/

Минск и Москва, несмотря на общую союзническую риторику и нахождение де-юре в едином экономическом пространстве, вновь вошли в жесткий клинч. И хотя история знает массу примеров затяжных конфликтов (газовая, молочная, калийная etc войны) и их благополучных развязок, нынешняя ситуация, обострившаяся в минувшие выходные повышением Беларусью тарифов на транзит российской нефти, рискует так просто не завершиться.

Фото: Дарья Бурякина
Фото: Дарья Бурякина

Газ

В публичном пространстве о газовом конфликте стало известно 3 мая, когда вице-премьер Владимир Семашко сообщил журналистам о подаче компанией «Газпром трансгаз Беларусь» иска в арбитражный суд при БелТПП, поскольку считает, что облгазы недоплачивают за тот газ, который получают с 1 января этого года. Россия настаивает на соблюдении действующего контракта на период 2015—2016 годов. В контракте оговорена формула ценообразования: стоимость газа на Ямале плюс транзит, хранение и реализация на местном рынке. Таким образом цена на газ для Беларуси составляет 132 доллара за 1000 кубометров. Минск в связи с мировым падением цен на энергоносители назвал справедливой цену в размере 73 долларов. Это, мол, подкреплено допсоглашениями на уровне правительств Беларуси и России. При этом Семашко назвал спор «выяснением отношений субъектов хозяйствования».

Но как показало продолжение газовой истории, субъекты хозяйствования особо вообще не при делах. Сначала выяснение отношений шло на правительственном уровне, в конце лета к нему подключился Александр Лукашенко. На избирательном участке 11 сентября он сообщил о разговоре с Владимиром Путиным и заявил, что газовый спор будет решен в ближайшие дни. 12 сентября Лукашенко дал поручение Семашко окончательно решить вопрос в течение двух дней. С тех пор прошло 22 дня. Конфликт за это время только набирал обороты. А долг Беларуси за газ приблизился к 300 млн долларов.
 

Нефть

Кремль, не видя перспектив найти точки соприкосновения с правительством Беларуси, решил использовать свой нефтяной козырь, увязав с газовым вопросом сокращение поставок нефти в Беларусь в третьем квартале 2016 года на 2,25 млн тонн нефти. В Минске с такой позицией не согласны, посоветовали не «смешивать» голубое топливо и черное золото. Власти Беларуси понять можно. Только недополученная нефть в июне-августе (1,6 млн т) привела к сокращению объемов промышленного производства. Это уменьшило ВВП Беларуси на 0,3%. Примерно на 150 млн долларов.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Затем на авансцену вновь вышел Александр Лукашенко, который выступил с резкой критикой затянувшихся переговоров. 20 сентября на встрече с Государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой он заявил, что не потерпит давления со стороны РФ, и поручил правительству и Администрации президента оптимизировать участие Беларуси в интеграционных проектах. «Я дал такое распоряжение. Мы сейчас очень внимательно анализируем наше участие, прежде всего в Евразийском экономическом союзе. Если так будет продолжаться — зачем нам там держать кучу чиновников? По-моему, уже около тысячи в так называемом правительстве в ЕАЭС. И какой результат? Зачем платить деньги на содержание в Москве высококлассных специалистов? Мы лучших туда отдали. Мы им найдем работу здесь», — сказал глава Беларуси.

Но эти заявления особого действия не возымели. 23 сентября пресс-секретарь «Транснефти» Игорь Демин сообщил о том, что Россия в IV квартале поставит в Беларусь всего 3 млн тонн нефти. Это на 0,5 млн меньше, чем в третьем квартале. По году получается, что Россия поставит 18 млн тонн вместо обещанных 23−24 млн тонн.

Транзит

Вслед за этим в федеральных СМИ России появились публикации о том, что Кремль предлагает закрепить в межправсоглашении, регламентирующем беспошлинные поставки нефти из РФ для переработки на белорусских НПЗ, обязательства Беларуси по экспорту определенных объемов нефтепродуктов через российские порты. Сегодня более 90% экспорта нефтепродуктов из Беларуси уходит в направлении стран Балтии и черноморских портов Украины. Но поставлять нефтепродукты через российские порты на запад логистически дороже, так как это удлиняет путь. Переориентация возможна при условии льгот — предоставлении скидок от РЖД и гарантированного доступа к трубопроводным мощностям.​ А это потери России.

Власти Беларуси, не дожидаясь с моря погоды, решили действовать более решительно, повысив тарифы на транзит российской нефти по территории РБ в среднем на 50%. На территории Беларуси располагаются северная и южная ветки нефтепровода «Дружба», экспортные поставки российской нефти по нему в центральную и восточную Европу составляют около 50 млн тонн в год, еще 18−24 млн тонн в год получает сама Беларусь. По расчетам «Коммерсанта», плата за транзит российской нефти через Беларусь составляет около 10 млрд российских рублей в год (почти 160 млн долларов США).

Россия в ответ пригрозила судом. Впрочем, постановление Министерства антимонопольного регулирования и торговли вступает в силу 11 октября 2016 года. Поэтому в России есть время для маневра. Эксперты считают, что Беларусь пошла на резкий рост тарифов в преддверии переговоров по газу, которые должны состояться на этой неделе.

Продукты

На фоне громких нефтегазовых споров в тени остается продуктовый конфликт. Он уже длится около 1,5 лет и находится в вялотекущей стадии. Речь идет о поставках Беларусью санкционных продуктов питания в Россию.

6 августа 2014 года Владимир Путин подписал указ, запрещающий ввоз в Россию продовольствия (молочные продукты, овощи, рыба и др.) из ЕС, США, Канады, Японии и Австралии. Это решение стало ответом на западные санкции в отношении российских чиновников и организаций.

Спустя 9 дней Александр Лукашенко призвал белорусских производителей «шевелиться», «использовать этот момент» и «заработать деньги», увеличив поставки продуктов в Россию. А производить их нужно из подешевевшего европейского сырья, уверен Лукашенко. При этом он оговорился, что нельзя «оголять внутренний рынок» и надо «согласовывать [действия] с россиянами», чтобы избежать упреков.

Фото: Александр Васюкович
Фото: Александр Васюкович

У Москвы с Минском была договоренность, что если товар поступает из какой-то страны и в Беларуси он перерабатывается, то этот товар считается белорусским. С течением времени Россия стала фиксировать рост поставок из Беларуси экзотических фруктов, которые в Беларуси не растут, и замороженной рыбы и морепродуктов. Один из свежих примеров — Беларусь поставила в РФ в 2015 году в 5 раз больше яблок и грибов, чем вырастила.

Россия в ответ стала блокировать поставки из Беларуси молочной, рыбной и мясной продукции, выявляя там запрещенные к употреблению элементы. Заводы, которые производили такую «некачественную» продукцию, простаивали небольшой срок, но им наносился информационный ущерб. «Когда мы поставляем качественный товар и по приемлемым ценам в Россию, мы бьем по карманам олигархов от сельского хозяйства в России, — сказал Александр Лукашенко Григорию Рапоте. — Они давят на правительство (там связи, вы знаете не хуже меня, какие), а правительство дает команду „фас“ разного рода чиновникам — от Россельхознадзора и так далее. Они у нас три предприятия открывают для поставок — пять закрывают, пять открывают — шесть потом закрывают. Идет неприкрытое давление».

Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт в ответ на это заявил, что ни о какой блокировке импорта продуктов в Россию речи нет. По его данным, за неполный этот год — с 1 января по 18 сентября — белорусские поставщики по основным продуктам питания и некоторым видам сельхозпродукции уже перекрыли годовые показатели 2015 года. Импорт белорусской «молочки» в Россию составил 619 тысяч тонн с начала года (за весь прошлый год было только 484 тысячи), рыбы — 46,5 тысячи тонн против 37,5 тысячи за 2015 год. Кроме того, глава Россельхознадзора отметил, что реальные цифры могут быть еще больше: не вся продукция проходит через контрольные пункты (с учетом этого общие цифры могут быть больше еще примерно на 10%).

Официальный Минск всегда заявлял, что не выиграл, а пострадал от введения санкций между Россией и Евросоюзом. «Да, мы несколько увеличили поставки продовольствия в количественном измерении, но в стоимостном измерении в силу девальвации российского рубля, эта сумма упала», — сказал глава МИД Беларуси Владимир Макей. По его словам, Беларусь потеряла 1 млрд долларов.

Прогноз

Вчера опрошенные российские политологи и эксперты в один голос заверяли, что Москва пойдет навстречу Минску, как это было уже не один раз. Ведь Беларусь — это оплот Евразийского экономического союза, за который так радеет Кремль. Источник, близкий к органам госуправления Беларуси, сказал TUT.BY, что «все как прежде вряд ли будет». «Надо быть готовым к тому, что условия поставок энергоносителей несколько ухудшатся в силу объективных причин (падение цен на энергоносители, снижение доходов, получаемых самой Россией и т.д.). Беларусь уже в этом году понесла потери в результате конфликта. Поддержка в виде госкредита России увеличит долговую нагрузку», — отметил он. «Да, ситуация вырулится, но вопрос — какой ценой», — добавил собеседник.

-38%
-20%
-50%
-30%
-30%
-30%
-25%
0066856