Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Деньги и власть


«Бороться нужно не с безработными, а с безработицей». Под таким девизом активисты Объединенной гражданской партии вышли на площадь перед Комаровкой собирать подписи за отмену «налога на тунеядство». За час оппозиции удалось собрать 148 голосов в поддержку инициативы и выслушать немало критики в свой адрес. «Работать нужно и созидать, а вы разваливаете страну и занимаетесь ерундой», — ответила пенсионерка Анатолию Лебедько на предложение высказаться против документа.

— Каждый должен работать. Если вы хотите, то вы найдете себе место. А кто думает по-другому — просто лодыри. Я жизнь прожила и знаю, о чем говорю, — агитировала женщина за «налог на тунеядство».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Аргументы руководителя ОГП Анатолия Лебедько, что власти должны создавать условия для занятости, а не забирать последнее у тех, кто и так сидит без работы и живет впроголодь, не подействовали на женщину.

— Если бы вы пережили голод, как я в войну, то вы бы тут не выступали. Нужно каждому работать. У нас нормальная страна, — уверяла она.

— А что это за государство, которое не ценит людей и заставляет отдавать последнее?! — попытался вступить в дискуссию с пенсионеркой Виктор, подписавшийся против налога.

Но пенсионерка была согласна только на свой монолог, вместо дискуссии она еще несколько раз повторила речь про то, как голодала во время войны.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Противники социального иждивенчества предлагали всем безработным перестать ныть и пойти мести улицы.

— Мне 75 лет, и я до сих пор работаю. Почему те, кто ничего не делает, должны жить за мой счет. Пускай платят, если ничего другого делать не хотят, — возмущались посетители Комаровки.

— Сейчас уже и дворником устроиться и то проблема. Смотрите же реально на то, что происходит вокруг, — ругались прохожие между собой.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Ольга Ивановна помнит, как в советские годы тунеядцев штрафовали и отправляли на общественные работы. Но тогда государство всем гарантировало трудоустройство. Поэтому женщина выступает за отмену декрета.

— Если человек не работает год-два — это ничего страшного. Если он себя уважает и не хочет идти дворником, а ищет свое место — почему его нужно за это наказывать, — рассуждает пенсионерка. — Молодежь сейчас вообще загнана в угол. Мой внук закончил институт. Он как работал на шиномонтаже во время студенчества, так и продолжает. Он менеджер-экономист. Но перспектив в этом у него нет. И не знаю, появятся ли.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Против декрета подписалась и Анна Викторовна. Ее внучка несколько лет назад уехала по распределению в Корму. Работала на предприятии, которое выпускает кормовые добавки для животных. Но колхозы перестали платить производителю, и компания закрылась. С прошлой весны девушка сидит без работы. Другой работы в регионе нет.

— Она сидит и ждет, когда ей придет это письмо из налоговой. Только из чего ей платить за это «тунеядство» непонятно. Она перебивается с копейки на копейку. Родители что-то вышлют, я с пенсии помогу, — объясняет жизненную ситуацию Анна Викторовна.

Дискуссия возле рынка привлекла внимание Светланы Ивановны. Услышав, по какому поводу собрание, она встала на защиту тех, кто заставляет народ работать.

— Вот моему племяннику пришло это письмо. Но он говорит, что платить не будет. Но он же ничего не делает. Он у нас человек творческий, фотографией занимается. Но это же не работа. А что-то нормальное искать он не хочет, — объяснила свою позицию женщина. — В наше время ты с армии пришел — и в течение трех месяцев должен был устроиться на работу. Хоть кем. И это было правильно. А совсем не работать — это же кошмар.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Оксана неожиданно для себя стала тунеядкой буквально неделю назад — после того, как в документ внесли изменения. Если раньше мамам разрешалось не работать, пока дети не пойдут в школу, то сейчас все изменилось. Отдал ребенка в сад — иди работать. Не хочешь — плати двадцать базовых.

— У меня проблемный ребенок, мне часто приходится сидеть с ним на больничном. Кто согласится взять меня на работу. Я пробовала — не получается, — объясняет Оксана. — Мне сегодня просто не из чего взять лишние 360 рублей, чтобы рассчитаться с государством.

— Это издевательство над людьми. Единственная надежда на общество, которое все-таки будет добиваться отмены этого странного документа, — поддержала Оксану проходящая мимо Людмила Васильевна.

Дети женщины уехали из страны, потому что на родине в их услугах ни одна фирма не нуждалась.

— Особенно за молодежь обидно. Люди заканчивают университеты, а потом не работают — никому не нужны. И почему инженер должен идти дворником работать, как некоторые предлагают? Это неправильно — нужно уважать себя, — считает Людмила Васильевна.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Все, кто выступал за «налог на тунеядство», говорили, что некоторых уже давно надо было привлечь к ответственности за то, что сидят на шее у государства. Но в ответ им отвечали — маргиналы все равно не заплатят, а законопослушные граждане пострадают.

— Калі б нашы ўлады самі ладзілі такія мерапрыемствы, то яны б зразумелі, што так нельга рабіць. І сканцэнтраваліся на тым, каб ствараць працоўныя месцы, каб людзі рэальна маглі плаціць падаткі. І не трэба браць з тых, хто страціў працу, апошняе, — подвел итоги акции лидер ОГП Анатолий Лебедько. — Калі б мы сёння выйшлі, а нам бы большасць казала, што гэты падатак на дармаедства іх задавальняе, то мы б карэктавалі сваю дзейнасць.

Партия продолжит собирать подписи против декрета по всей стране. Заручившись поддержкой людей, их депутат Анна Канопацкая будет инициировать отмену «налога на тунеядство» в Палате представителей. Весной правоцентристская коалиция планирует организовать в Минске «Марш тунеядцев».

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY