Владислав Голубев,

Проект «электронного правительства» вынашивается белорусскими властями почти 15 лет и кочует из одной программы информатизации в другую каждую пятилетку. В этом году проблематикой «электронного правительства» поручено заниматься директору ПВТ Всеволоду Янчевскому. На форуме по управлению интернетом IGF-2017 по этой теме была организована отдельная панельная дискуссия, на которой эксперты пытались выяснить причины долгой реализации проекта в Беларуси и обсудили, каким должно быть «электронное правительство».

Впервые о проекте «электронного правительства» заговорили в 2003 году, когда была утверждена государственная программа информатизации «Электронная Беларусь». Суть программы заключалась в компьютеризации госучреждений и переходе к оказанию справочных и регистрационных услуг населению в электронных системах. Более конкретно структура реализации «электронного правительства» была расписана только в 2011 году в программе ускоренного развития услуг в сфере информационно-коммуникационных технологий. Ее должны были выполнить до 2015 года, однако задача по исполнению проекта перешла в новую программу по развитию цифровой экономики и информационного общества в 2016-м.

Во всех государственных программах, где фигурировало «электронное правительство», одной из основных целей ставится достижение страной определенного места в рейтингах международных организаций вроде Международного союза электросвязи или ежегодного обзора ООН. Участники конференции утверждают, что цель — попасть в определенные рейтинги часто приводит к фальсификации данных в итоговых отчетах. А эксперт Фонда им. Льва Сапеги Андрей Завадский уверен, что, кроме содействия гражданам в реализации их законных прав и интересов, никаких других более значимых целей ни у какого государства быть не должно. Практик e-Governance/e-Democracy Юрий Мисников добавляет, что реализация проекта «электронного правительства» происходит посредством вялотекущей информатизации и высоких позиций в рейтингах Беларусь таким образом не добьется. Сейчас Беларусь располагается на 49-м месте в рейтинге ООН по уровню развития «электронного правительства». Однако в индексе онлайн-услуг Беларусь находится лишь на 79-м месте.

«Проект „электронного правительства“ имеет смысл только в том значении, если он действительно дает возможность гражданам общаться и строить отношения с государством, то есть получать публичные и цифровые услуги. Если же этого не происходит, то тогда можно сказать, что проект „электронного правительства“ не удался», — отмечает Мисников. Проблема проваленных проектов «электронного правительства» в том, что они просто информатизировали, а не решали проблемы граждан, уверены эксперты.

Система «электронного правительства» обеспечивает только инфраструктуру, а ключевая часть программы должна заключаться в государственной политике и концепции открытого государства, считает координатор молдавского Центра электронного управления Корнелия Амихалакиоае. По ее словам, для Молдовы «электронное правительство» — это высшая цель реформирования. Пока в стране проходят «электронные преобразования».

«Электронное правительство» — это то, к чему мы всегда будем стремиться. Инновации никогда не прекращаются. И мы как правительство не должны от них отставать, поскольку в этом случае мы не сможем отвечать запросам наших граждан", — считает Амихалакиоае. «Электронное правительство» не должно быть реформой в самой себе, продолжает эксперт, оно должно независимо внедряться во все государственные учреждения. Но без соответствующих институциональных реформ электронные преобразования будут неэффективным переводом старых проблем из офлайна в онлайн.

По мнению Амихалакиоае, какое-то определенное министерство не должно контролировать следование преобразованиям остальными структурами власти. Намного более эффективным она считает введение для чиновников тренингов или семинаров, объясняющих суть нововведений реформы. Также в госучреждениях должна быть введена оценка качества их услуг со стороны граждан: уровень удовлетворения запросов граждан, уровень ассимиляции, уровень транспарентности и так далее.

«Без этого нельзя понять, что необходимо населению. К примеру, у нас используются годовые и квартальные опросы, поэтому в зависимости от ответов мы стараемся корректировать нашу работу», — объясняет координатор Центра электронного управления. В Беларуси же не проводили даже опроса, какие функции «электронного правительства» необходимы гражданам.

Как рассказывает Амихалакиоае, с первого года реформы в Молдове перешли на систему «распределенного правительства», то есть граждане стали вести политические проекты вместе с государством. Пока что только Мингорисполком планирует предоставлять горожанам возможность принимать участие в реформировании города. И то лишь в рамках размещения минчанами своих предложений для рассмотрения властями на городском портале. «Чтобы понимать, с какой стороны находится определенный тренд, нужно либо прогнозировать, либо изучать потребности граждан», — разъяснил инициативу директор центра информационных технологий Мингорисполкома Олег Седельник.

Одной из проблем сложности реализации «электронного правительства» в Беларуси Мисников видит слабую теоретическую проработку проекта отечественным научным сообществом. Завадский же считает, что любая реформа обусловливается сочетающимися факторами как наличие политической воли, круга экспертов, класса специалистов и восприятия общества. Если чего-то не хватает, то нельзя говорить о каких-либо реформах. Однако, по мнению эксперта, у проекта «электронного правительства» есть более сильный барьер: «В недемократическом обществе внедрять демократический институт просто противопоказано, потому что это профанация демократических институтов». Государство должно уходить от администрирования и становиться менеджером, помогающим всем общественным элементам. Но у нас в обществе нет партнерства между государственными и негосударственными структурами. Только в условиях реального партнерства можно говорить об эффективном прорыве в создании электронного правительства", — резюмирует Завадский.

0062390