/

После перехода на евро в 2015 году обычные литовцы то и дело жалуются на то, что зарплаты растут куда медленнее, чем цены. Но, несмотря на этот бытовой пессимизм, у местного правительства после отказа от собственной валюты преобладают оптимистичные экономические оценки. «Теперь не мы платим большим странам ЕС, а они нам», — объясняет член правления Банка Литвы Мариус Юргилас. По его словам, позитив заметят все. Нужно только подождать.

Член правления Банка Литвы Мариус Юргилас. Фото: Tomas Vinickas, DELFI
Член правления Банка Литвы Мариус Юргилас. Фото: Tomas Vinickas, DELFI

— Мариус, не было ли у вас опасения, что после перехода на евро основные экономические силы ЕС в лице Германии или Франции просто воспользуются дешевой рабочей силой Литвы, а всю прибыль заберут себе?

— Могу сказать, что получилось все наоборот. Теперь не мы платим им, а они нам. Все дело в инвестициях, которые мы получили.

Главное преимущество от вхождения в Еврозону заключалось в том, что мы исключили риск девальвации национальной валюты. Это очень важно для развития финансового рынка и привлечения в страну иностранных инвестиций.

Мы долго готовились к переходу на евро. И еще в 2002 году четко увязали курс лита с единой валютой ЕС. Нам необходимо было накопить достаточно резервов, чтобы в определенный момент безболезненно изъять из обращения литы.

И когда у нас был мировой финансовый кризис, то мы почти не пострадали. Внешний долг Литвы занимал очень маленький процент в ВВП. И мы легко смогли их рефинансировать на международных рынках, потому что давно были привязаны к евро.

Хотя во многих странах правительству пришлось пойти на девальвацию, чтобы удержаться самим и не допустить полного обвала экономики. Этого надолго не хватает. И точно не создает хороший фон для привлечения инвестиций.

— Но обычные литовцы говорят, что уровень жизни изменился не сильно.

— Возможно, цены у нас и выросли. Но Европейский Центробанк очень серьезно следит за тем, чтобы зарплаты в странах ЕС росли с той же скоростью, что и цены.

Сразу, может быть, сложно это принять. Но в ЕС кредитные ресурсы коллегиально всеми странами направляются туда, где они смогут принести большую прибыль. Поэтому важно соблюдать баланс.

Экономический рост в таком случае происходит постепенно. Но и риски обвала экономики минимальны.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

— Для развития бизнесу нужны деньги. Но в Беларуси банки предлагают кредиты компаниям под слишком высокие проценты, которые съедают всю прибыль. Как Литва избежала такой проблемы?

— Сразу скажу, что в Литве нет проблемы с доступом к доступным кредитным ресурсам. Но на рынке Литвы также, как в других странах Балтии, доминируют банки со скандинавским капиталом — это всемирно известные корпорации из Швеции, Дании и Норвегии. И три банка занимают почти 80% рынка.

Нас как регулятора иногда беспокоит такая концентрация ресурсов в одних руках. Сюда пытались прийти и итальянцы, и поляки, и россияне. Но у них ничего не получилось. Почему так? Потому что они не смогли влиться в ту модель рыночных отношений, которая у нас устоялась. А мы не могли ее искусственно ломать. Чтобы все развивалось, правила игры должны быть понятными и неизменными для всех.

— Но разве низкая конкуренция, наоборот, не создает возможность для монополистов диктовать свои условия и продавать услуги по более высокой цене?

— Это мы стараемся предусмотреть, когда создаем законодательство. Я должен сказать, что наши банки довольно подвижные и каждый из них специализируется в конкретном направлении.

Продавать услуги по разумным ценам им опять же позволяет наше членство в ЕС. Ты создаешь продукт здесь, но твой рынок гораздо шире. Современные технологии позволяют стирать границы. Со следующего года литовские банки смогут оказывать услуги и резидентам ЕС из других стран.

Но здесь есть важный момент. В Литве им дешево работать. Это позволяет банкам получать больше прибыли в целом при более низких вложениях. Они инвестируют в новые технологии и пробуют новые бизнес-модели на площадке, где финансовые риски ниже, чем в других странах, здесь банки вкладывают в разработку продуктов для глобальных рынков.

Так, к слову, получается и с другими компаниями, которые сегодня инвестируют в Литву. Мы должны продавать свои компетенции. На этом можно хорошо заработать.

— Одна из проблем стран Еврозоны заключается в том, что обычному человеку сложно зарабатывать на сбережениях, потому что ставки по тем же депозитам иногда ниже уровня инфляции. В Литве та же проблема?

— Все относительно. Можно, конечно, сказать, что это люди ничего не зарабатывают на своих сбережениях. Но это не так. Просто нужно знать, куда вкладывать: искать альтернативу.

Сейчас мы видим, что из-за инфляции ваши вклады сгорают. Но есть современная замена — фонды доверительного управления, например. Это рискованнее, конечно. Но доходнее.

В Литве, например, очень многие вкладывают в недвижимость. Но это, как и размещение средств на депозитах, — показатель низкой финансовой грамотности.

У кого уровень образования выше, тот несет средства в инвестфонды тех, кто потом вкладывает в ту же недвижимость.

— Но здесь уже психология: возврат вкладов гарантирован, а инвестиции могут сгореть.

— Инвестиционные фонды — это форма кооперации. Ты можешь владеть компанией и часть средств отдавать в доверительное управление другим компаниям. Это не плохо, а дополнительно помогает диверсифицировать риски.

Литва — это часть Европейского союза, где многие вещи унифицированы. Это касается и рынка инвестиций. Юридические нормы нацелены на то, чтобы минимизировать возможные потери.

Например, если ты привлекаешь деньги наивных инвесторов в крайне рисковое дело, то не сможешь привлечь деньги, пока не покажешь серьезную подушку безопасности из банковского счета в евро. То же касается и тех, кто вкладывает средства.

Защита потенциального инвестора от банкротства очень важна. Но в то же время и каждая из сторон обязана чувствовать ответственность.

— И у Литвы получается заставить граждан рисковать своими деньгами?

— Сложности есть. Но, например, государство для стимулирования финансовой активности в том числе предлагает инвестировать в фонды через страховые компании.

Выглядит это так: ты страхуешь свою жизнь, а 15% от взносов государство возвращает тебе вместе с переплаченными налогами.

Недавно мы законодательно разрешили краудфандинговые компании. Теперь любая частная компания может собирать деньги от простых людей или другого бизнеса на свой стартап.

-30%
-10%
-50%
-90%
-15%
-20%
-18%
-40%
-20%
-10%