/

В сознании европейцев до сих пор много страхов и мало информации о Беларуси. Отчасти этому способствуют западные СМИ, отчасти проблема в нехватке активности со стороны властей и отсутствии грамотного маркетинга страны на международном уровне.

Директор «Штадлер Минск» Филипп Брунер, бывший председатель правления Немецкого-белорусского экономического клуба в Беларуси Клаус Байер и заместитель главы британской миссии в Беларуси Иэн Фокс в студии TUT.BY рассказали журналисту Emerging Europe Эндрю Вробелю о своем опыте работы и жизни в Беларуси.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Оригинальная версия на английском языке вышла на сайте Emerging Europe в рамках партнерства.

Дольше всех в стране живет Клаус Байер. Он приехал в Минск в 1995 году, чтобы возглавить международный образовательный центр им. Йоханнеса Рау. Филипп Брунер здесь почти четыре года: в группе компаний Stadler он отвечал за проекты в области инфраструктуры и в Беларусь приехал на свой третий по счету проект после Индии и Алжира.

Иэн Фокс вступил в новую должность полтора месяца назад, хотя о назначении в Беларусь британец знал еще в конце 2015 года, после того как прошел по конкурсу на должность в Министерстве иностранных дел. До этого он жил в Варшаве.

«Когда швейцарских рабочих звали в Беларусь, они спрашивали, будут ли военные охранять их отель»

Эндрю Вробель: Мне кажется, что Беларусь все еще страдает из-за не слишком позитивного имиджа. Помню, как в прошлом году, когда я сказал своему другу в Лондоне, что собираюсь приехать сюда, первое, что он спросил, было, не боюсь ли я. Я удивился и задал встречный вопрос: чего я должен бояться? Ответить он не смог, но представление о стране у него было именно таким.

С каким самым странным мнением о Беларуси сталкивались вы?

Клаус Байер: С таким же, который упомянули вы, — страхом ехать сюда. И никто из иностранцев не может объяснить, почему они боятся. Я иногда специально дразню таких и говорю: «Чего боитесь? Что вы вообще знаете о Беларуси?». Из прессы они узнают о каких-то плохих событиях. Чего действительно не хватает, так это объективных репортажей о жизни здесь.

Понятно, что 15−20 лет назад возможностей получить какую-то информацию было гораздо меньше. И люди боялись.

Филипп Брунер: У меня есть похожий пример. Три года назад, когда мы строили завод, нам нужны были иностранные специалисты, чтобы провести обучение и запустить производство. Речь шла о примерно 50 иностранцах, которые должны были приехать сюда и работать вместе с тремя сотнями белорусов.

Найти желающих оказалось крайне сложно. Из 6000 наших работников рады были поехать единицы.

Поэтому мне пришлось отправиться в Швейцарию и провести презентацию для всех заинтересованных. После выступления они стали задавать мне кучу вопросов — таких, о которых вы бы даже не подумали. Многие вопросы явно были вызваны страхом. Они спрашивали, например, как их будут защищать, какие военные охраняют отель? Вот такое впечатление было у людей.

Важно было донести, что в том, что касается условий работы, Беларусь такая же цивилизованная страна, как Швейцария.

Иэн Фокс: Я думаю, что британцы мало знают и понимают Беларусь. Ее ассоциируют с Россией, вашим большим соседом, из-за общей истории. Многие не знают, что это независимая страна.

Кроме того, причиной такого незнания, по-моему, является то, что Беларусь пока не нашла способ, как продвигать себя на Западе. Сейчас в Великобританию приезжает больше белорусов, что также помогает ломать стереотипы.

Эндрю Вробель: Бывает так, что у страны не слишком хороший имидж, но она предлагает хорошие возможности для развития бизнеса. Так ли это в случае с Беларусью?

И. Ф.: Безусловно! Достаточно взглянуть на то, что сейчас происходит в стране: поддержка со стороны Европейского банка реконструкции и развития и ЕС, изменения в политике европейских государств по отношению к Беларуси, новая стратегия со Всемирным банком, переговоры с МВФ. Самое время налаживать связи с Беларусью.

К. Б.: Я согласен. В стране много возможностей, но о них мало известно. А бизнес боится неизвестности. Поэтому работа должна вестись с обеих сторон — как со стороны Европы, так и со стороны белорусских властей. Некоторые важные шаги уже предприняты, но нужно сделать еще многое.

Ф. Б.: Мы видим большие возможности для бизнеса в Евразийской зоне — Казахстане, России, Беларуси. Опыт работы в целом положительный.

Но государству еще есть над чем работать. Сколько бы ни было инвесторов, какие бы организации ни хотели вкладывать в страну, изменения и улучшения в законах необходимы. Мы сталкиваемся с этим каждый день — скажем так, это не блокирует нашу работу, но могло бы быть и лучше.

«Иностранцам надоело читать про выборы и «последнюю диктатуру»

Эндрю Вробель: Клаус упоминал медиа. У меня складывается впечатление, что часто иностранные журналисты не слишком глубоко изучают тему, когда пишут о Беларуси. Многие факты просто повторяются снова и снова. Как вам кажется?

И. Ф.: Да, пожалуй, это так. Но причины этого опять же заключаются в недостатке информации и понимания. Иностранные журналисты нечасто приезжают в Беларусь, в основном они освещают местные новости из Москвы, Варшавы или Вильнюса. Могут приехать, если происходит что-то важное.

Для нас большое значение имеют работы Светланы Алексиевич, журналистика такого плана. Сейчас она номинирована на премию Baillie Gifford Prize (престижная британская награда в области нехудожественной литературы. — Прим. TUT.BY). Все, что связано с Нобелевской премией, вызывает огромный интерес у британцев.

Медиа играют большую роль [в формировании знаний]. Я думаю о том, как открывалась миру Британия. Это происходило в 50−60-х вместе с распространением телевидения. Сейчас здесь так же быстро набирают популярность интернет и электронные медиа.

К. Б.: Мой опыт говорит о другом. За 20 лет работы в Беларуси я дал множество интервью белорусским и зарубежным СМИ. Иностранные журналисты обычно были хорошо подготовлены и готовы писать большие тексты — причем не только о проблемах. Но проблема, о которой они не раз упоминали, заключается в их редакциях — издания не готовы публиковать такие материалы. Пока не готовы.

Недавно я общался с журналистом немецкой газеты Süddeutsche Zeitung, который делал репортаж о жизни в сельской местности, в сентябре вышла большая статья. И именно такие истории нужны читателям. Им надоели новости о выборах и это ужасное клише «последняя диктатура». Им нужны репортажи, истории.

Так они больше узнают о стране и перестают опасаться.

Ф. Б.: Бывало так, что журналисты, бравшие у меня интервью, оставались откровенно разочарованы тем, насколько хорошо нам здесь работается. Складывалось впечатление, что они ожидали трагедии.

«Я остался здесь из-за людей»

Эндрю Вробель: Давайте поговорим о жизни. Какое место в Беларуси вы бы посоветовали посетить иностранцам?

К. Б.: О нет, говорить нужно во множественном числе, места. Я бы посоветовал всем насладиться самим Минском. Город сильно изменился за последнее время. Могу поспорить, что те, кто последний раз был здесь лет 10−15 назад, просто не узнают некоторые места.

Стало гораздо лучше. Иногда здесь чувствуешь себя, как в отпуске: прекрасная атмосфера на улицах, открытые и приветливые люди. Безопасно — а ведь безопасность играет большую роль с точки зрения инвестиций.

Здесь есть красивые рестораны с хорошим обслуживанием, кафе, бары. Да, я бы порекомендовал просто насладиться временем в Минске, особенно в летний вечер.

Ф. Б.: Я бы отвез иностранцев за город. Например, в один из загородных комплексов с рестораном, спа, саунами — там можно попробовать и вкусную белорусскую еду. Мне нравится на Птичи, где можно заниматься водными видами спорта.

Все, кстати, всегда удивляются, когда я вожу их туда — говорят, что место очень современное и что они не ожидали такого.

И. Ф.: Я здесь всего шесть недель, я пока только знакомлюсь со страной. Я уже побывал в Витебске, Могилеве и Бресте, а также в Ракове под Минском. Все, что я увидел, мне понравилось.

Нравится и Минск — история, культура, музыка, я считаю, что это живой и современный город.

Учитывая то, где находится Беларусь, я бы порекомендовал посетить такое место, как Хатынь. Чтобы лучше понять историю страны, почувствовать, как она страдала в прошлом, и что пережили белорусы.

Эндрю Вробель: Напоследок давайте поговорим о людях. Я встречался с большим числом гостеприимных и готовых помочь белорусов. Помню, как пытался вызвать такси: я не мог набрать трехзначный номер со своего британского телефона. Какой-то прохожий помог мне. Еще меня часто приглашали к себе в гости просто знакомые белорусы, даже не мои друзья.

И. Ф.: Да, люди здесь прекрасные, очень приветливые и открытые. И очень спокойные. Мне нравится такое спокойное отношение ко всему.

Ф. Б.: Соглашусь. Как иностранец я чувствую к себе здесь очень хорошее отношение. Единственный минус — язык. Сейчас я уже бегло говорю по-русски, но когда только приехал, языковой барьер был проблемой.

К. Б.: Я бы не прожил в Беларуси 20 лет, не будь в этом заслуги самих белорусов. Именно из-за людей я остался здесь. И я говорю не только о своей белорусской жене!

Здесь отличная спокойная атмосфера. И она мне очень нравится. Но чтобы это почувствовать, нужно приехать в Беларусь.

-30%
-20%
-10%
-10%
-5%
-20%
-20%
-30%
-50%
-20%
0061173