/ /

Беларуси нужны иностранные инвестиции. Беларуси очень нужны иностранные инвестиции. Но пока поток ослаб и приватизация, которая могла бы оживить процесс, буксует. Однако есть и позитивные сигналы. Директор Национального агентства инвестиций и приватизации Наталья Никандрова в интервью TUT.BY рассказала, что тормозит инвесторов на пути в Беларусь, насколько важен запрет на пересмотр итогов приватизации и почему инвестору нужен омбудсмен и право на предпринимательский риск.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Пилот» закончен, да здравствует «пилот»

— С темой приватизации в Беларуси прочно связано два стереотипа: «наши активы никому не интересны», и «все только и ждут возможности, чтобы скупить наши активы». За время работы агентства к каким белорусским активам проявляли серьезный интерес инвесторы?

— Если активы находятся в стратегическом секторе (оборонная промышленность, добыча полезных ископаемых, нефтехимия), если они достаточно крупные и эффективно работают, то спрос сохраняется. Для привлечения инвесторов на такие предприятия требуется в первую очередь политическое решение. Если оно есть, можно готовить компанию к приходу стратегического инвестора: ввести корпоративное управление, провести диагностику, избавиться от непрофильных активов, внедрить МСФО, разработать стратегию по привлечению инвестора и провести открытый международный конкурс.

— Но власти, скорее, интересует возможность «пристроить» довольно проблемные предприятия.

— Убыточные активы требуют существенных изменений, в первую очередь внутри компании. Проблемы можно оправдывать внешними факторами, но часто это результат плохого менеджмента. В таком случае может потребоваться серьезная реструктуризация. Нужно иметь в виду, что инвестор более заинтересован в качественных показателях, а не в количественных, то есть фокус должен быть на росте рентабельности и эффективности, а не объемов производства. Иначе спрос на большинство наших активов будет продолжать идти вниз. Если компания хронически убыточна, то выход для нее — банкротство либо ликвидация. Если такой актив по каким-то причинам все-таки интересен инвестору, то его стоит предлагать по реальной цене.

Кстати, за рубежом существуют частные корпорации либо фонды (к нам, например, обращалась с предложением American Industrial Acquisition Corporation), которые скупают проблемные активы, зачастую это подразделения или дочерние компании лидирующих мировых корпораций. Такие фонды профессионально управляют портфелем плохих активов для максимизации их стоимости. После приведения активов в порядок фонд выставляет их на продажу.

Еще интересно, что практика приватизации в странах Восточной Европы показала — наибольший положительный эффект как для предприятия, так и для страны будет, если стратегический инвестор был иностранным, а не местным. Это дает компании доступ к технологиям, рынкам сбыта, повышает ее эффективность. Но для мелких компаний или компаний, оказывающих услуги, локальный инвестор оказывался предпочтительнее.

— Соглашение между вашим агентством и Всемирным банком продлено еще на два года — значит, результат пятилетней работы НАИП все-таки признали удовлетворительным. Но хотя бы одной реальной success story так и не получилось. Виноват плохой подбор активов? Жесткие критерии отбора инвесторов? Завышенная цена? Или проблема на макроуровне?

Для правильной оценки результатов необходимо четко понимать цели проекта. Пилотный проект приватизации реализуется в соответствии с международными подходами, прописанными в Соглашении о предоставлении гранта австрийского трастового фонда для проекта по приватизации между Минэкономики Беларуси и Международным банком реконструкции и развития. Наша задача была — создание институциональной основы для внедрения индивидуально направленного и прозрачного подхода к приватизации по общепризнанным международным стандартам. То есть, предлагая новые, прогрессивные подходы к приватизации, мы вынуждены выходить за рамки белорусского правового поля. Существенные различия касаются подготовки предприятий к проведению сделки, подходов к проведению тендера и выбору инвестора, оценки активов и т.д.

— Уже когда обозначали вам задачу, было очевидно, что агентству не хватает полномочий.

— Да, агентство не уполномочено принимать окончательное решение по сделке, в этом задействовано множество заинтересованных сторон. Отсюда и сложности, связанные с окончанием ряда сделок.

— Насколько с 2012 года удалось сблизить белорусские подходы с общепринятыми?

—  Работа проделана большая, и, по оценке Всемирного банка, агентство достигло существенных результатов по адаптированию и применению международных подходов к приватизации госпредприятий. Ряд наших предложений уже нашли свое отражение в законодательстве: чрезвычайно важно, что удалось прописать проведение рыночной оценки при проведении приватизационных сделок. Причем, естественно, международными оценщиками. Они дорожат своей репутацией, и этой оценке действительно верят иностранные компании.

— Что за эти годы произошло с участниками «пилота»?

Мы подготовили восемь акционерных обществ к тендерам по поиску стратегических инвесторов. То есть совместно с финансовыми консультантами провели полную финансовую, юридическую, операционную диагностику обществ, бухгалтерская отчетность предприятий трансформирована в соответствии с МСФО, проведена рыночная оценка предприятий по международным и национальным стандартам, подготовлены маркетинговые материалы и инвестиционные меморандумы на русском и английском языках. Для каждого акционерного общества подготовлены индивидуальные стратегии привлечения стратегических инвесторов.

По восьми предприятиям были объявлены международные тендеры и проведена широкая маркетинговая кампания, через различные каналы осуществлен прямой контакт с более чем 800 потенциальными инвесторами.

Хотя большая часть инвесторов оценивает страновые риски Беларуси как существенные и взвешенно относятся к предложениям по развитию бизнеса, стратегические инвесторы проявили большой интерес — было получено более 10 выражений о заинтересованности от инвесторов из России, Украины, Литвы, Польши, Норвегии, Малайзии, Венгрии, Индии, Германии, Латвии, Китая и Беларуси. Больше всего инвесторов заинтересовали предприятия пищевой отрасли — ОАО «Минский маргариновый завод» и ОАО «Конфа».

В отношении трех ОАО инвесторы подали официальные заявки с гарантированными инвестиционными и социальными обязательствами инвесторов и предлагаемой ценой за госпакет акций. Для инвесторов, подавших наилучшие заявки, агентство совместно с финансовым консультантом подготовило индивидуальные проекты договоров купли-продажи.

— Остальные пилотные предприятия просто не приглянулись инвесторам?

— В отношении одного из предприятий работы приостановили по поручению правительства. В отношении четырех строительных предприятий интерес инвесторов был проявлен, но после изучения предприятий официальные инвестзаявки по ряду объективных причин поданы не были.

По поручению Совмина по вопросу альтернативных вариантов сотрудничества с потенциальным инвестором для ОАО «Медпласт» агентство предложило несколько вариантов. Решено привлекать инвестора для «Медпласта» через дополнительную эмиссию акций исходя из рыночной стоимости предприятия.

— С кем из первой восьмерки кроме «Медпласта» продолжается работа?

— Еще с двумя. Это Минский маргариновый завод и Барановичский завод железобетонных конструкций. У них есть шанс на привлечение инвестиций.

Важно еще отметить, что по оценке экспертов Всемирного банка агентство создало необходимый потенциал и наработало существенный опыт реализации проектов и управления средствами Всемирного банка, и именно это позволило

банку и правительству начать обстоятельные обсуждения подготовки нового проекта по повышению конкурентоспособности в Беларуси, в котором агентству отводится ключевая роль, в том числе предлагается выполнять функции группы по реализации проекта (PIU — Project Implementation Unit).

— Новое соглашение предполагает и расширение списка, и расширение полномочий НАИП в рамках проекта. На что сможет теперь рассчитывать инвестор?

— Мы предложили и предусмотрели в допсоглашении в дополнение к стандартной приватизации, то есть прямой продаже акций, использование и других методов привлечения инвесторов, включая продажу дополнительного выпуска акций предприятия, создание совместного предприятия и другие способы инвестирования. То есть агентство будет использовать в своей работе более гибкие подходы в привлечении стратегических инвесторов для госпредприятий.

— Уже определено, кто попадет в расширенный приватизационный список? Инициатива в отборе была за вами?

— Да, отбирало агентство самостоятельно. Из 3000 принадлежащих государству акционерных обществ мы выбрали те, которые удовлетворяли критериям Всемирного банка по выручке, численности работников. Кроме того, они не должны быть хронически убыточными. Короткий список состоял из 20 ОАО. Потом мы пообщались с профильными министерствами. В приватизации части предприятий было отказано, остальные мы посетили, ведь важно было, чтобы менеджмент был готов с нами сотрудничать. Осталось 8 «финалистов». Назвать их пока не могу. В настоящее время соответствующее постановление правительства подготовлено агентством и находится на согласовании. Отобранные предприятия работают в нефтехимической, пищевой, текстильной отрасли.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Если нарушители — 99% проверяемых, значит, с законом что-то не так»

— Вы положительно отзывались об опыте Казахстана, где государство возмещает инвестору 30% капвложений. Для нас такое предложение звучит совсем уж фантастически, но тема отношений государства с инвестором, гарантирования прав собственности остается весьма болезненной. Какие шаги в этой области вы считаете необходимыми?

— Казахстан работает в других реалиях, у них свои особенности: удаленность от Европы, близость к Китаю. Но и у нас есть что предложить инвестору.

Во-первых, НАИП предлагает установить запрет на пересмотр результатов приватизации через 3 года после приобретения. Первые три года бывает всякое — инвестор мог не справиться, не выполнить условия инвестдоговора. Но три года прошло — и все, государство не имеет права пересмотреть свое решение. Это нормальная международная практика.

Во-вторых, мы предлагаем создать институт инвестиционного омбудсмена для решения возникших проблем инвесторов во внесудебном порядке. Кстати, сейчас мы в некоторой мере выполняем подобные функции в отношении прямых иностранных инвесторов в рамках постинвестиционной поддержки.

Еще одно направление, которое мы будем развивать, — работа консультативного совета по иностранным инвестициям. До 2012 года этот орган активно работал, сейчас его важно «поднять», создать такую диалоговую площадку между госорганами и иностранными инвесторами. Мы приглашаем всех заинтересованных присоединиться к нашей инициативе и присылать свои предложения и проблемные вопросы.

— В Беларуси создан механизм привлечения прямых иностранных инвестиций через депозитарные расписки. Есть признаки того, что он может заработать? Очень уж интересно было бы узнать реальную рыночную оценку наших активов…

Да, наверное, несмотря на периодически возникающие спекулятивные риски, только использование инструментов международного фондового рынка позволяет максимально учесть все факторы, влияющие на рыночную оценку активов.

Однако и все не так просто, хотя сам факт создания правовой основы выпуска иностранных депозитарных расписок — позитивный шаг. Расписки, выпущенные на акции ОАО, смогут позволить обществам не только привлечь дополнительный капитал за счет иностранных инвесторов, что является задачей номер один, но и создать привлекательный для инвесторов имидж, так как эмитентами депозитарных расписок на акции компаний являются известные мировые инвестиционные банки — the Bank of New York, Deutsche Bank, CitiBank. Кроме того, депозитарные расписки могут использоваться в качестве залога для привлечения иностранного финансирования, а сам факт их котировок на фондовых рынках позволит повысить ликвидность акций.

Покупка иностранных депозитарных расписок на белорусские акции привлекательна и для иностранных инвесторов, поскольку таким образом они получают доступ к акциям белорусских компаний, не выходя за рамки национального правового поля, работая по правилам авторитетных финансовых площадок.

— Звучит позитивно, но инструмент этот имеет немало «но»…

— Это инструмент будущего. Во-первых, он достаточно сложен. Стоимость подготовительных работ с учетом привлечения консультантов может доходить до нескольких миллионов долларов, а значит, стоимость выпускаемых депозитарных расписок, как показывает практика, не может быть менее 50 миллионов долларов. То есть воспользоваться им смогут позволить себе единицы, крупные известные акционерные общества с сильными брендами. При этом ОАО не имеет права демонстрировать убытки, что существенно снижает число кандидатов. Необходима также полная публичность деятельности, которая раскрывается в отчетности по международным стандартам, и понятные инвестору цели использования привлеченных средств.

Еще важно отметить, что доля акций, разрешенная к продаже через депозитарные расписки, не должна превышать 25%. В таком случае одним из ключевых становится вопрос допуска и обеспечения участия инвестора в процессе разработки и принятия решений по деятельности компаний. Необходимо активное внедрение корпоративного управления на предприятиях госсектора, что явно будет негативно воспринято со стороны менеджмента.

В любом случае, прежде чем инструмент заработает, необходимо создать определенные экономические условия, положить начало прозрачной приватизации.

— В нынешнем году, несмотря на продолжающуюся рецессию, было немало позитивных сигналов — санкции сняли, на международные стандарты финансовой отчетности переходим, господдержку обещают на конкурсах, где будет равный доступ к ресурсу для всех форм собственности, подвижки в визовом вопросе ожидаются. Что еще надо и можно ли ожидать, к примеру, в среднесрочной перспективе роста инвестиций в страну?

По оценкам специалистов ЮНКТАД, особая политика в сфере привлечения инвестиций — вторичный фактор, важный для иностранного инвестора при прочих равных. При оценке страны для вложения инвестиций прежде всего важны макроэкономическая стабильность, факторы рынка (размер, рост, ВВП на душу населения) и производительности (наличие и стоимость трудовых ресурсов), нормативно-правовая среда (таможенное регулирование и регулирование рынка труда, политика в области конкуренции, торговли, приватизации), налогообложение, а потом уже особая политика в отношении прямых иностранных инвестиций.

Поэтому, если не останавливаться на мерах по совершенствованию особых преференциальных режимов, которые активно разрабатывает Минэкономики, можно сказать, что скоро начнется либо уже начата работа по решению следующих первоочередных вопросов: разделение функций государства как собственника и регулятора; введение корпоративного управления в госсекторе; введение института оценки регулирующего воздействия национальных правовых актов для прогнозирования последствий; стимулирование инвестиций на основе механизма государственно-частного партнерства. Кстати, НАИП взял на себя функции по развитию данного направления, и уже сейчас на нашей базе создается центр ГЧП.

Если говорить о наших предложениях, основанных на опыте работы над пилотным проектом, а также на анализе законодательства стран - конкурентов за инвестиции, то речь идет о следующем:

— доступ независимых международных и локальных оценщиков к проведению рыночной оценки стоимости госактивов;

— гибкость в составлении требований, сопровождающих продажу этих активов;

— пересмотр системы санкций за непреднамеренные нарушения — проверки должны носить превентивный характер;

— введение долгосрочных контрактов на электроэнергию для юрлиц — она должна быть доступной, то есть не дороже, чем в странах - конкурентах за инвестиции в регионе. Это одна из ключевых проблем сейчас;

— предоставление инвестору на безвозмездной основе промышленных объектов, земельных участков и других объектов пользования в размере до 30% от объема инвестиций.

— Набирает обороты дискуссия о необходимости декриминализации некоторых экономических статей и признания, наконец, того, что бизнес — рисковая деятельность, где неудача не всегда подразумевает наличие состава преступления. Где вы видите разумную грань между интересами государства и возможностью для бизнеса нормально работать?

— Если нарушения в хозяйственной сфере выявляются у 99,8 процента проверяемых субъектов хозяйствования, это говорит о сложном, несовершенном законодательстве, которое приводит к неэффективной работе экономики.

Может быть, стоит определить ряд наиболее важных секторов экономики, например, связанных с обеспечением экологических норм и обеспечением безопасности населения, а в остальных отраслях функции надзора снизить до минимума, сделав упор на превентивные меры и обязательное проведение контрольными органами анализа нарушений для выявления системных проблем и внесения предложений по изменению законодательства и передаче контроля саморегулирующимся организациям, общественным объединениям, профессиональным ассоциациям и т.д.

Кроме того, приходя на проверку, ревизору необходимо определить, какие ресурсы задействованы на производстве, сколько рабочей силы принимает участие в процессе, проанализировать финансовые показатели. Если наблюдается существенный и стабильный рост прибыли, экспорта, то наложение различного рода санкций может привести к стагнации и нанести вред не только собственникам, но и трудовому коллективу, и экономике страны в целом.

Одновременно с этим, если говорить о малых предприятиях и индивидуальных предпринимателях, то здесь необходимо оценить, насколько размер штрафов соизмерим с тратами на оплату рабочего времени людей, занятых в осуществлении контроля, и последующим соблюдением всех необходимых процедур, а также оценить последствия проверок. В период рецессии зачастую более экономически целесообразно предоставить льготы для осуществления деятельности самозанятых, так как это снижает шансы дальнейшего роста общего уровня бедности населения и уменьшает нагрузку на государство в вопросах трудоустройства и прочих социальных госуслугах.

— Беларусь активно проводит различные инвестфорумы, хотя многие по-прежнему весьма скептичны — мол, договоров о намерениях много, а на выходе мало что реализуется. Как вы можете сформулировать, зачем нужны инвестфорумы? Что НАИП ожидает от форума «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие»?

— Пора уходить от официозных административно-бюрократических мероприятий, к проведению которых приурочиваются важные встречи, переговоры и подписание соглашений и меморандумов. Это означает, что впоследствии эти соглашения и меморандумы должны трансформироваться в сделки и контракты. Даже заключенные контракты требуют реализации и сопряжены со значительными временными лагами в освоении оговоренных сумм. Иногда соглашения расторгаются, замораживаются, не доводятся до конечной реализации и т.д.

Надо понимать, что такие мероприятия проводятся не для показухи, а в первую очередь с целью создания информационно-диалоговой площадки между органами госуправления, представителями бизнес-кругов страны, инвесторами, экспертами и международными финансовыми институтами. Наш форум пройдет в формате открытого диалога, где не только спикер, а каждый участник из зала вправе высказать свое мнение, которое будет принято во внимание.

Впервые 29−30 сентября этого года мы проводим белорусский форум совместно с негосударственными компаниями: ведущей инвестиционной компанией "Юнитер" и независимым аналитическим центром, институтом стратегических исследований BISS. Кроме презентации страны как перспективной инвестплощадки мы делаем большой акцент на выработке дорожной карты, которая задаст основные направления согласованных действий по улучшению институциональной среды для расширения возможностей по привлечению инвестиций и финансирования, что поспособствует развитию государственного и частного сектора белорусской экономики.

Планируется, что предстоящий форум станет ежегодным, каждый год мы будем подводить итоги и расставлять приоритеты.

Свое участие в форуме подтвердили представители инвестбанка Ротшильд, Северной экологической финансовой корпорации НЕФКО, Лондонской и Варшавской фондовой биржи, Банка Нью-Йорка, Организации экономического сотрудничества и развития, представители крупнейших инвестиционных компаний и фондов, консалтинговых компаний, научных кругов (Высшей школы экономики), дипломатический корпус и, конечно же, представители реального сектора.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

-15%
-10%
-10%
-10%
-23%
-20%
-10%
-12%
-15%
-50%
-10%
0069580