Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


Анастасия Бойко,

В суде Партизанского района Минска на 10 суток ареста осудили бывшего политзаключенного Николая Дедка. Его задержали на Дне Воли, милиция составила протоколы за участие в неразрешенном митинге и неповиновение милиции. Вот только суд начался лишь в среду — предыдущие дни минчанин провел в больнице. Настаивает, что его избили сотрудники ОМОНа.

Фото: Анастасия Бойко, TUT.BY
Снимок из архива. Фото: Анастасия Бойко, TUT.BY

Процесс вел судья Иван Невмержицкий. Ходатайство о ведении фото- и видеосъемки он не удовлетворил.

На лице задержанного Николая Дедка виден синяк под глазом. Кроме этого, медики диагностировали у молодого человека закрытую черепно-мозговую травму легкой степени «от 25.03.17», сотрясение мозга, ушибы лица и затылка. В хирургическое отделение БСМП он попал утром 26 марта и провел там три дня.

Милиция составила на Дедка протоколы по ст. 23.34 (Нарушение порядка проведения массовых мероприятий) и ст. 23.4 КоАП (Неповиновение требованию милиции). За последнее вины не признает.

С момента задержания прошло 72 часа, и парня должны были освободить. Но этого не произошло, а суд отклонил такое ходатайство со стороны адвоката.

По словам минчанина, его задержали примерно в 13.45 в районе улицы П. Бровки, но в протоколах указано время на два часа позже. Не отрицает, что выкрикивал лозунги, в том числе «Нет декрету № 3, Лукашенко уходи», — а через 300 метров его уже забрали в автозак.

— Омоновец, который сидел рядом, периодически бил кулаком по голове, — объяснил свои травмы Николай Дедок.

У сотрудников органов другая версия, они выступили свидетелями в суде.

— Около 15.30 по улице Козлова, 2 заметил его, подошел с коллегой, предупредил [о том, что акция не санкционирована] и попросил покинуть место. Не отреагировал, поэтому мы приняли решение его задержать. При задержании мужчина сопротивлялся, упирался ногами, поэтому к нему была применена физическая сила, — рассказал омоновец Сергей Пилейко. По его воспоминаниям, парень цеплялся за его форму, у надписи «ОМОН».

— В чем выражалось участие Дедка в акции? — уточнила адвокат задержанного.

— В выкрикивании лозунгов, — ответил свидетель.

— Каких?

— Не помню, их много было. (…)

— Предпринимали ли вы какие-то действия, чтобы установить очевидцев противоправных действий Дедка?

— Нет.

— Почему?

— Не было времени.

— В ваши обязанности это входит?

— Да.

— Так почему не нашли очевидцев?

— Не было времени.

— В отношении вас было применено административное взыскание?

— Нет. У нас не было времени.

Второй свидетель, омоновец Сергей Совенок, подтвердил, что Дедок выкрикивал лозунги (какие именно — не помнит). Говорит, задержанного везли в зеленом автобусе (а не в автозаке, как говорил коллега).

И, по словам обоих свидетелей, кроме Дедка и водителя, в салоне никого больше не было.

Хотя сам Николай Дедок в тот день попал на селфи из автозака с другими людьми — явно не сотрудниками органов. Говорит, всего там было около 20 человек.

Дедок на переднем плане. Фото взято со страницы: facebook.com/kudlasevich
Фото взято со страницы: facebook.com/kudlasevich

Выяснилось, что отец Николая Дедка уже обратился с заявлением об избиении сына в Следственный комитет. Проводится проверка.

Решение судьи Ивана Невмержицкого — 10 суток административного ареста.

При этом содержание под стражей решено исчислять не с 25 марта, а 29-го. Оказалось, именно так милиция датировала протокол о задержании Дедка (то есть через четыре дня после Дня Воли, по выходе из больницы).

Напомним, ранее Николай Дедок был осужден по «делу анархистов» вместе с Игорем Олиневичем и Александром Францкевичем. Их обвинили в организации шествия у здания Минобороны, нападении на казино «Шангри Ла» и изолятор на Окрестина, поджоге двери филиала Беларусбанка и нападении на российское посольство.

За злостное хулиганство в 2011 году Дедок был приговорен к 4,5 года лишения свободы в условиях усиленного режима. Белорусские правозащитники признали его политзаключенным. В тюрьме в отношении Дедка возбудили еще одно уголовное дело — за неповиновение требованиям администрации по ст. 411 Уголовного кодекса.

Анархист вышел на свободу в августе 2015 года по президентском указу о помиловании.

-20%
-33%
-50%
-10%
-10%
-10%
-55%
-10%
-33%
-20%
-23%