Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Парк Уго Чавеса на окраине Минска — не единственное, что роднит Беларусь и Венесуэлу. Латиноамериканская страна в эти месяцы проходит через столкновение президента и парламента — конституционный кризис, который Беларусь пережила 21 год назад. Сравниваем два кейса.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Сходства

Молодой президент против парламента

Первая параллель в том, что участники конституционной баталии в Беларуси середины 90-х и Венесуэлы сегодня — молодой президент с одной стороны и оппонирующий ему парламент с другой.

Мадуро стал по сути преемником своего популярного «политического отца» Уго Чавеса в конце 2013 года. И все равно он лишь с небольшим перевесом выиграл выборы у либерала Энрике Каприлеса.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Александр Лукашенко свою власть ни у кого не наследовал, в 1994 году он победил на выборах как кандидатов-демократов, так и ставленника номенклатуры Вячеслава Кебича.

"Советская Белоруссия" от 12 июля 1994 года
«Советская Белоруссия» от 12 июля 1994 года

Проблемы с Верховным советом у Александра Лукашенко начались почти сразу, у Мадуро — после того как две трети мест в Национальной ассамблее Венесуэлы заняла оппозиция в 2015 году. В обоих случаях до пика обострения президент и парламент дошли за два года.

Неудачная попытка импичмента

Как в Венесуэле до сих пор, так и в Беларуси до 1996 года президент не мог взять и распустить парламент. А вот депутаты теоретически имели право на импичмент главы государства. Что и те, и те попытались сделать. В обоих случаях попытки не увенчались успехом.

Чтобы сместить президента в 1996 году, депутаты ВС должны были собрать 70 подписей за импичмент, отдать их в Конституционный суд. Тот готовил свое заключение о нарушении президентом Конституции, а затем парламент должен отстранить главу государства от должности двумя третями голосов. Все застопорилось на второй стадии. Пока КС не принимал решение, часть депутатов отозвали подписи и суд прекратил рассмотрение дела.

В Венесуэле парламент пытался дважды. В первый раз в апреле 2016 года помешала многоступенчатая процедура назначения референдума об отставке Мадуро: нужно было собрать 1% подписей населения, получить одобрение тамошнего ЦИК, затем собрать еще 20% подписей. ЦИК, лояльный президенту, оттягивал процесс. Тогда парламент решил начать импичмент сам, назначив на 1 ноября слушания. Но Мадуро на них не явился, уехав к папе римскому. Переговоры между противоборствующими сторонами временно разрядили ситуацию, но в январе 2017 года парламент попробовал вновь и объявил президента покинувшим свой пост. Это постановление быстро признал неконституционным Верховный суд, также сохраняющий лояльность президенту.

Раскол элит

Виктор Гончар пытается пройти в кабинет после отставки, на которую у президента не было конституционных полномочий

Некоторые должностные лица в обоих конституционных кризисах поддержали парламент. В Беларуси это были глава ЦИК Виктор Гончар (отправлен в отставку накануне референдума), часть судей Конституционного суда (все ушли или были отправлены в отставку после референдума). Сразу после объявления победы президента на референдуме со своих постов ушли премьер-министр Чигирь, министр труда Соснов и замглавы МИД Санников.

Силовая вертикаль поддержала президента, как и значительная часть депутатов парламента и местное чиновничество.

В Венесуэле на стороне парламента выступил губернатор одного из самых населенных штатов и лидер оппозиции Энрике Каприлес и генеральный прокурор Луиса Ортега Диаз (отправлена в отставку недавно созданной конституционной ассамблеей).

Луиза Ортега Диаз с копией конституции Венесуэлы на конференции 6 августа, фото: Reuters
Луиса Ортега Диаз с копией Конституции Венесуэлы на конференции 6 августа, фото: Reuters

Верховный суд остался на стороне Мадуро и даже объявил, что забирает на себя полномочия парламента в марте 2017 года. Силовики пока лояльны главе государства. Однако уже были инциденты, когда отдельные офицеры или группы военных заявляли об оппозиции власти или даже о намерении ее свергнуть.

Создание альтернативных органов власти

Не найдя понимания у существующих парламентов, президенты Беларуси и Венесуэлы начали конструировать свои. Александр Лукашенко, идя на референдум 1996 года, впервые созвал Всебелорусское народное собрание (ВНС), где доминировали его сторонники. Орган не был наделен какими-то конституционными полномочиями, но должен был продемонстрировать народную поддержку президента. Делегатов избирали трудовые коллективы.

Фото с сайта shod.belta.by
Фото с сайта shod.belta.by

Уже после референдума параллельно функционировали два органа власти: оставшиеся в оппозиции депутаты Верховного совета и поддержавшие президента депутаты новой Палаты представителей. Первые признавались разве что формально на Западе, но реальной власти в стране у них уже не было.

Фото: Reuters
Национальное учредительное собрание Венесуэлы. Фото: Reuters

Николас Мадуро созвал похожее на ВНС по способу формирования Национальное учредительное собрание (конституционную ассамблею), но оно сразу же объявило себя главным органом власти в стране и уволило мятежного прокурора Луису Ортегу. Этому органу еще предстоит побороться за свою легитимность, которую оппозиция и весь остальной мир отказываются признавать.

Различия

Массовые многолетние протесты и жертвы

Особенность конституционного кризиса в Венесуэле — участие обеих сторон в уличной борьбе. Иногда оппозиция контролирует целые кварталы Каракаса, забастовки и столкновения с полицией идут по всей стране. Первые акции и жертвы были еще в 2014 году, тогда это были в основном студенты. 43 человека погибло в ту волну протестов. Еще около 150 человек с обеих сторон стали жертвами столкновений в 2017 году.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В Беларуси протесты тоже сопровождали события середины 90-х, но масштабы были явно несоизмеримы с Венесуэлой. «Горячей весной» 1996 года оппозиция трижды выводила на улицы десятки тысяч человек. Максимум накала был на «Чернобыльский шлях», когда часть активистов перевернула милицейские автомобили. По несколько тысяч человек (19 октября — 15−20 тысяч) выходили протестовать осенью в недели до и после референдума, но больших последствий это не имело. К счастью, обошлось и без жертв.

Разные причины противостояния

Первоочередной причиной протестов в Венесуэле стал резкий спад в экономике, гиперинфляция и дефицит продуктов. Все это было вызвано спадом цен на нефть (основной экспортный товар Венесуэлы) и провалами социализма Чавеса — Мадуро. Лишь затем, в 2016 году, протест стал полноценно политическим, когда оппозиция получила большинство в парламенте.

Борьба президента и парламента в Беларуси изначально была связана с переделом полномочий. Конституционный суд отменял указы президента, парламент отказывался поддерживать его инициативы, Александру Лукашенко не хватало власти, он инициировал передачу себе новых полномочий.

Отчасти поэтому и протесты, сопровождавшие два кризиса власти, отличались: недовольные венесуэльцы борются не только с Мадуро, но и за лучший уровень жизни. Сугубо политические лозунги защиты демократии в 1996 году в Беларуси не смогли вывести на улицы достаточное для слома ситуации число людей.

«Заграница нам поможет»

Определяющую роль в разрешении белорусского конституционного кризиса сыграл «российский десант» — так назвали группу высокопоставленных чиновников из Москвы под руководством премьера Виктора Черномырдина. Их ночные переговоры 22 ноября привели к подписанию компромиссного соглашения между парламентом, президентом и Конституционным судом. Уже с утра оно было сорвано группой пропрезидентских депутатов в Верховном совете, что дало Александру Лукашенко повод объявить референдум обязательным.

Видео: AP Archive

На протяжении всего конфликта в Венесуэле соседние страны и не только предлагали свои посреднические услуги. В мае 2016 года в Каракас прилетели для этого бывшие главы Колумбии, Испании, Панамы и Доминиканской Республики, но безрезультатно. В октябре 2016 года посланник папы римского Пьетро Паролин помог достигнуть лишь временного перемирия: парламент приостановил процедуру импичмента взамен на освобождение пяти оппозиционеров.

Референдум как панацея

Конституционный кризис 1996 года в Беларуси завершился референдумом, после которого страна изменила государственный строй — с парламентско-президентской на то, что политологи называют «суперпрезидентской» республикой. Лукашенко стремился к этому референдуму, потому что чувствовал, что у него больше электорального и административного ресурса, чем у парламента.

В Венесуэле все с точностью до наоборот. Оппозиция и парламент делают ставку на максимальное вовлечение населения — протесты и референдум об отставке Мадуро, который они пытаются организовать. Но пока с ним не получается, провели другой, неофициальный, референдум о несогласии с решением президента созвать конституционную ассамблею. На него пришли более 7 млн (из 20 млн) избирателей, и 98% поддержали оппозицию, по ее данным. После затяжного экономического кризиса, по опросу социологов из Datanaliz, более 80% венесуэльцев не хотят видеть Мадуро на посту президента.