске отмечали День Воли. Фото: Дмитрия Брушко, TUT.BY

Напомним, днем 25 марта сотрудники ОМОНа штурмовали офис «Весны» и вывезли оттуда в Первомайское РУВД 57 человек (в том числе иностранных граждан). В тот день присутствующие планировали работать наблюдателями на акции, приуроченной ко Дню Воли в Минске. В итоге три часа людей продержали в управлении, переписали паспортные данные и отпустили без объяснения причин, когда акция уже завершилась.

Через несколько месяцев в письменных ответах милиция объяснила свои действия поступившей тогда информацией о «большом количестве подозрительных граждан». Их доставили в РУВД в том числе «для проверки на причастность к планированию массовых беспорядков». По результатам собственной проверки, правоохранители не нашли нарушений в действиях своих коллег.

Откуда в милицию поступил сигнал — до этого времени известно не было. Ситуация прояснилась благодаря Следственному комитету.

«По указанию руководства ГУВД Мингорисполкома, в связи с поступившей информацией сотрудников КГБ, (…) 25 марта в количестве около 20 сотрудников ОМОН, 10 из которых имели опознавательные знаки различия (…), выбывали по адресу […офиса "Весны"], где, по имеющейся информации, находились радикально настроенные граждане, которые планировали принять участие в организации массовых беспорядков в г. Минске с целью учинения насилия над гражданами, совершения поджогов, уничтожения имущества и оказания вооруженного сопротивления представителям власти», — говорится в постановлении Следственного комитета об отказе в возбуждении уголовного дела от 17 августа.

Это выдержка из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению правозащитника Алексея Лойко. Он заявил о побоях во время штурма. Как раз Лойко открыл дверь на звонок — а за ней ожидали бойцы.

Согласно проведенной экспертизе, у минчанина обнаружили ушибы и синяки на голове, синяки на левой кисти, а также ссадину на локте. Диагноз «закрытая черепно-мозговая травма легкой степени. Сотрясение головного мозга» не подтвердился после дополнительного обследования.

Документ предоставлен правозащитным центром "Весна"
Документ предоставлен правозащитным центром «Весна». Одна из трех страниц постановления

«Изначально это было насильственное вторжение сотрудников милиции в штатском, которые после избиения Алексея Лойко специальными приемами повалили на пол лично меня и других наблюдателей», — рассказал глава «Весны» Алесь Беляцкий.

По данным милиции, они представились правозащитнику, но тот пытался резко закрыть дверь и вытолкнуть правоохранителя за двери, хватаясь за форму. Тогда Лойко заломали руки за спину и уложили на пол после подножки. «Лойко А.Ю. был зафиксирован предплечьем к полу», потом его поставили на колени у стены — и больше не трогали, рассказали бойцы.

Фото: spring96.org
Юрист Алексей Лойко. Фото: spring96.org

«С учетом сложившейся обстановки применение физической силы в отношении Лойко было правомерным и вызывалось необходимостью с целью дальнейшего недопущения противодействия законным требованиям сотрудников милиции.

При таких обстоятельствах в действиях сотрудников милиции отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ст. 426 УК (Превышение служебных полномочий)», — пришли к выводу следователи после проведенной проверки по заявлению правозащитника.

-30%
-20%
-10%
-15%
-10%
-20%
-33%
-20%
-30%
-50%
-30%