/

Особый статус многофункционального комплекса «Сокол» на проспекте Победителей был очевиден задолго до сдачи объекта в эксплуатацию. Заказчик объекта — инвестфонд Вооруженных сил Катара. После сдачи комплекса и открытия в его составе чуть больше года назад первого в стране пятизвездочного отеля Marriott казалось, что проект безоблачно завершен. Однако выяснилось, что серьезные финансовые претензии к инвестору остались у белорусских подрядчиков и поставщиков, сейчас обивающих пороги судов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Главный риск — вывод активов

Пятизвездочная гостиница, спортивная арена «трансформер», кинотеатры, сквош, теннисные корты, СПА и фитнес-клуб — и при этом жалобы на то, что многие участники проекта остались у разбитого корыта.

У компании «Магнус групп» неприятностей хватает и без катарского проекта. Компания находится в процессе банкротства, и про претензии к ней TUT.BY писал неоднократно. Но у «Магнуса» в свою очередь есть должники, и общая сумма долгов и обязательств грубо — около нуля, рассказывает один из экс-руководителей «Магнус групп». «То есть если бы с „Магнусом“ рассчитались все заказчики, то практически можно было бы расплатиться со всеми субподрядчиками и поставщиками», — поясняет он.

Генподрядчик и генпроектировщик проекта компания «Магнус групп» ушла в банкротство практически под фанфары, звучавшие при открытии объекта. Пороги инвестиционной компании «Сокол» («дочка» инвестфонда Вооруженных сил Катара в Беларуси) обивают подрядчики — как работавшие на субподряде у «Магнус групп», так и те, которые работали напрямую.

Основным должником «Магнуса» является «Сокол», на него приходится примерно 60% от общей суммы дебиторских требований «Магнуса», что может составить порядка 15 млн долларов, отмечает экс-руководитель. Задолженность представляет собой суммы гарантийных удержаний по генподрядному контракту и стоимость выполненных, но не оплаченных работ.

Участники рынка отмечают, что проблемы исполнения обязательств по договорам были у подрядчика и до того как компания «Магнус групп» ушла в процедуру банкротства, есть проблемы и у тех, кто работал на объекте после «Магнуса», ведь с уходом «Магнуса» работы в отеле Marriott не прекратились. Подрядчики стали работать с заказчиком напрямую, поскольку тот гарантировал полную оплату за выполняемые уже без «Магнуса» объемы.

Однако вот уже год как «Магнус» в банкротстве, а значит, не участвует в проекте, работы выполняются подрядчиками, но деньги как не платились, так и не платятся, но теперь уже самим заказчиком, рассказали TUT.BY представители двух компаний, считающие себя пострадавшими. При этом чтобы продолжать работы, большинство подрядчиков вложили свои собственные деньги, взяли кредиты, чтобы платить налоги, зарплаты, закупать материалы на объект. Представители нескольких работавших на объекте компаний рассказали TUT.BY, что также могут оказаться банкротами по той же причине, что и «Магнус» — неплатежи заказчика — ООО «Инвестиционная компания «Сокол».

Белорусские специалисты критикуют стратегию присутствия на белорусском рынке компании «Сокол». «Эта стратегия, на наш взгляд, однозначно рисуется в истории с „Магнусом“ и другими контрагентами и носит оттенок недобросовестности», — считает Дарья Жук, управляющий партнер юридической фирмы COBALT, председатель комитета кредиторов «Магнус групп». Всем хорошо известны примеры из истории белорусского бизнеса использования недобросовестными контрагентами различных механизмов для вывода активов и неоплаты долгов. Одним из таких способов является механизм реорганизации с выделением на баланс разных компаний активов и пассивов с тем, чтобы обязательства перед ненужными и неинтересными (а именно такими чаще всего оказываются белорусские фирмы, уточняет юрист) компаниями останутся на юрлице без соразмерных активов достаточной ликвидности. Ликвидная и работающая часть бизнеса будет обеспечивать продолжение деятельности и уйдет на другую компанию.

По словам Дарьи Жук, учитывая действующие нормы законодательства и многолетнюю судебную практику, кредиторы не имеют возможности оспорить такую реорганизацию, приводящую в итоге к неоплате, и единственным способом защиты своих законных прав и интересов являются предупредительные меры в виде судебного запрета на реорганизацию. Такой сценарий можно только предотвратить, поскольку бороться с его последствиями бесполезно, результата не будет, говорит юрист.

Кому должен — прощаю?

Похожую историю рассказывает и Владимир Ткаченко, адвокат одного из кредиторов, член комитета кредиторов «Магнус групп». В отличие от строительных работ, где могут быть скрытые дефекты, споры относительно объема и стоимости выполненных работ, примененных расценок и прочее, представляемая им компания работала по обычному договору поставки мебели и предметов интерьера для отеля Marriott. В заключенном договоре было предусмотрено условие о переходе права собственности на мебель после ее оплаты. Поставщик имеет хорошую репутацию, объект ответственный, заказчик — придирчивый, и крупных поставщиков мебели было буквально 2−3 компании. Поэтому поставщик производил мебель, доставлял ее на объект, под контролем заказчика монтировал и устанавливал, а затем ожидал ее оплаты. За часть мебели «Сокол» рассчитался, но за остальную часть, более 500 тысяч евро, не спешит платить, хотя знает об этой задолженности, сетует юрист.

Вся мебель ввозилась в Беларусь с применением льгот по уплате таможенных платежей, установленных президентом. Но когда поставщик обратился в белорусский суд с требованием возвратить неоплаченную мебель, «Сокол» занял позицию, что ему неизвестно, поставлялась неоплаченная мебель или нет, отмечает Ткаченко. «Но в таком случае возникает вопрос — а как применялись льготы по уплате таможенных платежей, если их условием было использование ввозимого товара на объекте?» — удивляется юрист.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
«Эта аргументация поражает тем, что в проектной документации достаточно детально описывалась мебель и предметы интерьера. Отель сдан в эксплуатацию больше года назад, используется „Соколом“, а ему до сих пор неизвестно, поставлена ли мебель, которой он пользуется?» — продолжает он.

Для поставщика вопрос осведомленности «Сокола» не вызывает сомнений. При поставке мебели и ее установке поставщик находился на объекте, где находились также представители «Сокола», постоянно (ежедневно и еженедельно) по объекту проводились совещания с участием представителей «Сокола» и властей города.

Доводы «Сокола» по этому вопросу поставщик считает попыткой уклониться от оплаты товара, которым компания ежедневно пользуется и из которого извлекает доход.

Строили, строили, достроили — долг

«Позиция „Сокола“ всегда была простая — объект знаковый, деньги есть, вы ни за что не беспокойтесь. В принципе, мы и не беспокоились — на стройке бывали и министр обороны Катара, и высшие должностные лица Беларуси», — вспоминают участники проекта.

Контракт с компанией был заключен с фиксированной стоимостью 200 млн долларов, рассчитанной по техпроекту. Но в процессе строительства на объекте потребовалось очень много дополнительных работ, необходимость в которых вызвана изменениями технических и строительных требований со стороны заказчика и адаптацией иностранного проекта к белорусским реалиям. «Проект непростой, визитная карточка Катара — все должно было быть самым лучшим, плюс много требовалось изменений проекта. В итоге большая часть вопросов по дополнительным работам — и по дизайну, и по технической стороне — так никогда и не были закрыты», — сетует бывший сотрудник «Магнуса».

Юристы отмечают, что, несмотря на фиксированную цену, в таком контракте прописана процедура рассмотрения и согласования оплаты дополнительных работ, не предусмотренных контрактом или превышающих оговоренные документом объемы. «Там были и первые, и вторые, — поясняет представитель компании. — И „Магнус“ неоднократно запускал эту процедуру согласования допработ, есть большая переписка, показывающая, что генподрядчик информировал заказчика об изменениях контрактной стоимости, но ответных шагов не было. Некоторые вопросы оставались без ответа по три года — мы то ждали какого-то визита в Минск, то еще чего-то. Дотянули до того, что на рынке сложилась не очень хорошая ситуация».

Еще хуже, чем в целом на рынке, сложилась ситуация в самой компании. «Да, „Магнус“ потянул на дно не только „Сокол“, но и финансовые трудности по другим проектам. Но в итоге, похоже, катарцы приняли решение не платить — раз компания находится в банкротстве. Тем более что работали на объекте мы до последнего и его фактически закончили», — рассказывает экс-сотрудник «Магнуса».

В итоге объект стоит примерно на 20 млн дороже, чем предусмотрено контрактом, — около 220 млн долларов. Эксперты отмечают, что это 10%-ное превышение не выходит за рамки общепринятой мировой практики объемов непредвиденных расходов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Что получили белорусы? Мастер-класс неплатежей!»

Представители подрядчика и поставщиков не слишком оптимистично настроены, ведь «Сокол» должен не только подрядным и сервисным компаниям, но в конечном итоге их сотрудникам, которых тысячи.

«Государство дало льготы, подрядчики оказали услуги, а получили мастер-класс неплатежей, — сетует один из подрядчиков. — Если это добросовестный инвестор, следовало бы ожидать, что он добровольно оплатит хотя бы бесспорные суммы задолженности, постарается предложить приемлемые условия погашения долга в целом».

Сейчас, по сведениям официального источника court.by, идут судебные тяжбы, где «Магнус» является истцом (кредитором), а «Сокол» — ответчиком (должником). Кроме того, «Магнус» обратился в суд с просьбой о применении соответствующих мер обеспечения и просил суд запретить «Соколу» принимать решения о реорганизации, а регистрирующему органу — регистрировать такую реорганизацию. Первоначально экономический суд Минска удовлетворил заявленное ходатайство, однако впоследствии изменил свою точку зрения по данному вопросу и сам же отменил принятые меры обеспечения.

Для объективной оценки ситуации надо взвесить все плюсы и минусы, предлагает один из представителей кредиторов. «Что получила Беларусь от иностранного инвестора? Инвестиции — да, но объект находится в собственности иностранного инвестора, а сами инвестиции в значительной мере были использованы на материалы, не произведенные в Беларуси. Разве на объекте плитка „Керамин“, мебель „Борисовдрев“, холодильники „Атлант“? В значительной мере примененные материалы — импорт, то есть инвестиции были вложены в иностранных производителей. Одновременно инвестор был освобожден от уплаты таможенных и иных платежей и участия в формировании бюджета не принимал. В „сухом остатке“ — оплата стоимости работ, выполненных белорусскими подрядчиками, и платежи, связанные с эксплуатацией объекта. Поэтому говоря о стоимости заключенных контрактов, нельзя говорить о них как об объеме инвестиций в страну», — отмечает юрист.

При этом, продолжает собеседник, катарские инвесторы, придя в Беларусь, получили и льготы, и земли в центре столицы и вокруг нее.

«Сокол» не может или не хочет платить, задаются вопросом кредиторы, возмущаясь, что иностранный инвестор ведет себя на территории Беларуси некорректно по отношению к белорусским компаниям, которые фактически его кредитуют.

Сработало излишнее доверие к репутации заказчика, повторяют, не сговариваясь, белорусские участники конфликта. Мол, знаковый инвестпроект, господдержка на всех уровнях — не верилось, что будут проблемы с расчетами. Проблемы есть, и простого решения не видно.

Получить комментарии у компании «Сокол» удалось, когда материал уже был готов к публикации. Приводим их ответ полностью.

— С самого начала сотрудничества и вплоть до завершения строительства комплекса ООО «Инвестиционная компания «Сокол» своевременно и в полном размере исполняло свои обязательства перед ООО «МАГНУС-групп». Всего в пользу «МАГНУС-групп» ИК «Сокол» выплатило более 170 млн долларов. Большая часть из этой суммы была выплачена в качестве авансов.

Поскольку «МАГНУС-групп» существенно нарушила сроки выполнения строительных работ (более чем на два года), ИК «Сокол» было признано конкурсным кредитором «МАГНУС-групп» на сумму более 38 миллионов белорусских рублей (около 18 миллионов долларов в эквиваленте) пени за просрочку выполнения строительных работ и ввода комплекса в эксплуатацию.

Следует подчеркнуть, что в последние годы строительства комплекса ИК «Сокол» продолжала оказывать «МАГНУС-групп» финансовую поддержку, взяв на себя практически все расчеты с субподрядчиками и поставщиками «МАГНУС-групп».

В итоге «МАГНУС-групп» до завершения строительства комплекса инициировала процедуру своей ликвидации, а впоследствии — банкротства, и ИК «Сокол» фактически самостоятельно завершила строительство комплекса, рассчитавшись с «МАГНУС-групп».

Обстоятельства банкротства «МАГНУС-групп» вызывают сомнения в эффективности управления денежными потоками в данной компании. Являясь генеральным подрядчиком в нескольких больших проектах в Минске с крупными авансами, получив кредиты в нескольких банках, «МАГНУС-групп» ушла в банкротство, имея более 500 кредиторов, среди которых — МНС РБ, несколько банков, а также работники «МАГНУС-групп» и многочисленные контрагенты организации. Это количество постоянно растет, поскольку в судах имеется целый ряд дел организаций, которые добиваются включения их в реестр кредиторов «МАГНУС-групп».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

-10%
-18%
-40%
-15%
-90%
-10%
-10%
0061173