1. Наказание за зарплаты «в конвертах», ответ Латушко жене Макея, звание сына Лукашенко — все за вчера
  2. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  3. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  4. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  5. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  6. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  7. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  8. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  9. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  10. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  11. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  12. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  13. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  14. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  15. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  16. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  17. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  18. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  19. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходило в Беларуси 1 марта
  20. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  21. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  22. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  23. Водители жаловались, что после поездки по М-10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  24. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  25. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  26. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  27. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  28. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  29. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  30. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино


Владислав Голубев,

Экономики стран бывшего СССР оказались чрезвычайно уязвимы, и валютные катаклизмы в этом регионе происходят чаще, чем в других. На открытой лекции в Галерее TUT.BY, прошедшей в рамках «Кастрычніцкага эканамічнага форуму», профессор и старший научный сотрудник CASE Марек Домбровски объяснил причины последних валютных катаклизмов в странах постсоветского пространства и рассказал, на что должна быть направлена антикризисная политика для их эффективного предотвращения.

Почему мы?

Домбровски остановился на глобальных, региональных и внутренних причинах последнего валютного кризиса 2014−2015 года на постсоветском пространстве.

Глобальными эксперт назвал ужесточение денежной политики США и последующее укрепление доллара, что дало толчок развитию экономической нестабильности во всем мире. А на фоне падения ликвидности развивающихся рынков и их медленного роста ситуация стала выглядеть еще более угрожающе. Падение цен на нефть и другие ресурсы, в том числе сельхозпродукцию, усугубило положение сырьевых стран, которые составляют основную долю развивающихся государств.

«Имеет значение, что все страны постсоветского пространства — производители сырья. Только производителей и экспортеров нефти и газа пять: Россия, Казахстан, Узбекистан, Азербайджан и Туркменистан, — поясняет Домбровски. — К этой группе можно присоединить и Беларусь, которая хотя и не добывает нефть, но долгое время извлекает часть российской ренты и является крупным переработчиком нефти восточного соседа. Другие страны — крупные экспортеры металлов, как Украина, Армения, Таджикистан. И в целом большинство стран бывшего СССР торгуют аграрными продуктами».

К региональным источникам кризиса профессор отнес конфликт в Украине, повлекший ухудшение бизнес-климата и санкции как для Украины, так и для России. Однако, как отметил Домбровски, «украинский конфликт выходит далеко за пределы самого востока Украины».

«Если есть наличие какого-либо конфликта, то риски повышаются для всего региона», — разъяснил спикер.

К внутренним источникам Домбровски отнес ненадежную макроэкономическую политику в некоторых странах. Отдельно он выделил Беларусь и Украину, где долгое время наблюдалась несбалансированность платежного баланса, причем еще до начала военного конфликта в Украине.

Хрупкость финансового сектора также стала одним из источников кризиса. Прочная фискальная политика не спасла Россию, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан от падений цен на нефть и укрепления доллара. А в Азербайджане так и вовсе разгорелся масштабный банковский кризис.

Последствия девальвации у соседей распространили и развили кризис в регионе через товарооборот между странами-партнерами и денежные переводы трудовых мигрантов.

«Понятно, что среди стран, связанных торговыми связями, особенно среди стран Таможенного союза, девальвация российского рубля вынуждена была повлиять на Беларусь, Казахстан и другие страны», — объясняет Домбровски.

Впрочем, почему-то валюты других стран-нефтеэкспортеров потеряли меньше, а их ВВП не претерпел такого большого падения. К примеру, по информации МВФ, российский рубль девальвировался на 48,5% за период с июня 2014 по сентябрь 2015, а казахский тенге — на 32,3% за аналогичный период. ВВП в России упал на 3,7% за 2015 год, в Казахстане и Азербайджане прирост составил 1,1% и 1,2% процента соответственно. Однако Домбровски уверен, что в этом году в Азербайджане прирост ВВП будет отрицательным и последствия для реального сектора станут весьма ощутимыми.

Тяжелое наследие

Большое значение, отметил спикер, имеет то, что это не первый макроэкономический и финансовый кризис регионального масштаба на постсоветском пространстве. Самым болезненным из них стал развал СССР. Далее последовал очень турбулентный период 1992—1994 гг. — период создания собственных валют. Как пояснил профессор, падение новообразованных валют стало следствием неспособности ведения контроля за денежными потоками. Из-за большого количества кредитования практически всех сфер экономики еще неокрепшей валютой во многих странах постсоветского пространства возникала гиперинфляция, к примеру, как в Армении и Грузии.

«Российский» кризис 1998 года задел Беларусь даже сильнее, чем саму Россию: процент девальвации белорусской валюты к доллару поднялся почти до 85,6%, в России он составил 74,6%. За период кризиса 2008−09 белорусский рубль девальвировался на 24,5%, девальвация украинской гривны достигла 36,3%, а российский рубль упал на 23,8%. По мнению спикера, причинами столь сильного падения национальных валют в Беларуси и странах-соседках стали явные ошибки в макроэкономической политике и всеобщий отток капитала с рынка постсоветских стран.

Причины хрупкости валютных систем государств бывшего СССР спикер поделил на макроэкономические и микроэкономические. К макроэкономическим в первую очередь Домбровски отнес психологическое наследие предыдущих кризисов, в частности, известные денежные реформы, носившие конфискационный характер, когда старые деньги менялись на новые с серьезными ограничениями и многочисленными изъятиями.

Высокая инфляция и долларизация стали следующими пунктами. Спикер отметил, что сильная долларизация сохраняется на уровне мышления: при покупке недвижимости или автомобиля многие переводят цену в доллары и зарплату тоже считают в долларах. Однако, к примеру, в России в 2012 году уровень долларизации был 25,2% — один из самых низких. А в Армении и Грузии, напротив, самые высокие степени долларизации: 64,9% и 69,3% соответственно. В Казахстане — 38,8%, а в Украине — 49,2%.

Политическая зависимость центральных банков также важный элемент финансовой неустойчивости. «Независимых центральных банков на постсоветском пространстве нет. Даже в более демократических странах банки зависят от исполнительной и законодательной власти», — пояснил Домбровски.

Недоверие населения к банкам как государственным, так и частным негативно влияет на потребительский спрос и бизнес-климат в стране. По словам профессора, государственные банки часто убыточны, они используют деньги вкладчиков для финансирования далеко не всегда эффективных государственных проектов. А многие частные банки — олигархические, они пускают вклады для финансирования более привилегированных проектов, связанных с владельцами банков.

«Но это не особенность данного региона. Это есть везде, — объясняет спикер, - Единственный выход для развивающихся стран — приход иностранных глобальных, зарекомендовавших себя банков. Но из-за нестабильности экономик региона желание расширяться на страны постсоветского пространства у транснациональных банков практически нет».

В этом контексте рекомендация МВФ переходить к инфляционному таргетированию при свободно плавающем курсе может быть преждевременной, продолжает Домбровски. К тому же должно быть доверие рынка, что ЦБ точно последует своим уставным целям, а не станет заложником политической системы.

Немаловажны и микроэкономические факторы, их меньше, но предпринимательскую инициативу и приток капитала формируют именно они.

Плохой деловой климат, коррупция, произвол и вымогательство государственных органов, политически зависимая и непрофессиональная судебная система отталкивают зарубежных инвесторов, да и не позволяют расти крупному бизнесу внутри страны, уверен эксперт.

Еще более усугубляющим фактором для потенциальных иностранных игроков является риск экспроприации. Как самую серьезную проблему Домбровски выделил защиту прав собственности. «Для ее решения нужно не только хорошее законодательство, в большинстве стран оно есть, но и объективное правоприменение, которое сейчас находится на плохом уровне», — рассказывает профессор.

Вследствие этого инвесторы в страну не идут или требуют дополнительной ставки прибыли, чтобы компенсировать внутриполитические риски. При этом крупный национальный бизнес формирует защитные стратегии, подрывающие валютное здоровье государства (к примеру, выводит прибыль через офшоры), а мелкий бизнес и население пытаются минимизировать риски, перестраховываясь и переводя национальную валюту в наличные доллары. Эта стратегия усиливает амплитуду шока в кризисный период, подчеркивает эксперт.

«Если я прав в своем диагнозе, то причины кризиса системные. Ни одна из этих причин не была ликвидирована за последние годы. Отдельные страны, в том числе Беларусь, извлекли уроки и повысили уровень управления финансовыми и экономическими инструментами. Однако проблемы политизированного государственного сектора пока не решены», — резюмировал Домбровски.

Конференция KEF-2016 «Реформы для вовлекающего роста» проводится при поддержке Европейского союза, посольства Королевства Нидерландов, Агентства США по международному развитию, Фонда Конрада Аденауэра, Всемирного банка, Международного валютного фонда и Программы развития ООН.
Генеральный информационный партнер — TUT.BY

Партнеры конференции — velcom, ООО «Бейкер Тилли Бел», Prokopiev Catering, компания Автоидея, анлайн-часопіс ІДЭЯ.

-15%
-17%
-10%
-45%
-33%
-30%
-5%
0072606