Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Вчера Юрий Павловец, один из трех арестованных по делу «пророссийских публицистов» проиграл суд о защите чести и достоинства по иску к «Советской Белоруссии». Этот процесс оказался интересен еще и тем, что судья истребовал у следствия до сих пор закрытый документ — заключение комиссии по экстремизму при Мининформе, которое стало отправной точкой для уголовного дела. Через родственников Павловца оно попало к TUT.BY. Из документов становится понятно, чем руководствовались власти, начиная дело.

Фото со страницы Юрия Павловца в "Одноклассниках"
Фото со страницы Юрия Павловца в «Одноклассниках»

Напомним, Юрия Павловца, вместе с Дмитрием Алимкиным и Сергеем Шиптенко арестовали в декабре 2016 года по обвинению в разжигании национальной розни в их текстах под псевдонимами на российских ресурсах Regnum, Lenta.ru и EADaily. Следственный комитет назвал основанием для возбуждения дела заключение экспертной комиссии при Мининформе.

До сих пор родственники и адвокат Павловца не могли увидеть этот документ и обжаловать его — в СК и министерстве ссылались на тайну следствия. Но иск к «Советской Белоруссии» помог открыть итоги двух экспертиз, приобщенных к гражданскому делу.

Экспертиза 1. Возмущает россиян, провоцирует конфликты

Тексты Павловца на сайтах Lenta.ru и EADaily под псевдонимом «Павел Юринцев» для Мининформа анализировали эксперты-филологи Анна Кирдун и Алеся Андреева. Экспертиза датирована 2 декабря 2016 года, то есть — за 4 дня до задержания Павловца. Мы выделили жирным шрифтом самые интересные фрагменты.

В документе сказано, что автор в своих статьях стремится воздействовать на аудиторию: «Иными словами, публикации Павла Юринцева относятся к особому виду воздействующего дискурса, считающегося не столько областью убеждения, сколько областью внушения и манипуляций».

— Основные идеи, внушаемые в публикациях Павла Юринцева: русофобство является частью политической стратегии, реализуемой в белорусском государстве, в Республике Беларусь целенаправленно формируется образ агрессивной России; основой политики белорусских властей в отношениях с Россией является ложь и неприкрытое лицемерие, <… > белорусские власти преследуют граждан, выражающих позитивное отношение к политике российского государства.

Авторы экспертизы также считают, что Юринцев (Павловец) хотя и пользуется «рациональной аргументацией», но навязывает читателю негативную оценку.

— Автор не ограничивается «точечной», индивидуальной критикой конкретных представителей власти Республики Беларусь, а возводит действия властей в ранг спланированного нанесения вреда партнерским отношениям между Россией и Беларусью, т.е. имеет место обобщение до уровня социальной группы.

В документе также сказано, что в текстах Павловца «широко используются различные приемы речевого воздействия, манипуляции <… >, что несомненно способствует созданию в обществе атмосферы напряженности и нетерпимости».

— Статьи могут вызывать у населения Российской Федерации чувство возмущения, негодования по отношению к властям Республики Беларусь и проводимой ими внешней политике, у белорусских граждан — неприязнь к лицам, проводящим информационную политику в России по отношению к Беларуси, что способно спровоцировать конфликтные ситуации на политической почве.











Эксперты Мининформа считают, что автор возбуждал национальную рознь в своих текстах, так как в них есть обобщение «до уровня Беларуси как государства в целом и, следовательно, белорусов как национальной общности Республики Беларусь». Исходя из этого в текстах Павловца под псевдонимом Павел Юринцев устанавливаются признаки экстремизма.

Экспертиза 2. Обвиняет власть в национализме и белорусизации ради рейтинга

Тексты Павловца, которые он писал на сайте regnum.ru под псевдонимом «Николай Радов», для Мининформа анализировала Елена Иванова, директор Национальной книжной палаты Беларуси.

По ее заключению, Радов (Павловец) в своих четырех текстах обосновывает тезис о том, что «в Беларуси якобы целенаправленно формируются и внедряются в общественное сознание идеи государственного национализма и русофобии с целью дистанцирования от России и политической мобилизации населения Беларуси».

— При этом действия, непосредственно направленные против России, по мнению автора, совершают: «руководство страны», «местные власти», «прозападно настроенная интеллигенция», «оппозиция», «белорусские националисты», представители образовательной сферы.

В документе утверждается, что в своих текстах Радов (Павловец) считает «историческими мифами официальную версию белорусской истории».

— Белорусское руководство также обвиняется автором в использовании «белорусизации» как инструмента повышения политического рейтинга действующего главы государства в ходе предвыборной кампании 2015 года.

По заключению эксперта Ивановой, Радов (Павловец) заявляет четкую установку о «якобы недружественных либо враждебных намерениях и действиях белорусского руководства по отношению к России» и «пытается навязать читателю свое мнение о якобы иждивенчестве Беларуси по отношению к России».

Любопытно, что в тексте экспертизы, которую СК прислал по запросу судьи (по гражданскому делу Павловца против «Советской Белоруссии»), всего 5 листов. Хотя очевидно, что после четвертого листа текст обрывается, и сразу следует последний лист с выводом о том, что в статьях Павловца есть признаки экстремизма. В том, что одна или несколько страниц отсутствуют, вы можете убедиться сами. Родственники обвиняемого отмечают, что это все, что пришло в суд.









Тем временем. Жены пишут в прокуратуру

Проведение экспертиз по делу уже вызывало немало критики со стороны родственников обвиняемых. В частности, Любовь Павловец, супруга Юрия, жаловалась TUT.BY на затягивание дела и на то, что ее и адвоката никак не могут ознакомить с результатами психолого-лингвистической экспертизы, которую назначили в рамках уголовного дела еще в марте.

— Мне даже муж пишет в письмах, что не понимает, за что его арестовали, — говорила Любовь Павловец.

Жена Сергея Шиптенко, Ирина, в свою очередь сообщала TUT.BY, что одни и те же люди — вышеупомянутые Анна Кирдун и Алеся Андреева — делали обе экспертизы по делу ее мужа: как до следствия по запросу Мининформа, так и в рамках уголовного дела по запросу СК. На стадии следствия к ним лишь присоединилась третий эксперт — психолог Галина Гатальская.

Ходатайства родственников о привлечении сторонних экспертов следствие отклонило. «Смысл был назначать экспертизу, если эти же люди уже дали свою оценку? — удивлялась Ирина Шиптенко.

24 июля все три женщины — Любовь Павловец, Ирина Шиптенко и Инна Алимкина, жена третьего обвиняемого Дмитрия Алимкина — подали совместное ходатайство в прокуратуру. В документе они называют «вопиющим», что экспертизы до и во время следствия проводят одни и те же люди, и что одна из экспертов — Алеся Андреева — не входила в состав комиссии по экстремизму при Мининформе на момент участия в оценке текстов.

— Просим прекратить это безобразие, связанное с необоснованным, издевательским преследованием наших супругов! — пишут жены обвиняемых в своем ходатайстве.

Хронология дела «авторов Регнума»

Доцент БГУИР Юрий Павловец, брестский охранник Дмитрий Алимкин и главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко были задержаны в декабре 2016 года и с тех пор находятся под арестом. На них завели уголовное дело по ч. 3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенное группой лиц — от 5 до 12 лет лишения свободы).

Коллаж TUT.BY
Коллаж TUT.BY

В июне на Павловца и Шиптенко завели новое уголовное дело по статье о незаконной предпринимательской деятельности.

В марте в Москве по запросу белорусских следователей задержали шеф-редактора «Регнума», белорусского гражданина Юрия Баранчика. Но экстрадиции не случилось — московский суд освободил его из-под ареста. Сам Баранчик подал прошение о политическом убежище.

Отпустить публицистов призвала организация «Репортеры без границ». Ведущие белорусские правозащитники в студии TUT.BY рассказали, что пока не видели материалов дела, достаточных для того, чтобы назвать задержанных политзаключенными. Однако глава Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец заявил, что, несмотря на свое несогласие с позицией обвиняемых, он считает лишение свободы «явно непропорциональным».