1. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  2. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  3. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  4. В мире уже больше 100 млн человек с коронавирусом. Какие страны лидируют по числу зараженных?
  5. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  6. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  7. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  8. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  9. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  10. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  11. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  12. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  13. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  14. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  15. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  16. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  17. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  18. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  19. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  20. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  21. В Беларуси готовятся нанести удар по коррупции. Что хотят изменить
  22. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходило 26 января
  23. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  24. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  25. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  26. «Люди спрашивали, как мы живем». История семьи с незрячими родителями и здоровым малышом
  27. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  28. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  29. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  30. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать


Александр Кнырович,

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Глава ПВТ в интервью «СБ» предложил убрать из Уголовного кодекса статью о «незаконной предпринимательской деятельности». На что генеральный прокурор отреагировал резко отрицательно, обвинив Валерия Цепкало в незнании вопроса и в пиар-активности.

Всё на своих местах. И такие два взгляда госчиновников высокого уровня великолепным образом иллюстрируют титанический разлом во взглядах внутри не просто белорусского общества, а даже внутри условной «верхушки».

Посмотрим внимательно. Глава ПВТ заинтересован в росте экспортной выручки резидентов парка, в отдаче от сделанных в инфраструктуру парка госинвестиций, что абсолютно автоматически приводит к повышению уровня жизни не только самих программистов, этих 25 000 счастливчиков, но и всех остальных граждан Беларуси.

В упомянутом интервью Валерий Цепкало сказал еще очень много справедливых и важных слов. И о достаточно жестких, но изменчивых строительных нормах, которые приводят к удорожанию и удлинению сроков строительства, и о действиях контролирующих органов, благодаря работе которых белорусский Стив Джобс не стал бы миллиардером, изменив мир, а радовался бы, что живым остался, рассчитавшись с государством за деятельность без налогового контроля и регистрации юридического лица. Вспомнил Валерий даже подписку на «Налоговый вестник».

Все это в сумме и называется инвестиционным климатом. И если кому-то кажется, что он у нас тут тропический — то это иллюзия. Мы, конечно, радуемся плановому почти миллиарду выручки ПВТ в текущем году, что составит около 2% ВВП. Но положа руку на сердце оглянемся по сторонам. Маленькая Эстония имеет в данном секторе почти 7% от своего ВВП.

Нам есть над чем работать. И очень хочется, чтобы вся система госуправления помогала этому процессу. Чтобы ликвидировала самостоятельно не нужные никому (кроме самих контролирующих органов) преграды и ограничения. Конечно, если они не связаны со здоровьем или безопасностью граждан.

И тут генпрокурор со своими воспоминаниями о статье в советском УК «за спекуляции». Но его тоже можно понять.

Во-первых — не прокурорское это дело, в принципе, обсуждать нужность или ненужность законов. Его функция в государстве — следить за адекватным применением уже существующих правовых актов. А выражаться на тему собственных симпатий, и тем более каким-либо образом влиять на общественное мнение, он имеет право в нерабочее время, в кругу друзей и близких. Представьте, что было бы, если б регулировщик на перекрестке вместо выполнения своей работы начал обсуждать с водителями собственные любимые места в правилах дорожного движения?

Во-вторых, мы имеем дело с постсоветской ментальностью. И прокурор тут не одинок. Мы были и остаемся страной тюрем. У нас популярны сериалы «про ментов и бандитов», радио «Шансон» в топах, а Михаил Круг, со своим «Владимирским централом» — хит караоке на всей необъятной территории бывшего СССР. Неотъемлемая часть этой ментальности — неуважение к человеку. Ну подумаешь, посадили подозреваемого в СИЗО на полгодика! Ну разберемся, если не виновен — отпустим. Или дали 4 года врачу за взятку в 100 рублей. Ну а что вы хотели? Если еще 60 лет назад у нас вся страна или сидела, или охраняла! Откуда взяться другому отношению?

А хотели мы простого — гуманизма вообще, и в отношении применения статей Уголовного кодекса, в частности. И особенно к «экономическим преступникам».

Ведь нет ничего ценнее человеческой свободы. А мы с ней так легко. Этому — 15 суток, тому — 4 года.

Тюрьма (а применение УК страшно именно этим) — это метод изолирования на какой-то срок опасного гражданина от общества, а также способ исправления «оступившегося». И это точно — не инструмент мести. Ну неужели существуют граждане, которые считают, что «посадка» недоплатившего налоги или работающего без лицензии предпринимателя дает хоть что-то позитивное пострадавшим, обществу, государству или самому нарушителю? Или, находясь на свободе и отрабатывая свои долги обществу, он все-таки более полезен?

Кажется мне, что недавняя практика освобождения оступившихся чиновников из-под стражи и назначения их в отстающие хозяйства, практически прямо признает ущербность прежнего, крайне жесткого, подхода к делу.

Дело за малым — законодательно оформить изменения в Уголовный кодекс, убрать оттуда те самые экономические статьи. Только сделать это должен, естественно, не прокурор, а вновь избранный состав парламента.

А пока мы остаемся все такой же страной сидельцев и охраняющих, правда уже не в таких гигантских размерах.

Количество заключенных на 100 тыс. человек в Беларуси — 305, в Германии — 80, В Швеции — 67, в Финляндии — 58. Там настолько меньше преступность? Вряд ли. А вот традиции и уровень гуманности общества — другой.

И в завершение. Хотелось бы, чтобы уважаемый генеральный прокурор иногда вспоминал, что он — не только чиновник очень высокого уровня, поставленный 24 часа в сутки, 7 дней в неделю следить за исполнением закона, но еще и гражданин, заинтересованный в экономическом развитии страны, и человек. Хотелось бы.

А пока — «Голуби летят над нашей зоной…»

-10%
-10%
-10%
-50%
-15%
-35%
-50%
-10%
-20%
0071710