1. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  2. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  5. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  6. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  7. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  8. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  9. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  10. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  11. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  12. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  13. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  14. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  15. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  16. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  17. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  18. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  19. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  20. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  21. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  22. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  23. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  24. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  25. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  26. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  27. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  28. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  29. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  30. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?


/

Белорусский легпром не критикует только ленивый. Однако достаточно и успешных примеров. Взять хотя бы швейную промышленность, где столицей является Брест. В свое время законодателями моды были госфабрики «Надзея» и «Элма». Сейчас это частные бренды: Nelva, Мozart, Burvin, Alena Goretskayа, Papilio. Рассмотреть формулу успеха мы решили на примере старожила — компании «Нелва». Хотя она в следующем году будет праздновать 20-летний юбилей, для руководства большая беседа с прессой стала первым опытом.

60% коллекции «Нелвы» составляет деловой гардероб «с разной степенью консервативности». На Belarus Fashion Week — 2017 компания смешала классику и эпатаж

«Нелва» зарождалась в конце 1990-х в Бресте с небольшого швейного производства, которое организовала семья Горошевич. За 2016 год выручка группы компаний «Нелва» составила 13,5 млн рублей, а административные и производственные мощности компании размещены на двух площадках. Основное швейное производство находится в известной промзоне Катин Бор (общая площадь 3,5 тыс. кв. м). Более 5 лет назад на аукционе было приобретено трехэтажное здание облремстроя, проведена его модернизация. В 2015 году к нему пристроили одноэтажное производственно-складское помещение.

Вторая площадка расположена в одном из корпусов завода «Цветотрон». Его тоже отреставрировали и сделали офисы и производство (1,5 тыс. кв. м).

По словам экспертов, сказывается дефицит качественных площадей в свободной экономической зоне «Брест», резидентом которой является «Нелва». Однако компания дорожит своим местом в СЭЗе. «Резиденты пользуются определенными преференциями. С этого года их стало меньше, но и те, что есть, для нас важны. Например, таможня осуществляет контроль на самом предприятии. Для нас это очень удобно, грузы долго не находятся на границе», — поясняет в интервью TUT.BY первый заместитель гендиректора «Нелвы» Ирина Рахманова.

Собственники фабрики не жалеют средств на покупку современного оборудования. За последнее время были приобретены 5 вязальных машин стоимостью 80 тысяч евро каждая

Сейчас имеющиеся производственные мощности полностью загружены. Но у компании есть возможность организовать еще несколько швейных потоков.

В планах «Нелвы» было строительство единого нового комплекса, поскольку сейчас площадки находятся в двух разных концах города, и это создает определенные неудобства. Однако валютные кризисы в стране отложили реализацию этой задумки.

Подготовку новой коллекции одежды на «Нелве» начинают за год до ее реализации. Дизайнеры посещают крупные выставки и семинары трендовых агентств, вдохновляются стилем таких брендов, как MaхMara, Escada, Laurel. Пробные варианты одежды зарождаются в экспериментальной лаборатории. Тщательно отрабатывается конструкция каждого изделия и посадка на фигуре в разных размерных группах. Затем получившиеся образцы анализируют маркетологи. И только после подтверждения заказов модели одежды отдаются в массовое производство. Всего в год выпускается около 400 моделей и 600 цветомоделей

«Мы не хотим, чтобы наша продукция продавалась лишь бы как»

Изначально «Нелва» ориентировалась на оптовые продажи. Сейчас соотношение между оптом и розницей примерно 50% на 50%. Кризисные явления в экономиках России и Беларуси в 2014-2015 годах вынудили компанию сделать упор на развитие собственной торговой сети. Сегодня она насчитывает 14 магазинов: шесть из них расположены в Минске, четыре — в областных центрах, и один — в Мозыре. Три магазина находятся в Москве. Сейчас ведутся переговоры об открытии еще одной точки. Кроме того, у компании более 130 как мультибрендовых, так и монобрендовых магазинов-партнеров в России и Украине. Но лишь один магазин находится в собственности «Нелвы». Остальные — в аренде.

Помимо женской одежды в магазинах представлены сопутствующие аксессуары: обувь, сумки, ремни, шарфы, перчатки, чулочно-носочные изделия. Их заказывают у белорусских производителей. Однако в общем объеме продаж аксессуары занимают около 2%

— В последний кризис удалось выжить за счет ставки на собственную розницу, — рассказывает Ирина Рахманова. — Мы сами контактировали с конечными потребителями, практически не повышали цены, несмотря на курсовые скачки. Когда у тебя есть свои магазины, то ты с помощью ряда инструментов можешь контролировать и влиять на продажи. Оптовые партнеры могут в любой момент отказаться от сотрудничества или резко снизить объемы закупок, сославшись, например, на кризис в экономике.

На экспорт отгружается 50% продукции. Основным рынком является Россия. На Украину, Казахстан и Азербайджан приходится лишь 5% от всего экспорта. В ближайшие год-два «Нелва» хочет выйти на европейский рынок. Самыми понятными и доступными видятся рынки Польши, Чехии, Литвы, Латвии и Эстонии. «Глядя на европейский рынок, нам кажется, что можем быть там конкурентоспособными, мы явно не будем выглядеть дорогими. Потому что изделия нашего уровня там стоят значительно дороже», — считает Рахманова.

Но данная стратегия будет реализовываться не в ущерб российскому рынку, который «еще недостаточно охвачен». «Мы ищем себе сильных партнеров, с разветвленной сетью магазинов, которые умели бы продавать нашу одежду достойно и красиво. Не хотим, чтобы наша продукция продавалась лишь бы как», — пояснил топ-менеджер. Несколько лет назад «Нелва» отказалась от работы с индивидуальными предпринимателями в Беларуси в связи с созданием своей розничной сети.

«Ждем, когда в Беларуси начнут производить хорошие ткани»

Экспорт — важная тема для брестских швейников. Он помогает зарабатывать валюту и рассчитываться за сырье. Дело в том, что львиную долю тканей и фурнитуры «Нелва» покупает в Европе: французские и итальянские жаккарды; итальянский принтованный шелк; французское и турецкое кружево; болгарское и итальянское вязаное полотно и пряжа; немецкая отделочная фурнитура и утеплители, стразы Swarowski.

Пока никто в Беларуси не может удовлетворить требования «Нелвы» по сырью. «Недавно посещали „Камволь“ и нам продекларировали, что скоро будут производить хорошие ткани. Надеемся, что так и будет. Потому что это упростит нам задачу», — отмечает Рахманова.

«Нелва» оказывает сторонним организациям услуги по вышивке и печати (на фото — шарфы для «Динамо» (Брест). А вот для пошива изделий свободных мощностей нет, сказала Рахманова

Чтобы рассчитаться с поставщиками сырья, а также закончить начатые инвестиционные проекты компания вынуждена была брать валютные кредиты. На предприятие давит «ощутимая кредитная нагрузка». Чтобы немного снизить давление, в апреле «Нелва» выпустила облигации для физических и юридических лиц на общую сумму 1,25 млн долларов. На данный момент размещается выпуск бездокументарных процентных облигаций «Нелвы» в долларах под 7% годовых с 12-месячной офертой. Выпуск под 8% годовых был продан за считанные недели. По словам замдиректора «Нелвы», ресурсы необходимы для рефинансирования кредитов.

— Ставки по депозитам очень сильно упали. А по кредитам нет существенного снижения. Мы решили воспользоваться новым инструментом, который может быть интересен потенциальным инвесторам как альтернатива депозитам, — сказала Рахманова.

«Я не скажу, что у нас какие-то заоблачные цены»

Дамы, которых опросил корреспондент TUT.BY накануне командировки в Брест, сошлись во мнении, что «Нелва» — «это качественно, но дорого». Ирина Рахманова признает, что такой «стереотип существует». Но «слухи о дороговизне нашей продукции порой значительно преувеличены».

Для начала замдиректора рассказывает об объективных факторах, которые влияют на ценообразование. В цене большая сырьевая составляющая — около 45%. Плюс расходы на зарплату («квалифицированные специалисты стоят недешево»). Поэтому себестоимость продукции достаточно высока. По словам Рахмановой, маржа — «как у всех на рынке — такая, какая необходима для того, чтобы покрыть издержки».

Топ-менеджер «Нелвы» приводит ценовую раскладку:

— Платья стоят от 200 до 350 рублей. Костюм стоит около 500 рублей. 300 рублей — жакет и 170−180 рублей — брюки. Юбки и блузки — от 80 до 160 рублей. Пальто будут стоить 400−500 рублей. Я слежу за ценами в белорусских магазинах, и не скажу, что мы какие-то супердорогие. Я не говорю, что у нас демократичные цены, мы не масс-маркет, наш сегмент — «средний» и «средний плюс». Я уверена, что при ближайшем рассмотрении наша продукция стоит тех цен, которые мы заявляем. Вместе с тем стараемся сделать свою продукцию доступной для широкого круга покупателей, предоставляя рассрочку и проводя маркетинговые акции и распродажи.

80% гардероба Ирины Рахмановой — это «Нелва», хотя «есть возможность одеваться и в других местах, и собственник не заставляет носить только свою одежду»

Что касается первой части стереотипа, то Рахманова считает, что «качество — это наша обязанность, а не то достоинство, которое надо выпячивать». «Мы обязаны предоставить это качество людям, которые приходят в наши магазины, по умолчанию. Мы не единственные, кто шьет качественную одежду. Мы должны выделяться другим: стилем, дизайном, кроем, использованием дорогой фурнитуры. Не зря говорят, что стразы Сваровски блестят не так, как другие», — отмечает Рахманова.

«Мы не можем отпустить швей в отпуск летом»

На «Нелве» работают 285 человек. 90% из них — женщины. Май на «Нелве» — период межсезонья. На фабрике закончили шить сезон «весна-лето», одежда сейчас находится в магазинах. В компании ждут сырье на «осень-зима», с июня начнут производить продукцию. Пока же около 150 швей находятся в отпуске.

— Мы не можем отпустить швей в отпуск летом, потому что к концу июля должны отгрузить осеннюю коллекцию. Поэтому даем отпуск в мае, — поясняет Ирина Рахманова. — Еще делаем каникулы на новогодние и рождественские праздники. Считаю, что в производственном процессе практически достигли совершенства с точки зрения графиков, тайминга и так далее. Для нас очень важно вовремя отгрузить продукцию и продать. Потому что если летняя коллекция появляется только в мае, то это очень плохо.

Местные жители говорят, на ряде швейных предприятий города часть зарплаты выплачивается в конвертах. «Нелва» в этом плане выгодно отличается белой зарплатой. Сейчас средняя зарплата на предприятии вернулась на докризисный уровень — 880 рублей.

— Для Бреста — это выше среднего. Но президентом поставлена задача выйти к концу года на уровень в 500 долларов. Будем стремиться ее выполнить путем увеличения сбыта продукции, — говорит первый замдиректора «Нелвы».

В кризисные времена «Нелва» пошла по пути сокращения зарплат, а не сокращения персонала.

— У нас было снижение зарплат на 20% с целью снижения расходов. Но хотели сохранить коллектив. Мы очень дорожим своими высококвалифицированными кадрами. Это не только швеи, но и художники-модельеры, конструкторы, специалисты других отделов. Большинство с пониманием отнеслось к такой ситуации. Ушли лишь единицы.

Социальный пакет на «Нелве» — «как у всех». «На 8 Марта и на Новый год у персонала есть возможность приобрести три изделия со значительной скидкой. Это не навязывается собственником, а способ поощрения к праздникам. Тем более есть такие пожелания от самих сотрудниц», — отмечает Рахманова.

«Видим возможности для роста на 15−20%»

Как следует из проспекта эмиссии облигаций «Нелвы», в течение ближайших трех лет компания намерена увеличивать объемы производства на 1,8% ежегодно, иметь минимальную прибыль.

— Это пессимистический прогноз нашей бухгалтерии, — улыбается Ирина Рахманова. — У продажников, за которых я отвечаю, более оптимистические ожидания. Мы видим, что и в Беларуси, и в России рынки восстанавливаются. Настроений в духе «лишь бы выжить», как это было 2 года назад, уже нет. Наоборот, видим возможности для роста. Думаю, вполне реально вырасти на 15−20%.

«Нелва» работает по системе предварительных заказов, не шьет одежду на склад. На осенне-зимнюю коллекцию, которая поступит в продажу в августе, заказы принимались в феврале. «Исходя из того, что заказов у нас достаточно много, то делаю вывод, что рынок вполне платежеспособен. Заказы оформляются, вносится определенный процент предоплаты», — пояснила Рахманова.

Что касается расширения ассортиментного ряда, то шить одежду для детей, подростков или мужчин на «Нелве» пока не планируют.

Основной акционер Нелвы Иван Горошевич (в центре)
Основной владелец «Нелвы» Иван Горошевич (в центре)

— Подростки — это масс-маркет, свободный стиль и так далее. Это не наша ниша. Хотя к нам приходит и молодая аудитория, и находит для себя одежду по вкусу, — говорит Рахманова. — Детскую одежду производили несколько лет назад. Но из-за особых требований по гигиене и сертификации взяли паузу. Недавно пришли к выводу, что можем осилить сегмент школьной формы. Что касается пошива мужской одежды, то анализировали и эту нишу. Но для ее реализации нужна по сути отдельная фабрика или отдельная линия, другие дизайнеры и специалисты… То есть нам нужно будет много инвестировать в это, и совсем непонятно, когда получим результат. Поэтому решили развивать производство в той нише, где нас уже хорошо знают.

Будущей осенью «Нелва» собирается составить конкуренцию «Элеме» в части верхней одежды. В новой коллекции будет сразу 20 моделей пальто и курток. «Это привлекательный сегмент рынка. Не хотим, чтобы наши женщины ходили за пальто в какое-то другое место. Мы осенью будем готовы сами предложить пальто на любой вкус», — итожит беседу Ирина Рахманова.

-25%
-50%
-35%
-20%
-10%
-25%
-20%
-10%
-10%
0072606