Поддержать TUT.BY
141 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Роман одного из самых известных белорусских писателей отправили на экспертизу
  2. «Затеял игру в президентство». В суде над Бабарико допросили свидетеля в наручниках и озвучили жалобы
  3. В Беларуси хотят разрешить создавать партии только постоянно проживающим в стране гражданам
  4. Полчаса процедуры, два дня страданий. Как я сделала прививку от коронавируса
  5. Глава Минска задумался об отказе от участков под паркинги у МКАД. И вот почему он прав
  6. «Папа сказал: «Будешь делить имущество — ты мне не дочь. Я крысу не растил». Интервью с Таис Рыбакиной
  7. Какие курсы доллара и евро установили обменники на выходные
  8. В Мингорисполком подана заявка на проведение «Чернобыльского шляха»
  9. Последняя официальная статистика по коронавирусу в Беларуси: за сутки умерло 10 человек
  10. «Больше 1000 долларов за две недели». Бухгалтер на пенсии открыла онлайн-школу и учит печь хлеб
  11. Умер муж королевы Великобритании принц Филипп. Ему было 99 лет
  12. История одного фото. Как машинист метро и его коллеги помогали пассажирам после взрыва 11 апреля 2011 года
  13. Налоговики создадут «супербазу» доходов населения. Какую информацию включат в нее
  14. «Не надо изобретать велосипед». Минский архитектор показал, как выглядит его загородный дом
  15. Топ-10 самых популярных подержанных авто в стране. Какие на них цены?
  16. Доски стали «золотыми»: пиломатериалы подорожали в два раза. Разбираемся, что происходит
  17. В Беларуси запретили продавать кофе «3 в 1» известных марок. Госстандарт считает, что он опасен
  18. Прокурор: Протесты в Беларуси начались и из-за блогеров из Бреста. Обвиняемых лишили слова в суде
  19. С осторожным оптимизмом. Как безвизовый Гродно, потерявший туристов и деньги, ждет новый сезон
  20. «Джинн злобно загоняется в бутылку». Большое интервью с многолетним журналистом президентского пула
  21. Закроем наши посольства там, где они не приносят отдачи? С кем мы успешно торгуем, а с кем — просто дружим
  22. Врач объясняет, откуда берется шум в ушах и как от него избавиться
  23. Минчанка продала квартиру — и передала банковским мошенникам более 200 тысяч рублей
  24. «У Лукашенко нет опоры в госаппарате». Латушко рассказал про новые санкции и транзит власти
  25. «Радость — лучшее лекарство». Витебский бизнесмен начал рисовать 3 года назад, когда заболел раком
  26. Глава Минздрава рассказал про отток кадров и как будут стимулировать возврат медиков в страну
  27. За прошлый год белорусов стало меньше на 60 тысяч
  28. В Беларуси не хватает более 2 тысяч врачей и столько же — медсестер. В Минтруда рассказали про дефицит специалистов
  29. «По фестивалю решили ударить». Директор «Славянского базара» о том, что вокруг него происходит
  30. МВД прокомментировало жалобы на условия в ИВС на Окрестина и в Жодино и показало видео из изолятора


/

Семья Анатолия Вошката, которой принадлежит 51% акций «Солигорского завода технологического оборудования» (СЗТО), готова передать свою долю государству. Об этом говорится в письме акционеров, адресованном Александру Лукашенко. Проблема в том, что предприятие, которое входило в четверку крупнейших поставщиков оборудования для «Беларуськалия», сейчас находится в предбанкротном состоянии, а стороны в случившемся обвиняют друг друга.

Фото: belarusinfo.by

СЗТО был создан в 1987 году, а в начале 1990-х приватизирован менеджментом и трудовым коллективом. В лучшие времена на заводе работало около 300 человек, а месячная выручка доходила до 1,5 млн долларов. Завод специализировался на изготовлении и ремонте оборудования для горно-химической отрасли. Основной «портфель заказов» для производства формировал «Беларуськалий». В частности, предприятие производило конвейерные комплексы СПКК-500, стоимость которых свыше 500 тыс. долларов. Всего за 10 лет «Беларуськалий» для собственных нужд приобрел свыше 20 таких машин. Самыми значимыми долями предприятия владеет семья многолетнего директора СЗТО Анатолия Вошката.

Однако осенью 2015 года у солигорского завода возникли проблемы при выполнении одного из контрактов для калийного комбината. СЗТО не смог должным образом исполнить ряд договоров с главным партнером. Были применены штрафные санкции. Как следствие, на расчетный счет не поступили средства, что повлекло проблемы с выплатой заработной платы, рост кредиторской задолженности, задолженности за электроэнергию, по платежам в бюджет и др. Сейчас предприятие не работает, находится в предбанкротном состоянии. Как следует из материалов Экономического суда Минской области, по состоянию на 1 марта 2017 года размер кредиторской задолженности СЗТО составлял 5,5 млн рублей, дебиторская задолженность — 105 тыс. рублей, размер активов — 3,3 млн рублей.

У бывшего руководства Солигорского завода технологического оборудования другое мнение. СЗТО стали исключать из участия в процедурах закупок «Беларуськалия» «по различным формальным, надуманным поводам», пишут в своем обращении владельцы контрольного пакета акций завода. По словам представителей калийного комбината, в рамках тендера было поставлено устаревшее, а не новое оборудование, как обещалось. «Рабочие двигатели [для конвейерных комплексов] мы собирали по всей России. Они были, условно говоря, не прошлого, а позапрошлого года выпуска. Их нельзя назвать старыми. Из-за войны в Украине двигатели было невозможно приобрести на заводе в Донецке. А польские модели были в 3 раза дороже», — сказал TUT.BY Дмитрий Вошкат.

Фото: belarusinfo.by

По словам основных акционеров, конфликтная ситуация сложилась вследствие «предвзятого отношения» гендиректора «Беларуськалия» Ивана Головатого к Анатолию Вошкату. «Недавно назначенный на должность гендиректора, он вcячески, под любыми предлогами давил на наше предприятие, ограничивая доступ к тендерам», — сказал Вошкат. «Данные утверждения не соответствуют действительности. Они поставили некачественное оборудование. Соответствующие судебные претензии были предъявлены. Если бы мы были предвзяты или необъективны, то судебные решения были бы не в нашу пользу», — заявил TUT.BY помощник гендиректора «Беларуськалия» Вадим Шумак.

В январе 2016 года Вошкаты разместили объявления в СМИ о продаже своих акций. Были найдены покупатели в России и Украине. «Но после встречи в „Беларуськалии“ они отказывались от покупки, потому что им говорили, что не дадут тут работать», — утверждает Дмитрий Вошкат.

2 марта 2016 года пост директора СЗТО покинул Анатолий Вошкат, а спустя полтора месяца — его сын Дмитрий, который был коммерческим директором, «в обмен на обещание пополнения оборотных средств компании от «Беларуськалия» на сумму 12 млрд неденоминированных рублей. «Однако деньги не поступили, заказов больше не было, а вся деятельность свелась к распродаже складских остатков. В обмен на это началась неприкрытая травля акционеров с требованиями отчуждения акций по цене не выше 1 доллара», говорится в письме. Последний год идет «давление на акционеров с требованием передачи акций некому стороннему субъекту».

7 марта 2017 года Вошкаты провели экстренное собрание акционеров, где был избран набсовет и назначен директор. Все это было сделано с попыткой привлечения заказов на предприятие из России и выхода из сложного экономического положения. Но уже 9 марта «Беларуськалий» направил в Экономический суд Минской области заявление о признании экономически несостоятельным СЗТО. В итоге суд ввел на предприятии защитный период до 15 июня.

В настоящее время антикризисный управляющий Денис Плетенев вместе с владельцем блокирующего пакета акций Валерием Делендиком пытаются выполнить обязательства перед «Беларуськалием», налоговой и Беларусбанком. «Если не удастся выполнить обязательства перед основными кредиторами, судьба предприятия печальна, как и учредителей», — сказал TUT.BY Плетенев.

У Дмитрия Вошката нет доверия к антикризисному управляющему, поскольку «он начал свою деятельность с требования передачи от каждого акционера по 1500 рублей, либо все будут субсидиарно отвечать по долгам завода». «Я просил обеспечить выплату зарплаты сторожам на защитный период», — утверждает Плетенев. «Нам он говорил, что деньги нужны для независимой оценки активов завода», — парирует Вошкат и считает, что Плетенев действует в интересах «третьих лиц». «По заявлению Вошкатов в отношении меня уже проведены три проверки, в том числе и в рамках заявления о преступлении. Все заявления голословны. Сейчас ДФР активно работает по делу Вошкатов. Документы изъяты», — заявил Плетенев.

В июле 2016 года на CЗТО побывал председатель Совета Республики Михаил Мясникович и заявил, что акционеры, которые привели предприятия к экономическому краху, должны нести правовую ответственность за такие действия. Вплоть до того, чтобы через суд забрать эти акции. «Если же акционеры виноваты в бедственном положении предприятия, необходимо передать материалы в правоохранительные органы. Нужно, чтобы они ответили по закону, почему это было допущено. Это будет уроком таким акционерам в масштабах всей страны», — сказал Мясникович (цитата по БЕЛТА). Он считает подобный подход приемлемым, так как акционировались предприятия из государственной собственности.

В своем обращении владельцы 51% акций просят Александра Лукашенко «не допустить уничтожения завода, беззакония и произвола в отношении его акционеров». Они готовы «передать свои акции Республике Беларусь, только бы предприятие не досталось рейдерам, стремящимся обогатиться за счет наличия административного ресурса и связей».

-28%
-50%
-20%
-50%
-99%
-15%
-10%
-30%
-30%
-15%