1. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  2. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  3. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  4. Эндокринолог — о том, почему сахарным диабетом болеет все больше людей
  5. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  6. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  7. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  8. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  9. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  10. Что происходило в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  11. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  12. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  13. Год назад стартовала, возможно, главная избирательная кампания независимой Беларуси. Как это было
  14. В Индии люди, переболевшие COVID-19, начали заражаться редким «черным грибком»
  15. Арина Соболенко поднялась на рекордное четвертое место в рейтинге WTA
  16. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  17. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  18. Декрет «о коллективном президенте». Объясняем, о чем он — коротко
  19. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  20. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  21. Лаевский: Максиму Знаку предъявили окончательное обвинение. Его дело скоро передадут в суд
  22. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  23. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  24. Сколько стоит новый кроссовер в Беларуси и у ближайших соседей. Сравнили цены — и вот результат
  25. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  26. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  27. «Общество заточено на «откаты». Откровенный разговор с архитектором о строительстве частных домов
  28. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  29. День Победы в Минске завершили концертом и фейерверком. Посмотрели, как это было
  30. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»


Главный редактор одной из самых критичных к власти газет «Народная воля» Иосиф Середич вышел после разговора с Лукашенко с убеждением, что президент поменялся. «Я пераканаўся: як Прэзідэнт ён сёння не той, якім быў пятнаццаць-дваццаць гадоў таму. Нават, магчыма, не той, якім быў летась-пазалетась», — написал Середич. TUT.BY задал вопрос другим белорусским журналистам, которые работали в середине 90-х: изменился ли президент и если да, то как?

Коллаж: TUT.BY
Коллаж: TUT.BY

Александр Класковский в первые годы власти Лукашенко работал заместителем Середича, тогда — главного редактора «Народной газеты», а сегодня руководит аналитическими проектами агентства «БелаПАН». Его восприятие президента не слишком изменилось за эти годы.

Фото: TUT.BY

— До его прихода к власти я написал книгу о Станиславе Шушкевиче, там я посвятил несколько абзацев Лукашенко, тогда депутату Верховного совета, и подчеркнул, что многие его недооценивают в плане жажды власти и популизма, и что он может стать серьезной фигурой на президентских выборах.

Класковский считает, что Лукашенко остался властолюбивым человеком и это его главная черта.

— Меняются обстоятельства. Двадцать лет назад ему было важно подмять под себя все ветви власти, тогда ему казалось, что он решит все остальные проблемы таким образом. Этого он достиг, но экономика и Россия оказались слишком серьезными вызовами. Сегодня он понял, что как минимум стоит слушать экспертов, финансистов. Как человек гибкий он понимает, что, когда все закатано в асфальт, это создает угрозы для его личной власти.

Несмотря на то что президент — консерватор, он готов до определенной степени перестраиваться, чтобы сохранять свою систему власти, считает Класковский.

— В середине 90-х он говорил, что белорусский — бедный язык, теперь со своим сыном Колей надевает вышиванки. С Середичем он, кстати, по-белорусски говорил в публичной части беседы. Он дважды выпускал политзаключенных, хотя в это никто не верил. Говорили, что он никогда не нарушит стерильность Палаты представителей, он пропустил двух [альтернативных] депутаток.

Двадцать с лишним лет в политике — большая школа, которая учит маневрировать, добавляет собеседник.

— Это добавило ему политической мудрости, сдержанности и умения прислушиваться к мнению других. Это не делает из него демократа, он остается авторитарным правителем.

Также в словах Лукашенко все чаще слышны нотки его размышлений «о вечном», о следе, который он оставит в истории.

— В этом есть доля рисовки — «дайте мне домик», «вот я уйду», но это отголоски каких-то внутренних раздумий.

Светлана Калинкина в 1994 году перешла работать из государственного агентства БЕЛТА в «Белорусскую деловую газету». Сегодня она работает на телеканале «Белсат» и курирует сайт «Белорусский партизан».

Светлана Калинкина
Фото с сайта www. nv-online.info

Калинкина считает, что Александр Лукашенко стал президентом, «не совсем понимая, куда он пришел и чего от него потребует этот пост».

— Он отчасти говорит правду, когда утверждает, что был по взглядам ближе к демократам, но стал авторитарным. Лукашенко все эти годы рос как политик. Другое дело — хорошо ли стране было от этого роста? Я, например, считаю, что в первую и вторую каденцию с Лукашенко можно было мириться, все остальное уже не шло на пользу стране. Пока я не вижу, что он сам это понял, что его ошибки нужно будет долго исправлять.

Калинкина не уверена, более терпимое отношение президента к идейным оппонентам в последнее время — это игра или результат его переосмысления своей работы.

— Зная Лукашенко-депутата, я не думала, что ему так быстро понравится быть большим начальником, что он окружит себя огромным количеством охранников, вернет и расширит лечкомиссию — сделает то, против чего всегда выступал. Люди тогда действительно шли за него голосовать, но они голосовали за другого Лукашенко.

Калинкина, как и Середич, и Класковский, заметила в выступлениях Лукашенко следы размышлений о том, как и кому он будет передавать власть.

— Он стал задумываться об уходе. И во время недавнего «Большого разговора» это было не так, как раньше — какими-то плакатными лозунгами: «Народ решит, я уйду». Сейчас это было какими-то небольшими отдельными репликами, на которых он даже не акцентировал внимание. Фраза «передать власть без Майдана» — это действительно для него предмет осмысления.

Политический обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода» Юрий Дракохруст в середине 90-х работал собкором российской службы этого радио и был колумнистом «Белорусской деловой газеты».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Лукашенко, конечно, стал намного увереннее в себе. За плечами уже большой груз, скорее побед или ничьих, чем поражений. Он чувствует себя так, что он в итоге выиграет. Нет того состояния, которое было 20 лет назад, когда в стране были какие-то противовесы.

По мнению Дракохруста, Александр Лукашенко стал менее эмоционален.

— Да, мы видим все эти эскапады, и на последней пресс-конференции, яркие, эмоциональные. Но, по-моему, это уже маска. Он уже холодный игрок, который считает ходы.

Собеседник считает, что президент стал циничнее. К примеру, говорит Дракохруст, в середине 90-х Лукашенко еще обещал не повести Беларусь «за цивилизованным миром».

— Я-то считаю, что это плохо, но это было искренне. А сейчас какой цивилизованный мир… Можем играть с Западом, можем — с Россией.

По мнению журналиста, Лукашенко не то чтобы готовится уйти, но ощущает, что его время уходит.

— Та эпоха, в которой он жил, уже ушла. Дело тут даже не в знаках — что хорошо, что плохо, кто за демократию, кто за диктатуру. Но тот же Иосиф Павлович [Середич] - человек его эпохи, его времени. Молодые люди сегодняшнего дня для него как марсиане. Это и в экономике, и в политике, и в культуре. Два солдата, смотревших на войне друг на друга через прицел, понимают друг друга лучше, чем свое собственное молодое поколение.

-50%
-49%
-20%
-50%
-70%
-10%
-20%
-10%
0073182