Анастасия Бойко,

Тюрьма в Беларуси — копия обычной жизни, но в концентрированной форме, считает бывший политзаключенный, анархист Николай Дедок. В воскресенье он представил свою книгу «Фарбы паралельнага свету» о четырех годах проведенных в заключении. После презентации он рассказал TUT.BY о самых неприятных воспоминаниях из того периода жизни.

Фото: Анастасия Бойко, TUT.BY
Фото: Анастасия Бойко, TUT.BY

— Калі заходзіш у турэмную камеру, то трапляеш у новыя для сябе абставіны. Адразу пачынаеш аналізаваць, думаць. Думкамі заўсёды хацелася дзяліцца, там звычайна няма з кім, таму і застаецца толькі адкладваць іх у галаве і потым спадзявацца, што можна будзе калі-небудзь перанесці іх на паперу, падзяліцца з людзьмі.

Свою книгу Дедок начал писать еще в тюрьме. Это восемь рассказов на белорусском языке и пять на русском.

— Кожны з гэтых аповедаў, — говорит анархист, а сегодня студент ЕГУ, — распавядае альбо пра нейкую турэмную інстытуцыю, альбо пра пэўную гісторыю, або гэта проста мая рэфлексія, якая не датычыцца турмы. Гэта мая спроба аналізаваць тое, як працуе карная сістэма, кніга пра турму знутры.

Дедок уверен, что писать такие книги нужно, потому что общество не знает, что происходит в исправительных учреждениях.

— У турме, як і ў жыцці: калі ёсць грошы — ты на кані, агрэсія пераважае над талерантнасцю, сіла — над розумам і гэтак далей. Падмануць там кагосьці лічыцца высакародным учынкам, гэтым хваляцца.

Бывший политзаключенный считает, что тюрьма в Беларуси — это копия обычной жизни, но в концентрированной форме.

— Той, хто прыбліжаны да ўлады, жыве добра, а той, хто не прыбліжаны, — дрэнна. Там усе тое ж самае, што і на волі.

Фото: Анастасия Бойко, TUT.BY
Фото: Анастасия Бойко, TUT.BY

Большинство сокамерников Дедка не знали, что такое анархизм, поэтому ему приходилось объяснять.

— Ставіліся да мяне добра, нават час ад часу распавядалі, хто ёсць хто, каму можна давяраць, каму нельга. Прыносілі інфармацыю нават тыя людзі, якія потым ішлі і такіх, як я, здавалі начальнікам.

Одной из самых жутких историй, которые есть в книге, Николай считает описание его ночи в штрафном изоляторе колонии № 9 в Горках.

 — Мяне пасадзілі ў вельмі халодную камеру ШІЗА (штрафны ізалятар), яна была углавая, а такiя заўседы самыя халодныя. За ноч там мне амаль не атрымалася паспаць. Бо акрамя іншага, у ШІЗА з людзей здымаюць усе цеплае адзенне, пакідаюць толькі лёгкую робу. У ШІЗА няма матрасу, коўдры і г. д. Спіш на голай падлозе. Ну і я зразумеў, што калі я там правяду яшчэ 9 сутак (а мне далі 10 сутак), то страчу здароў'е за гэтыя дні. Патрабаваў, каб мяне перавялі ў іншую камеру, але мяне ігнаравалі. Тады вырашыў ускрыць вены і жывот.

В тюрьме анархист встретился с Алексеем Гузом, бывшим курсантом академии МВД, которого посадили на 25 лет за похищение оператора ОРТ Дмитрия Завадского. По словам Николая, Гуз «звар'яцеў» за годы, проведенные в тюрьме.

Напомним, Николай Дедок был осужден по «делу анархистов» вместе с Игорем Олиневичем и Александром Францкевичем. Их обвинили в организации шествия у здания Минобороны, нападении на казино «Шангри Ла» и изолятор на Окрестина, поджоге двери филиала Беларусбанка и нападении на российское посольство. За злостное хулиганство в 2011 году Дедок приговорен к 4,5 года лишения свободы в условиях усиленного режима.

Белорусские правозащитники признали Николая Дедка политзаключенным. В тюрьме в отношении его возбудили еще одно уголовное дело — за неповиновение требованиям администрации (статья 411 УК, предусматривает 1 год лишения свободы).

Анархист вышел на свободу в августе 2015 году по президентском указу о помиловании.

{banner_819}{banner_825}
-11%
-14%
-45%
-40%
-20%
-27%
-10%
-22%
-15%
0062390