Белорусские власти сознательно выстроили бюрократическую систему приватизации в стране. Об этом Александр Лукашенко рассказал 6 октября, выступая перед депутатами Палаты представителей и членами Совета Республики.

Фото: president.gov.by
Фото: president.gov.by

— Такая система: иди к народу. Или чиновник, который хочет приватизировать, или инвестор — иди договаривайся с трудовым коллективом. Это предприятие находится на территории какого-то района, и у них есть интерес к этому предприятию. Иди разговаривай с этой областью, районом. У них выхода нет, они должны тянуть к себе инвестиции. Но с другой стороны, кто-то с наручниками стоит: не дай Бог, ты не сделаешь так, как надо. Продажа собственности, приватизация — это самый страшный, тяжелый процесс для государства.

Президент рассказал, как проходит идеальный, по его мнению, процесс приватизации: инвестор общается с председателем райисполкома, затем облисполкома. Если у них нет претензий и все требования соблюдены, предложение рассматривает правительство и выносит его президенту.

— Пройдена вся эта процедура — пошла приватизация. Нет — не будет ее. Такой бюрократии в приватизации, как у нас, нет нигде в мире, наверное. Но цена-то велика? И потом, куда мы спешим? Это можно и быстро сделать, президент имеет право принять решение, обходя всю эту процедуру. Но ты за год приведи это предприятие в порядок, а потом, даже если бросишь предприятие, уже оно будет достроено.

Президент вспомнил, как приватизация проходила в России, где «издали закон приватизировать всё и вся». Беларусь же пытается сохранить точечную приватизацию, напомнил он, потому что «не мы создавали эту собственность, а многие поколения».

— То, что не принадлежит нам, отдать за бесценок никому не позволено. Проклянут люди. Уйдем на пенсию, палками забросают. Поэтому надо проводить приватизацию аккуратно, осторожно, избегая коррупции. Когда видишь, что хорошо получается и много денег дают, — приватизировать.

Он привел в пример «Беларуськалий», за который была назначена цена в 30 миллиардов долларов.

— Предлагали 15−16 миллиардов. А когда увидели, какие доходы приносит предприятие, создали этот кризис. Но мы их перещеголяли.

Александр Лукашенко в который раз поделился своими сомнениями относительно позиции МВФ по приватизации в Беларуси.

— МВФ просит принять нас закон о приватизации, как в России. Если что-то не так, только в течение трех лет есть возможность разобраться. А если четыре года прошло, то всё. Мы на это можем пойти? Приватизация — это не простой бухгалтерский или экономический вопрос. Это вопрос психологии и глубочайшей политики. Поэтому мы от этого отказаться никогда не сможем.

-20%
-10%
-10%
-10%
-50%
-5%
-50%
-30%
0070687