Коронавирус
Выборы-2020
Задержание «бойцов ЧВК» в Беларуси


/

Ольга Лойко, обозреватель TUT.BY, журналист, экономист. Сфера журналистских интересов широкая, микро- и макроэкономическая

«У белорусских коллег мы нашли то, чем лечат непосредственно сифилис, все венерические заболевания», — поделился глава Россельхознадзора Сергей Данкверт пикантными подробностями с российскими журналистами. Нашли, понятное дело, не у коллег, они в Россию пока без справок о ИППП ездят, а у коров. Да и с коровами не совсем ясно — нашли ли, что именно и в каком количестве. Вопрос в другом: почему дискуссия о важном и достаточно узком вопросе все чаще срывается на откровенные скабрезности и заигрывания со страхами и комплексами обывателя.

«У коров тоже хламидиоз, поэтому они просто синтетические [антибиотики] применяют», — сказал Данкверт. Пропустим мимо ушей «тоже» — раз уж господин Данкверт не уточнил, кто у нас вместе с отдельными белорусскими коровами захворал, и сосредоточимся на антибиотиках, насколько это возможно.

«Белорусским коллегам» Данкверта пришлось не только отбиваться от подначиваний (мол, что ж вы, серьезные мужики, женатые, и такое у вас нашли малоприличное), но и отвечать по сути претензий. Глава Минсельхозпрода Беларуси Леонид Заяц назвал решение об ограничениях «вызывающим недоумение». «Весь год производили молоко, перерабатывали, отправляли все в Россию. Не было ни одного факта, чтобы в нашей продукции обнаружили антибиотики. Поэтому меня последние заявления коллег, откровенно говоря, удивляют. Мы видим предвзятое отношение со стороны сотрудников определенных ведомств к продукции, поставляемой из Беларуси», - отмечает он.

Белорусский коллега Данкверта, глава Департамента ветнадзора Минсельхозпрода Беларуси, Александр Субботин, выпускник академии ветеринарной медицины, доктор биологических наук, в теме коровьих болячек разбирается явно лучше своего российского визави, выходца из инженеров-управленцев. «Животные болеют во всем мире и их надо лечить. Мы используем только те препараты, чьи остаточные вещества не могут оказать негативное влияние на человека. И, естественно, эти параметры — минимально допустимые концентрации антибиотиков в молоке — жестко контролируются», — говорит он. «Что касается антибиотиков и венерических заболеваний — все эти препараты широкого спектра, ими лечат многие заболевания, они имеют множество показаний», — растолковывает Субботин.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Российские антибиотиковые изыскания касаются сухого молока. Вопрос соответствия международным стандартам российской методологии выявления следов антибиотиков в такой продукции поднимать не спешат. Как и обсуждать, какие концентрации можно считать допустимыми. Может, российские специалисты столь суровы и принципиальны, что ради благополучия собственных граждан готовы преградить путь молоку от любой коровы, чихавшей в детстве? Тогда как же, к примеру, недавняя инициатива Минсельхоза РФ пустить на прилавки в России и других странах Таможенного союза продукты, сделанные из молока коров, больных лейкозом?

Лейкоз — это же куда неприятнее сифилиса! Ужас! Гугл выдает страшные статьи (второй ссылкой!) о том, что «ослабленный иммунитет детей, (в том числе) вследствие употребления молока коров, больных лейкозом, провоцирует развитие лейкемии». Люди! Данкверт! Спасайте! Впрочем, в этом случае российские специалисты ведут себя весьма сдержанно и адекватно: объясняют, что вирус (а лейкоз крупного рогатого скота — инфекционная болезнь) погибает уже при температуре 60 градусов, поэтому пастеризованное молоко от зараженной коровы для человека безопасно. «Вместе с тем нет однозначного мнения, можно ли использовать такое молоко в пищу», — аккуратно отмечают «Известия», описывающие инициативу.

Рядовой потребитель в тупике. Кефир в магазине опасен? Ребенку сырок купить, или теперь уже даже жвачка полезнее? Я не хочу выбирать между сифилисом и лейкозом! Почему вообще меня все пугают?!

На самом деле все просто. И вопрос этот не столько медицинский, сколько экономический. Примерно треть поголовья крупного рогатого скота в России заражена лейкозом. Жесткие нормы портят экономику хозяйствам. Агро-олигархи лоббируют послабления. И вполне вероятно, у них хватит ресурсов доказать полную безопасность такой продукции.

С белорусским сухим молоком вопрос другой. Но тоже экономический. Производство сухого молока и сливок в России снижается второй год подряд на фоне увеличения импорта. По данным отчета Аналитического центра MilkNews, импорт из Беларуси сухого обезжиренного молока вырос на 35% до 106,6 тыс. т (95% от общего объема импорта). В прошлом году, в августе, поставки достигли рекордного за пять лет уровня. Отсюда — рост беспокойства и давления на белорусских коллег.

Только играть на страхах обывателя — плохой путь, чреватый обменом запрещенными в приличном обществе ударами и окончательным сбиванием с толку потребителя несложными манипуляциями и громкими заявлениями. Кстати про молоко лейкозных коров. К примеру, в США ограничений по переработке такого молока нет, решение об использовании принимает переработчик. Это было в Гугле по третьей ссылке. А так нам есть чем ответить «российским коллегам». Вопрос — стоит ли.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

-20%
-20%
-23%
-5%
-33%
-50%
-20%
-10%