Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Власти Беларуси и Китая ведут переговоры о возможности возведения Национального футбольного стадиона (НФС) в Минске за счет китайской стороны. Стоимость нового стадиона и бассейна оценивается в 180 млн долларов. Сумма немаленькая для подарков. Но бесплатный сыр бывает только в мышеловке. За что Пекин готов удружить Минску?

Фото: scmp.com

Сначала напомним предысторию появления проекта НФС. Серьезный импульс он получил после того, как было решено на реконструированном стадионе «Динамо» делать ставку на легкую атлетику. 18 июля 2014 года Александр Лукашенко своим указом № 357 дал отмашку строительству Национального футбольного стадиона вместимостью 33-35 тысяч мест рядом со стадионом «Трактор». Стройку планировалось осуществить на условиях частно-государственного партнерства. Заказчиком проекта выступила компания «Динамо-Арена», созданная «Трайплом», Мингорисполкомом и Белорусской федерацией футбола. Однако неопределенность с финансированием (по экспертным оценкам, нужно было найти почти 100 млн евро) не позволяла проекту стартовать. В конце 2015 года появился вариант возвести объект за счет китайского кредита. Однако после продолжительных переговоров от этого варианта власти Минска отказались, потому что деньги получались дорогими. Было решено обойтись бюджетными силами после корректировки проекта. В итоге его отложили до лучших времен (до восстановления экономики и завершения реконструкции «Динамо»). И вот сейчас НФС обретает новый образ.

— Мы договорились с китайскими партнерами, что в ближайшее время нам будет оказана технико-экономическая помощь по строительству большого национального футбольного стадиона и бассейна по международным стандартам, — заявил министр экономики Владимир Зиновский. — Сегодня мы подписали соглашение путем обмена письмами о начале финансового обоснования этих проектов. По нашим предположениям, на эти проекты будет выделено 1,2 млрд юаней (или около 180 млн долларов). Мы благодарны китайской стороне.

Позже информацию о том, что «китайская сторона построит национальный стадион в дар нашей республике», подтвердили в Белорусской федерации футбола (БФФ). Глава БФФ Сергей Румас назвал это «дружеским жестом». Оказывается, договоренность об этом была достигнута в мае во время переговоров Александра Лукашенко и председателя КНР Си Цзиньпина, стороны подписали межправительственное соглашение о технико-экономической помощи.

Коррупция, попрошайничество и просто дружба

По словам министра Зиновского, сегодня Беларуси оказывается китайская технико-экономическая помощь на сумму более 2 млрд юаней (300 млн долларов). В частности, за эти ресурсы построены подстанция в индустриальном парке «Великий камень», введены в эксплуатацию более 10 социальных домов, студенческое общежитие в Минске, в Боровлянах строится больница.

«Когда ты входишь на новый рынок, то всегда должен платить за вход. Китай модернизировал цементные заводы, получил большой участок под Минском для реализации своего масштабного проекта „Шелковый путь“, готов автозавод „Джили“ с перспективой выхода на огромный российский рынок, заканчивается строительство заводов в Светлогорске и Добруше, обсуждается возможность участия в модернизации нефтеперерабатывающих заводов… Только вот эти проекты тянут на миллиарды долларов. Причем связанных кредитов. 150 млн долларов от этой суммы — это меньше 10%. Это нормальная плата за вход на рынок», — рассуждает один из собеседников, знакомый с реализацией инвестпроектов с участием китайского капитала.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

По мнению другого источника, у китайцев при реализации крупных проектов закладывается определенный процент на так называемые коррупционные расходы. «Здесь им, видимо, не пришлось тратиться на эти цели. Почему бы не вложить в новый стадион?» — отметил собеседник.

Источники напоминают о том, что не все проекты китайские партнеры реализуют безупречно. «Так было с цементными заводами, с ТЭЦ, сейчас на слуху история с кабельной продукцией в Светлогорске. Это своего рода компенсация ущерба», — отметил собеседник.

Еще один источник, знакомый с реализацией китайско-белорусских проектов, советует не искать связи «с кабелями или еще чем-то». По его мнению, все просто: белорусы в очередной раз «попрошайничают».

Впрочем, как бы там ни было, полного одобрения с китайской стороны еще нет.

— Сейчас еще проходят внутригосударственные процедуры согласования. Китайская сторона оценивает проект. Поэтому окончательного решения по стадиону нет, — отмечает информированный источник. — Некорректно ставить вопрос, за что это Китай так расщедрился. Во-первых, между руководителями двух стран сложились очень хорошие и близкие отношения, страны очень тесно и глубоко сотрудничают по многим вопросам. Во-вторых, Китай преуспел в строительстве стадионов не только у себя, но и во многих странах мира. Исходя из этого, думаю, и было принято стратегическое решение. Но, повторюсь, его надо утвердить.

«Стадионная дипломатия» в действии

КНР действительно построила много стадионов по всему миру. Арены возводились с 1956 года преимущественно в развивающихся странах Африки, Азии и Латинской Америки. По данным на 2009 год, на эти цели Китай потратил 38,54 млрд долларов. За прошедшее время были построены свыше 50 арен. Больше всего спортивных объектов было возведено в Африке.

Фото: news.bbcimg.co.uk

Аналитики окрестили данное явление как Stadium Diplomacy («стадионная дипломатия»). Эксперты рассматривают это явление как новую форму продвижения Китаем своих экономических интересов в других странах и получение большей выгоды в перспективе. Власти КНР преподносят такую политику как помощь развивающимся странам и свидетельство нерушимой дружбы на века. Помощь предоставляется в соответствии с принципами равенства и взаимной выгоды. Китай никогда не рассматривает данную помощь как односторонний дар, а считает ее взаимовыгодной, сообщает информационное бюро Госсовета КНР. А масштабные бетонные конструкции служат постоянным напоминанием об оказанной помощи восточным партнером и участии в развитии государства.

Впрочем, в ряде случаев Китайская Народная Республика преследовала свои прагматичные цели: где-то (как в африканских государствах) получала доступ к природным ископаемым, а с кем-то, например, договаривалась о непризнании Тайваня самостоятельным государством. Кстати, в октябре 2015 года Совет республики ратифицировал Договор о дружбе и сотрудничестве между Беларусью и Китаем. Одной из его статей предусмотрено, что белорусская сторона придерживается политики «единого Китая», признает, что правительство этой страны является единственным законным и представляющим весь Китай, а Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая.

Но, повторимся, только дружбой и схожей политикой все объяснять было бы опрометчиво. Взаимная торговля составляет около 3 млрд долларов, но с отрицательным сальдо для Беларуси. А уровень кредитно-инвестиционного сотрудничества в разы больше. В настоящее время Китай думает выделить около миллиарда долларов для завершения модернизации нефтеперерабатывающих заводов Беларуси. Еще столько же может пойти для развития пищевой промышленности.

0058648