1. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  2. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  3. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  4. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  5. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  6. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  7. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  8. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  9. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  10. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  11. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  12. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  13. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  14. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  15. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  16. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  17. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  18. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  19. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  20. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  21. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  22. Собрали протестные флаги районов Минска в одну карту. Полюбуйтесь на этот креатив
  23. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  24. За сутки в стране всего 847 случаев COVID-19 — в два раза меньше, чем в воскресенье
  25. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  26. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  27. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  28. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  29. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходит 26 января
  30. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему


В Беларуси в 2016 году сохранялись «суровые ограничения прав на свободу выражения мнений, объединений и мирных собраний», пишет правозащитная организация Amnesty International в своем ежегодном докладе. Минск также критикуют за отказ от сотрудничеств со спецдокладчиком Совета по правам человека ООН и не менее чем четыре казни в 2016 году.

— В сентябре на фоне жестких ограничений на работу независимых СМИ и политическую оппозиционную деятельность состоялось избрание нового парламента. В парламент прошли лишь два депутата, считающиеся представителями политической оппозиции.

В докладе AI отмечается, что в октябре Беларусь приняла первый в своей истории национальный план действий по правам человека.

— В нем описывались правовые реформы, ни одна из которых не затрагивала смертную казнь. Вместе с тем документ предусматривает «проработку вопроса» о возможности присоединения к Европейской конвенции по правам человека и о создании национального института по правам человека.

Белорусский закон о СМИ в докладе критикуют за то, что он «жестко ограничивал свободу выражения мнений и фактически устанавливал государственный контроль над всеми СМИ».

— Местным журналистам, работавшим на иностранные СМИ, требовалось получать официальную аккредитацию. Получение аккредитации обычно занимало много времени либо вообще заканчивалось произвольным отказом.

AI напоминает про дело блогера Эдуарда Пальчиса, которого суд признал виновным в «разжигании расовой, национальной, религиозной […] розни» и «изготовлении и распространении порнографических материалов».

— Суд назначил ему наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, учтя его пребывания под стражей с января, и его освободили в зале суда. Слушания по его делу проходили в закрытом режиме, и публику допустили в зал лишь на оглашение приговора.

По данным Международной амнистии, белорусское законодательство позволяет властям «осуществлять обширную слежку, практически никак это не обосновывая».

— Система оперативно-разыскных мероприятий, обеспечивающая законный перехват всех электронных коммуникаций, давала властям прямой доступ к телефонным и интернет-коммуникациям и связанным с ними данным.

Возможная слежка, считают в AI, мешала правозащитникам, журналистам, гражданским и политическим активистам пользоваться своими правами человека.

Некоммерческие организации и партии по-прежнему сталкивались с «неправомерными ограничениями, включая обязательную регистрацию», — отмечается в докладе.

— Они часто получали произвольные отказы в регистрации за мизерные нарушения в поданных документах или вообще без объяснения причин. Согласно статье 193.1 Уголовного кодекса, учреждение незарегистрированной организации и участие в ее деятельности считалось преступлением, предусматривающим наказание вплоть до двух лет лишения свободы.

Правозащитники напоминают, что в отношении бывших политзаключенных продолжают действовать ограничения, связанные с их судимостью.

В докладе также критикуется разрешительный характер массовых мероприятий в Беларуси и декрет о тунеядцах, который правозащитники считают проявлением принуждения к труду.

-40%
-30%
-20%
-10%
-10%
-20%
-25%
-20%
0071710