/ Владислав Голубев,

«Настоящие деньги в сфере искусственного интеллекта появятся только тогда, когда это пойдет в реальный сектор», — заявил инвестор и основатель приложения Fabby Юрий Мельничек в рамках делового форума «Под знаком непредсказуемости», организованном «Про бизнес». Во время дискуссии по поводу взаимодействия искусственного интеллекта и бизнеса эксперты обсудили возможные изменения на рынке труда и к чему стоит приспосабливаться уже сегодня.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

С самого начала обсуждения Юрий Мельничек решил развеять заблуждения о понятии искусственного интеллекта. «Когда говорят „искусственный интеллект“, обычно имеется в виду сильный искусственный интеллект, где машина учится мыслить. И пока, к сожалению, или счастью, мы очень далеки от этого. Сегодня искусственный интеллект — это по сути машинное обучение, у которого как такового интеллекта нет. И работу, которая требует именно интеллекта, пока даже близко непонятно, как автоматизировать», — успокоил Мельничек.

Но в том, что в последнее десятилетие произошла эволюция в сфере нейронных сетей, сомневаться не стоит. Настоящего прогресса отрасль добилась в анализе видео, работе с большими данными и появлении корреляции. «Самое интересное, что этот прорыв в области нейросетей, он открытый, его можно брать и использовать бесплатно. Для разработчиков это может стать своеобразными кубиками, которые можно добавлять в свои проекты», — предложил основатель Fabby.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Юрий Мельничек, фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Как заметил основатель инвестиционного фонда VP Capital Виктор Прокопеня, уже вложивший деньги в машинное обучение, «первый в мире триллионер появится в сфере искусственного интеллекта». Но спикеры считают, что наиболее важно приспособиться к тому, что машинный интеллект становится равноправным партнером. И пока человек будет настраивать себе уже другие функции, необходимо научиться делегировать искусственному интеллекту, научиться с ним взаимодействовать.

«К технологиям не нужно испытывать страх, лучше настраивать себя на оптимизм. Необходимо строить свои конкурентные преимущества на основе того, что сейчас предлагает ИТ. И те, кто медленно адаптируются, будут продолжать проигрывать, а те, кто быстро, будут больше состояния себе забирать», — объясняет эксперт.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
​Виктор Прокопеня, фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Однако, по мнению Прокопени, еще нельзя сказать, какие профессии поглотит искусственный интеллект, а какие оставит.

«Но в будущем что-то случится со средним классом. Будет все больше людей богатых, и будет все больше людей бедных, — уверен инвестор. — Многие гадают, как будет выглядеть мир, где будут работать только 10% населения. Но это происходит уже сейчас. К примеру, Трамп предлагает построить стенку на границе с Мексикой, чтобы мексиканцы не забирали работу у американцев. Думаю, мексиканцы скоро будут конкурировать с машинным обучением».

Модератор дискуссии решил узнать у старшего партнера юридической фирмы «Алейников и партнеры» Дениса Алейникова, как сейчас машинный интеллект и нейронные сети облегчают работу юристам. Алейников рассказал, что уже есть программа от американского банка J.P. Morgan, которая экономит порядка 380 тысяч часов «бумажной волокиты» при подготовке банковских договоров. Существует также программа, способная выявить проблемные моменты в документах при проведении юридического аудита в рамках сделок слияний и поглощений, и чатбот, оспаривающий парковочные штрафы. Но Алейников уверен, что работу на уровне мышления юридических специалистов и такие качества, как добросовестность, разумность и справедливость, искусственный интеллект никогда не сможет заменить.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
​Денис Алейников, фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Искусственный интеллект очень похож на расписание авиарейсов, по которому можно узнать, по каким направлениям есть возможность улететь. Но он не подскажет, куда именно вам надо лететь. Это отличие никогда не будет преодолено», — резюмировал эксперт. А Прокопеня подтвердил: «Юристы в Беларуси нужны еще любому бизнесу».

Впрочем, новые технологии скорее дают работу юристам, чем отбирают ее. Около двух месяцев назад Европарламент принял резолюцию по вопросам робототехники и искусственного интеллекта. И там был введен такой термин, как «электронное лицо» — новый субъект гражданских отношений, определяющий в особую категорию роботов, которые работают на основе нейронных сетей и способны к автономным действиям и самообучению. По версии Европарламента, они должны иметь гражданские права и частично нести ответственность за причиненный вред. Евросоюз предлагает, чтобы производители создавали гарантийный фонд, из которого будет выплачиваться ущерб, и страховали ответственность роботов. Параллельно с этим в России подготовлен проект «закона Гришина» — председателя Совета директоров Mail.ru Андрея Гришина, — который устанавливает особую единицу гражданского права «робот-агент» и предоставляет ему статус, схожий со статусом юридического лица.

«Закон Гришина» предлагает сделать робота участником гражданского оборота от своего имени, и предоставить ему возможность представлять коммерческие интересы владельца как ходячая интеллектуальная доверенность», — добавляет Алейников. Также предлагается предоставить роботу право быть истцом и ответчиком в суде. Однако юрист беспокоится, что из-за способности к самообучению роботов, действующих на основе нейронных сетей, проблематично будет понять, кому именно (пользователю, владельцу или производителю) следует нести ответственность за причиненный роботом ущерб. Европарламент даже предложил, чтобы робот сам нес ответственность, хотя бы частично.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

-10%
-20%
-10%
-30%
-10%
-20%
-50%
-10%
-10%
-15%
-15%