Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


Должна ли Беларусь обособлять свою военную систему от российской, или это невозможно? Какие основные военные угрозы стоят сегодня перед нашей страной? Как изменилась военная политика Беларуси после украинских событий? Ответы на эти и другие вопросы искали военные эксперты и политологи на конференции Ostrogorski Forum 2017, которая прошла 19 июня в Минске.

Автор Belarus Security Blog Александр Гелогаев считает, что современная идеология белорусской армии базируется на советском наследии.

Александр Гелогаев, фото из соцсетей
Александр Гелогаев, фото из соцсетей

— Адмаўленне ідэяў беларускага нацыянальнага руха прыводзіць да таго, што вялікая частка моладзі вырастае ў атмасферы спажывальніцтва, не ўспрымае незалежнасць, службу ў беларускай арміі і нацыянальную культуру як значныя каштоўнасці.

Аналитик предлагает, не отказываясь от подвигов белорусов, которые служили в советской армии, сделать военно-патриотическое воспитание «многовекторным».

— Грунт вайскова-патрыятычнай адукацыі - тыя дзяржавы, якія былі дзяржавамі нашых продкаў: Полацкае княства, ВКЛ, Рэч Паспалітая і БНР. У адсутнасці незалежнасці нашыя продкі служылі не толькі ў савецкай ці расійскай арміі, але таксама ў французскай, брытанскай, аўстралійскай, амерыканскай і іншых. І гэта таксама патрабуе вывучэння. На жаль, сучаснае беларускае войска амаль не мае свайго індывідуальнага твару, беларуская мова ў ім амаль што не выкарыстоўваецца.

Отсутствие этой индивидуальности ведет в том числе к тому, что белорусскую армию многие на Западе считают частью российской, отметил Гелогаев.

— Нельга недаацэньваць уплыў такіх ацэнак на літоўскую і польскую знешнюю палітыку.

Руководитель учреждения «Актуальная концепция», политолог Александр Шпаковский раскритиковал идею нацстроительства в армии.

— «Нашим» объявляется только ВКЛ или Полоцкое княжество, а БССР — почему-то не наше, а БНР — наше. Это не совсем подходит для белорусского народа. Нашим было все — от Полоцкого княжества до современной Республики Беларусь. Только таким образом мы можем прийти к общественному консенсусу.

Александр Шпаковский, фото: TUT.BY

Самым большим риском в сфере безопасности для Беларуси Шпаковский считает возможность гражданского конфликта.

— Опасно перенесение украинского конфликта на нашу территорию, конфликта идентичностей, националистического проекта и советского. Нарушение статуса-кво в республике может быть спровоцировано внешними факторами.

Эксперт подчеркнул важность укрепления информационной безопасности. Он назвал созданные в Польше телеканал «Белсат» и «Радыё Рацыя», а также «Радыё Свабода», которое финансируют США, «законченной цепочкой средств массовой информации Запада».

— С недавних пор своими агентами информационного влияния в Беларуси обзавелась Российская Федерация. Пока это несколько невлиятельных ресурсов. Один из хабов на сегодняшний день — это МИА «Россия сегодня» и его агентство «Спутник». Я сотрудничаю с этим ресурсом, являюсь его колумнистом. На сегодня он отражает государственную политику Республики Беларусь, но не надо забывать, что этот ресурс иностранный.

Нагнетание информационного противоборства в условиях «политической инфантильности» белорусского общества несет в себе серьезные риски, уверен Шпаковский. Альтернативной национализму, считает он, должен стать интернационализм.

Кроме того, убежден политолог, Беларусь должна учитывать влияние России и свою роль в системе обороны восточной соседки.

— Конфронтация с Россией ни одну из постсоветских республик до добра не довела. Хороший случай — Финляндия, которая смогла выстроить свое позиционирование, проживая между двумя блоками и не поссорившись с Россией.

Позже Александр Гелогаев возразил, что для реализации его предложений не нужно выходить из военных союзов с Россией.

— У той жа самай Арменіі, якая ўваходзіць у ваенны альянс з Расеяй, лічаць героямі ў тым ліку і тых хто ваяваў супраць СССР у пачатку 20 стагодзя. І ніякіх пярэчанняў з Расеі гэта не выклікае. Трэба проста прагматычна падаць Расеі прычыны зменаў у беларускай ідэалогіі.

Старший аналитик BISS Денис Мельянцов считает, что официальный Минск адекватно реагирует на внешние угрозы после начала конфликта в Украине.

— Гэта і адаптацыя Канцэпцыі нацыянальнай бяспекі, вайсковай дактрыны. На працягу апошніх трох год праводзіліся інтэнсіўныя вайсковыя вучэнні, ажыў праект тэрытарыяльнай абароны. На вучэннях сумесна с памежнікамі мадэлююцца падзеі, якія адбываліся ў Крыме і Данбасе. То бок мы бачым адаптацыю і ў практычным сэнсе.

Денис Мельянцов, фото: TUT.BY

Мельянцов не считает, что от официального Минска стоит ожидать неких новых резких шагов.

— Ёсць задача, па-першае, захоўваць унутрыпалітычную стабільнасць, нармалізоўваць адносіны з Захадам і пры гэтым не выклікаць нервовыя рэакцыі з боку ўсходняга саюзніка, то бок — прайсці паміж кроплямі.

Эксперт отметил, что Россия начала задерживать поставки в Беларусь современных вооружений, включая системы ПВО, или отказывать — как в случае с истребителями.

— Расейскія ваенныя стратэгі чакаюць, пакуль беларускае войска дэградуе, каб замяніць яго і сваімі ўзброенымі сіламі, і сваёй тэхнікай.

Военный эксперт Александр Алесин отметил, что по высказываниям белорусского президента видно, что он считает, что ситуация с безопасностью страны ухудшилась после украинских событий.

— Он человек советский, его поразило то, что идея братства славянских народов, оказалось, не значит ничего, когда речь идет о геополитических интересах.

Александр Алесин, фото: TUT.BY

Во-вторых, отметил аналитик, Лукашенко увидел, что у Украины «не оказалось оружия и никто ей его не дал», а украинская армия оказалась неспособна противостоять внешней и внутренней угрозам.

— В связи с этим мы видим изменение политики Беларуси в области безопасности. В военную доктрину был введен элемент гибридной войны. Был взят курс на производство собственных образцов летального оружия. Это, прежде всего, знаменитый «Полонез», дальность которого сейчас может достигать 300 км, а в перспективе — 500, бронетанковая техника и стрелковое оружие.

Кроме того, в Беларуси укрепили силы специальных операций как «потенциальное оружие против гибридных операций».

— Главное препятствие, которое мешает реализации этих всех задач, — это наша бедность. Она не позволяет нам выделять на оборону больше 500 млн долларов. Российская система С-400 была продана в Турцию, один комплекс, по такой цене. Самая главная угроза уходит из нашей экономики и вытекающих отсюда социальных проблем. Если мы не сможем решить их, то защитить страну от гибридных и других военных угроз мы не сможем.

0058648