/

Фото: bearskitchenrules - WordPress.com
Фото: bearskitchenrules - WordPress.com

Для Беларуси уже стало обычным осеннее обострение либеральной активности в проектировании реформ в нашей экономике. Например,  Кастрычнiцкi эканамiчны форум в прошлом году прошел под симптоматичным названием: «Экономика Беларуси: снова перед выбором».

Выбор без выбора

Правда, никакого выбора за прошедший год так сделано и не было. Похоже, наша власть находится в ситуации буриданова осла, который так и умер от голода, не решив, правую или левую охапку сена выбрать. Разговоров о либерализации, модернизации, диверсификации экспорта, инвестициях было много, а падение экономики, экспорта, уровня жизни населения продолжается. И, главное, никаких попыток реформ за год не отмечено.

В сентябре с.г. уже прошел белорусский форум «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие». С более чем представительным составом участников. Посидели. Поговорили. Разошлись. Все зарубежные гости похвалили Нацбанк. Наши чиновники пообещали продолжать. И что дальше?

Как и в прошлом году, в этом в преддверии Кастрычнiцкага эканамичнага форума (который в этом году прошел 3−4 ноября с темой «Реформы для вовлекающего роста») с либеральными речами выступили и высокопоставленные чиновники, и представители независимых экспертных сообществ. Да и состав участников форума из года в год становится все представительнее.

А в этом году — буквально нашествие. Представлены все международные организации, ряд авторитетных в международных кругах специалистов. С чего бы это? Ведь буквально накануне президент опять, обращаясь к чиновникам, заявил: никаких реформ, поскольку вы к ним не готовы! (Правда, не очень понятно, кто такие «вы»: чиновники, население, экономика. Или все вместе.) Так что приток авторитетов не очень понятен.

Интересное, в этом плане, заявление сделал в интервью представитель Фонда Ротшильда Дж. Сальветти: (мы) «видим потенциал для новых проектов, принимая во внимание наметившиеся изменения в экономическом развитии страны». Конечно, Фонду Ротшильда виднее: наверняка они располагают и инсайдерской информацией, и информацией о намерениях наших властей из первых уст. Тем более, как утверждается, они ведут в Беларуси несколько крупных проектов. Но нам почему-то никаких изменений в экономическом развитии страны не видно. Так может, потому и приток авторитетов, что втайне от нашего общества власть уже определилась с планом действий. А нас всех просто поставят перед фактом.

Как представляется, достаточно высокий уровень участников КЭФ-2016 как с белорусской, так и с зарубежной стороны призван был обозначить поддержку международным сообществом наших младореформаторов. Но тут выявилась любопытная картина: в отличие от прошлых лет, когда зарубежные менторы всячески подталкивали нас к реформам, представители почти всех международных организаций уговаривали нас не торопиться. Да, рекламировали опыт реформ в других странах. Очень разный опыт. Да, говорили о том, что в перспективе приватизация и приток иностранного капитала необходимы. Что ситуация с массой убыточных госпредприятий нетерпима. И тут же подчеркивали, что путь реформ — у каждой страны свой. И проводить их нужно аккуратно, чтобы не навредить. Потому и нормальные сроки их реализации — 5−10 лет.

На этом фоне странно выглядел энтузиазм представляющих нашу власть г. г. Заборовского, Калечица, Мирониченко. Так и излучавших уверенность в скорой реализации реформ в Беларуси. Правда, так и не озвучивших, что они понимают под реформами. Не считать же программой реформ «мысль», что структурными реформами является приватизация. Схожесть кризиса в Беларуси с кризисами в промышленности России и Украины показывает: дело по меньшей мере не только в формах собственности. И лишь полная некомпетентность нашей власти в вопросах промышленной политики и откровенная заинтересованность в номенклатурной приватизации позволяют им считать, что приватизация хоть частично решит проблемы страны.

В этом плане мне понятна настороженность и неуверенность в вопросах реформ нашего президента: убедительного плана реформ нет, нет даже внятного представления, что в результате таких «реформ» должно получиться в экономике и как это поможет решить проблемы страны. Проблемы и с безработицей, и с потерями бюджета будут точно, а выгода — очень предположительна. Понятно желание некоторых урвать денег и их распилить, других — спихнуть с себя ответственность за предприятия, которыми они не умеют управлять, но что потом?

В этом плане предупреждения и анализ опыта других стран прозвучали неоптимистично. Вот некоторые тезисы.

Управляющий директор «Ротшильд» по странам СНГ Джованни Сальветти: «Необходимым условием для прихода инвестиций в Беларусь является четкое понимание макроэкономических перспектив страны. Наличие значительных неопределенностей препятствует любым обоснованным инвестициям». У нас — ничего определенного.

«Нужно определить план экономических действий на несколько лет вперед, направленный на преодоление неопределенностей в отношении того, куда движется страна и на что она опирается в своем развитии». У нас — карикатурный НСУР-2030, и полное отсутствие стратегии.

«…большинству инвесторов интересно вкладывать деньги в активы, предполагающие устойчивый рост и имеющие продуманные бизнес-модели. В этом отношении инвесторы хотят видеть стандартные бизнес-модели, похожие на бизнес-модели других компаний, в которые они вкладывались ранее и которые можно легко объяснить совету директоров и акционерам». Таких компаний у нас почти нет.

«…проведение в короткий срок всеобъемлющей программы приватизации может стать причиной чрезмерно высокого уровня безработицы… Стоит также отметить, что очень немногим крупным предприятиям стоит всерьез рассматривать возможность IPO. …речь может идти больше о стратегических инвесторах, чем о финансовых». В условиях мирового кризиса появление стратегических инвесторов в Беларуси крайне маловероятно.

«(Предприятия) должны иметь надежные финансовые показатели в соответствии с международными бухгалтерскими стандартами, необходимые разрешения и лицензии, не должно быть никаких проблемных вопросов в отношении прав собственности на имущество». Ну-ну. Это у нас не будет проблем с правами собственности? Это наши предприятия будут отчитываться по объективным данным? Даже не смешно.

Глава представительства Всемирного Банка в Беларуси Ян Чул Ким заявил, что до начала реформ Беларуси нужна диагностика причин и узких мест экономики. Причем отметил, что «…нужна диагностика причин, а не симптомов». А ведь первая из причин — отжившая «белорусская модель». В рамках которой никакой выход из кризиса невозможен.

Бен Слэй, старший советник Регионального центра ПРООН, отвечая на вопрос о том, какие реформы, по его мнению, в первую очередь нужны Беларуси, заявил, что программа реформ и их последовательность должны определиться в результате работы большой группы специалистов, проанализировавших реальную ситуацию в экономике страны. Как это было в Корее, в Чили, в Китае. У нас нет такого набора специалистов. А есть конкретное нежелание их привлекать. Поскольку они неизбежно увидят то безобразие, которое творят с экономикой нашей страны нынешние власти. А вдруг за такое безобразие отвечать придется!

Похоже, здесь наши власти вдохновляет пример России. Где за развал экономики страны командой Гайдара-Чубайса так никто и не ответил.

Да, программа реформ должна учитывать опыт других стран. И на КЭФ-2016 в докладах был дан анализ опыта и Китая, и Швеции (в части управления госпредприятиями), и Польши. Но все выступающие подчеркивали, что программа реформ должна исходить из анализа состояния и потребностей нашей экономики. Сначала — диагноз конкретных проблем, потом — комплексная проработка путей их решения. И во всех случаях успешных реформ в мире иностранный капитал играл хоть и важную, но вспомогательную роль.

Однако учитывать опыт — не значит копировать. Корея, Тайвань свои реформы строили при подключении к рынку США. Для них — почти безбрежному. Китай вел реформы, опираясь и на свой внутренний огромный рынок, и на сеть хуацяо, эмигрантов в разных странах. Польша сумела оседлать моду в Германии на аутсорсинг, выстроив на этом массу мелких и средних предприятий. К тому же — при поддержке западных банков, обеспечивших доступ к капиталу. Ничего из этого у нас нет, нужно искать свой путь.

Осмыслить и решиться

Заметим, что параллельно с нашими потугами и в России идет осмысление ситуации и поиск путей выхода из кризиса. Правда, пока на уровне теории. Но тем не менее собирается и обобщается опыт, прорабатываются варианты экономической политики. Вот лишь некоторые тезисы, которые можно считать научными фактами.

Г. Греф: "Имеет место технологическое порабощение России Западом". От себя добавим: уже и Китаем.

Малинецкий: «Настоящее мы уже проиграли. Надо думать о будущем».

Некипелов: "Увлеклись формированием рыночной инфраструктуры, но не сформированы агенты рынка, способные выдержать конкуренцию не только на мировом, но и на внутреннем рынке.

Политика таргетирования инфляции, проводимая ЦБ РФ, угнетает реальный сектор экономики".

А. Кудрин: "Мировой тренд — перенос акцентов в экономической политике с макро- на микроэкономику".

В России не сформирована промышленная политика и нет инструментов для ее реализации. А без промышленной политики эмиссия ведет только к инфляции. ЦБ РФ прав в том, что без каналов освоения инвестиций эмиссионный вброс способен только стимулировать инфляцию без реальной пользы для экономики.

Все те же проблемы, что и в России, имеют место и у нас. Россия их смягчает у себя поступлениями природной ренты, у нас таких источников нет. В России при массовой частной собственности возможности правительства влиять на политику корпораций ограничены, у нас и могут влиять, но не знают ни как, ни в каком направлении. Вот и вся разница. А итог один.

А решения требуется принимать незамедлительно. Предприятия и так в последнее время ведут сокращения. На сегодняшний день, по озвученным представителями нашей власти данным, в экономике еще остается более 5% лишней численности. Но это — при имеющейся технической базе. А на этой базе конкурентоспособную продукцию не произведешь: уйдут либо цена, либо качество. А неизбежная модернизация и структурные реформы сократят численность еще на 10−15%. Так и выходим на 1 млн  лишних в нашей экономике, о которых говорили специалисты ЕФСР.

И как в такой ситуации нам может помочь финансовый аудит госпредприятий? Допустим, установлено: финансовое состояние какого-то предприятия плохое. И что? Причин может быть множество. Может, рынок схлопнулся. Или сам рынок упал, или продукция не проходит по соотношению "цена-качество". «Лечение» разное. Или просто не хватает оборотных средств. Девальвации их подвымыли, пополнить было негде. Опять — другое лечение. А кто определит, в чем проблемы? Бухгалтеры, которые будут проводить аудит? А технический аудит даже крупнейших наших предприятий не предусмотрен. Как и структурные реформы.

И чем может помочь ограничение директивного кредитования экономики, жесткость кредитно-денежной политики? Структурные реформы финансировать придется, хочется этого или нет, модернизировать хоть часть предприятий тоже придется, иначе — угасание экономики неизбежно до стадии, когда нынешняя власть властью оставаться не сможет. Надежды, что кто-то извне вдруг все это будет финансировать,  тают на глазах. Поддержать финансами некоторое время существование нынешней власти Россия еще может, но финансировать модернизацию нашей экономики точно не будет. С какой стати, у них самих проблем — выше крыши. Ни ЕС, ни шейхи, ни турки с пакистанцами, ни китайцы столько денег не дадут. Да и на что? Опять проесть?

Положение в экономике страны очень тяжелое. Проверенные пути не работают и не сработают. Пора «включать мозги». А что, наша власть способна их мобилизовать?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

-30%
-55%
-15%
-50%
-10%
-10%