/

Жена корреспондента агентства «Регнум» Сергея Шиптенко, арестованного в декабре 2016 года по делу «пророссийских публицистов», рассказала TUT.BY новые детали резонансного дела. По ее данным, Следственный комитет привлек к экспертизе текстов ее мужа тех же экспертов, которые до начала уголовного дела уже нашли там признаки разжигания национальной розни, когда изучали тексты осенью прошлого года для Министерства информации.

Сергей Шиптенко, фото: regnum.ru
Сергей Шиптенко, фото: regnum.ru

Сергея Шиптенко, Юрия Павловца и Дмитрия Алимкина арестовали в рамках уголовного дела по ч. 3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенное группой лиц, — от 5 до 12 лет лишения свободы). Основанием для возбуждения дела стало заключение экспертной комиссии по экстремизму при Мининформе.

По данным Ирины Шиптенко, эта комиссия увидела признаки разжигания национальной розни в трех статьях ее мужа. В них автор утверждает, что в Беларуси возник «союз власти и националистов», а сама страна идет по пути Украины.

— 9 декабря в нашей квартире выломали дверь, моего мужа арестовали с участием бойцов ОМОНа, поместили в СИЗО, и вот он там восьмой месяц находится.

На протяжении почти всего этого времени ни Ирине, ни ее мужу, ни его адвокату, несмотря на их просьбы, ни Мининформ, ни Следственный комитет не давали ознакомиться с заключением экспертизы, ссылаясь на то, что это материалы следствия.

— В положении об этой экспертной комиссии есть пункт о том, что мы можем обжаловать ее заключение. Нам такой возможности не дали.

В марте 2017 года ведущий это дело следователь Юрий Мацкевич назначил психолого-лингвистическую экспертизу уже в рамках уголовного производства.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Юрий Мацкевич. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— На прошлой неделе, когда следователь сообщил, что вторая экспертиза готова, он, наконец, ознакомил Сергея и адвоката с первым заключением Мининформа. И выясняется, что его писали те же самые эксперты, которым поручили потом вести экспертизу в рамках уголовного дела.

По словам Ирины Шиптенко, из писем мужа она узнала, что первое экспертное заключение делали два человека: начальник отдела речеведческих, криминалистических и экономических исследований Госкомитета судебных экспертиз Алла Кирдун и доцент БГУФК и преподаватель русского языка как иностранного Алеся Андреева. В экспертизе в уголовном деле к ним присоединилась психолог, доцент БГПУ имени М. Танка Галина Гатальская. Судя по открытой информации, все они имеют степени кандидатов наук: Кирдун и Андреева — филологических, Гатальская — педагогических.

Однако лишь два эксперта — Кирдун и Гатальская — входят в официально утвержденный состав комиссии при Мининформе.

— Смысл был назначать экспертизу, если эти же люди уже дали свою оценку? — удивляется жена Шиптенко. — Сергей с адвокатом писали ходатайство сначала следователю, затем в Генпрокуратуру с просьбой включить в состав экспертной комиссии известных именитых специалистов, профессоров в области филологии, истории, философии. Следователь отказал.

Генпрокуратура также не усмотрела оснований «не доверять назначенным следователем экспертам и включать в состав экспертной комиссии кого-либо дополнительно», отмечает Ирина Шиптенко.

Ранее на затягивание дела «пророссийских публицистов» жаловалась супруга и другого обвиняемого Юрия Павловца, Любовь. Она рассказывает, что по ее мужу до сих пор нет данных ни одной из экспертиз. Известно, что вторую из них — ту, что в рамках уголовного дела, — проводят те же эксперты, что и у Шиптенко. Жена Павловца с адвокатом также просили следователя привлечь сторонних экспертов и даже оплатить их работу, но получили отказ.

Фото с сайта eadaily.com
Любовь и Юрий Павловец. Фото с сайта eadaily.com

TUT.BY обратился в СК за комментарием, но в ведомстве сказали, что не могут добавить ничего нового к тому, что уже заявляли по этому делу раньше.

Хронология дела «авторов „Регнума“»

Доцент БГУИР Юрий Павловец, брестский охранник Дмитрий Алимкин и главред журнала «Новая экономика» Сергей Шиптенко были задержаны в декабре 2016 года и с тех пор находятся под арестом. На них завели уголовное дело по ч. 3 ст. 130 (Разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, совершенное группой лиц, — от 5 до 12 лет лишения свободы).

Основанием для преследования публицистов стали их тексты на ряде пророссийских ресурсов. По оценке комиссии по экстремизму при Мининформе, в публикациях Павловца, Алимкина и Шиптенко «ставится под сомнение суверенитет Беларуси, содержатся оскорбительные высказывания в адрес белорусского народа, его истории, языка, культуры».

В мае Мингорсуд отказал Юрию Павловцу в возбуждении дела о защите чести и достоинства по иску к Мининформу. В июне на Павловца и Шиптенко завели новое уголовное дело по статье о незаконной предпринимательской деятельности.

В марте в Москве по запросу белорусских следователей задержали шеф-редактора «Регнума», белорусского гражданина Юрия Баранчика. Но экстрадиции не случилось — московский суд освободил его из-под ареста. Сам Баранчик подал прошение о политическом убежище.

Отпустить публицистов призвала организация «Репортеры без границ». Ведущие белорусские правозащитники в студии TUT.BY рассказали, что пока не видели материалов дела, достаточных для того, чтобы назвать задержанных политзаключенными. Однако глава Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец заявил, что, несмотря на свое несогласие с позицией обвиняемых, он считает лишение свободы «явно непропорциональным».

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-50%
-30%
-14%
-10%
-10%
-30%
-10%
-22%