1. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  2. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  3. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  4. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  5. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  6. Итоги ажиотажа: за два месяца техосмотр прошло столько машин, сколько раньше за полгода
  7. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  8. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  9. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  10. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  11. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  12. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  13. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  14. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  15. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  16. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  17. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  18. Что происходит в Беларуси 4 марта
  19. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  20. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  21. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  22. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  23. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  24. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  25. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  26. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  27. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  28. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  29. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  30. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет


/

Практика создания технопарков на месте почивших в Бозе гигантов промышленности — довольно распространенное в мире явление. В Беларуси перенимать такой опыт не спешат. Точнее сказать — делаются осторожные шаги в данном направлении. Один из примеров — создание Минского городского технопарка (МГТ).

Директору парка Владимиру Давидовичу в бытность работы в Госкомитете по науке и технологиям удалось ознакомиться с созданием и функционированием технопарков в Китае, Германии, Финляндии и других странах. В 2010 году в коридорах власти было принято решение лучший зарубежный опыт перевести на белорусскую землю. Так было зарегистрировано ООО «Минский городской технопарк». Учредителями выступили БГУ, Белорусский инновационный фонд и Мингорисполком. Сначала для реализации проекта выделили площадку на ул. Карвата. Но потом выяснилось, что для ее освоения надо потратить «очень много денег». Затем остановились на заброшенном мясоперерабатывающем комбинате. Раньше 9 зданий и сооружений общей площадью 40 тыс. кв. м принадлежали Минской области, а затем перешли под крыло «Минскдрева». Но в кризисном 2011 году вся эта недвижимость придавила деревообработчиков, и они захотели быстрее от нее избавиться. Так комбинат на ул. Солтыса, 187 передали на баланс технопарка.

Но сложности с оформлением «наследства», помноженные на трехкратную девальвацию рубля, не позволили взять с места в карьер и начать реализацию всего задуманного. Все это время администрации парка приходилось выживать, а также заниматься созданием законодательной базы для работы технопарков. Только в 2013 году начались реальные работы по реконструкции зданий и помещений. И то после того, как руководство города увидело, что «на тех площадях, где мало кто верил, что можно что-то производить, вдруг все закрутилось, пошло движение, стали приходить резиденты, стала расти выручка от реализации продукции», говорит Владимир Давидович.

В итоге вся территория была разбита на семь очередей строительства.

Что уже создано на данный момент?

Почти завершена реконструкция административно-­производственного корпуса и блока подсобных цехов площадью 8,1 тыс. кв. м. Многие резиденты уже заселились в свои офисы. В настоящее время на месте бывшего яблоневого сада «растет» новый производственный корпус со встроенными офисными помещениями на 7,5 тыс. кв. м. Его сдача запланирована на конец этого года. В планах значится строительство физкультурно-оздоровительного комплекса (уже приступили к сносу прежнего) и укладка новых инженерных сетей.

Однако сейчас на повестке дня реконструкция еще одного производственного корпуса. Там уже обитают арендаторы. Но его облик хотят сделать более надежным и современным. Правда, по разным причинам стоимость строительных работ возросла на 15 млн рублей. Что вызвало вопросы на недавнем заседании Республиканской комиссии по рассмотрению вопросов обоснованности стоимости строительства из бюджета во главе с вице-премьером Анатолием Калининым.

Новый производственный корпус обещают сдать в этом году.

Владимир Давидович уверяет, что вопросы возникли из-за непонимания ситуации. «Деньги 2013 года, когда было подготовлено обоснование инвестирования, и деньги 2016 года, когда вышел архитектурный проект, — это разные деньги. Отсюда и вышло удорожание. А в целом комиссия вынесла положительное решение о необходимости дальнейшей реконструкции», — сказал директор технопарка в интервью TUT.BY, которое дал в своем необжитом кабинете, где есть 4 стула, мусорка, стол и небольшой шкаф.

Владимир Давидович

Давидович не скрывает, что обыватели часто задаются вопросом, зачем еще один технопарк, если есть уже Парк высоких технологий. «Мы с ними не пересекаемся. ПВТ работает с айтишниками в чистом виде — с разработчиками софта и интернет-сервисов. А у нас преобладают те, кто работает с „железом“, пластмассой, фармсубстанциями, электроникой. Это тоже прогрессивные высокие технологии, которые требуют бОльших вложений, чем в IT-компании. Тут большие сроки окупаемости капитала», — отвечает директора МГТ.

Отличный у ПВТ и столичного технопарка преференциальный режим. У ПВТ налоговых льгот больше. МГТ предоставляет компаниям статус резидента парка. «Этот статус позволяет, прежде всего, получить очень льготную аренду. Ставка арендной платы для резидентов технопарка составляет около 3 евро за квадратный метр. Это в два раза дешевле, чем рыночная ставка. Я могу сказать, что по такой ставке вряд ли где-то в Минске можно найти еще производственные площади», — говорит Давидович. Кроме того, резиденты технопарка уплачивают налог на прибыль по ставке 10% (обычная ставка — 18%). «Ну, и мы, как и все остальные субъекты инновационной инфраструктуры, поддержки инновационных предприятий, освобождены от уплаты налога на землю и недвижимость», — добавляет он.

Как стать резидентом?

В настоящее время в технопарке работают 30 предприятий. Они специализируются на разработке лазерных технологий, систем защиты информации, технологий в области авиастроения и навигации, химико-биологических, фармакологических и нанотехнологий, изготовлении медицинского оборудования и приборов и др.

Резидентом Минского городского технопарка может стать организация со штатом не более 100 человек. При этом их продукция должна быть инновационной и высокотехнологичной, экспортно ориентированной и иметь высокую добавленную стоимость. Кто оценивает данные критерии у новичков?

— Администрация парка занимается селекцией предприятий, но не их отбором, — говорит Давидович. — Мы принимаем в резиденты только тех, которых одобрил наш экспертный совет. В него входят профессора, академики. Мы собрали весь цвет научной мысли. За последние полгода мы привлекли два новых предприятия. Но это показатель не того, что мы плохо работаем, а как тщательно подходим к выбору резидентов.

Резидентство дается на три года. «Потом эксперты могут сказать, что достаточно господдержки. И компании уходят в рынок», — поясняет директора парка. Если видят, что предприятие не справляется или занимается не тем, чем надо, то тоже могут лишить статуса резидента.

Александр Смирнов начинал бизнес с торговли противопожарным оборудованием. В прошлом году его компания «Импреса Инжиниринг» решила заняться производством. Сейчас разрабатывает для пожарных пенодозаторы и лафетные стволы, которые будут на порядок дешевле импортных аналогов. В Беларуси, по словам Смирнова, подобным никто не занимается.

«Выбрали площадку в технопарке, потому что льготная аренда, можно разместить лабораторию. Плюс здесь есть резиденты, с помощью которых мы можем делать свое оборудование», — говорит Смирнов.

Группа ученых во главе с Александром Лобаневским раньше трудилась на государственных предприятиях и в институтах, занималась лазерной тематикой. Но, не найдя поддержки от государства, отпочковалась и стала работать на себя. Сейчас они занимаются разработкой медицинского универсального лазера. Сфера применения: операции на печени, гортани и желчном пузыре, лечение варикозного расширения вен. Универсальность аппарата в том, что можно варьировать мощность лазера одним нажатием педали. Каждая длина волны обладает разным воздействием на биоткани. Лазер может и резать, и «заваривать». Разработчики уверяют, что аналогов в мире нет. Поставки техники идут под заказ за границу. Выиграть тендеры в Беларуси очень сложно. «Долго тыкались и искали площади. При прочих равных условиях арендная плата здесь просто смешная», — поясняют коллеги Лобаневского мотивы квартирования в технопарке.

Лаборатория Александра Лобаневского

Петр Дудин является одним из руководителей компании ENCATA (engineering catalyst, инженерный катализатор), которая специализируется на производстве нестандартного (малосерийного) оборудования. Объем выручки и основных заказчиков (в основном это стартапы, венчурные фонды, оборонная промышленность) компания не раскрывает, ссылаясь на NDA (неразглашение информации). В компании смогли лишь рассказать о создании вакуумного пылесоса для очистки воздуха от взрывоопасной сахарной пыли для одного из белорусских заводов.

Производственный цех ENCATA

ENCATA арендует в МГТ около 500 «квадратов». На этой площади располагаются опытное производство и конструкторское бюро, которое находится прямо над цехом. «Конструкторы тесно взаимодействуют с производством. Такая связка позволяет достаточно быстро разрабатывать и производить прототипы», — отмечает Дудин. Идею грамотного производства ENCATA «подсмотрела» у японского автогиганта Toyota.

«В Минске технопарков должно быть больше»

В полном объеме завершить проект по реконструкции имущественного комплекса парка предусматривается в конце 2018-го. Основной эффект от деятельности технопарка, по прогнозам, планируется получить к 2020 году. В частности, количество резидентов к этому периоду должно возрасти до 100, а объем отгруженной инновационной продукции — до 35 млн рублей. В прошлом году предприятия технопарка произвели инновационной продукции на сумму почти 12,5 млн рублей, на экспорт поставлено продукции на сумму около 2,5 млн рублей. За январь-июнь текущего года объем отгруженной продукции, произведенной резидентами парка, составил 7,5 млн, экспорт — почти 2,8 млн рублей. «Имеем рост почти в 2 раза», — не без гордости отмечает директор парка.

Еще один корпус предстоит реконструировать до 2018 года.

В этом году планируется направить на реконструкцию 15 млн рублей из инновационного фонда Мингорисполкома, который формируется за счет отчислений минских предприятий от налога на прибыль на создание субъектов инновационной инфраструктуры. Фактически это бюджетные деньги. Но есть примеры, когда заброшенные пустующие площади приобретают профессиональные девелоперы, делают там ремонт, а потом создают технопарк, привлекают арендаторов. Государство также оказывает поддержку, но в меньших объемах. Стоит ли вопрос с привлечением инвесторов в МГТ, интересуемся у директора минского технопарка. «Мы не против прихода инвесторов. Но надо понимать, что девелопер, вложив средства, захочет их быстрее отбить. Наша задача — не сдать более эффективно в аренду, а создать комфортную среду пребывания и продвигать продукцию наших резидентов. Город вкладывает не в эти стены, а в те предприятия, которые приходят. Это новые рабочие места, поступления в бюджет, привлечение валютной выручки. То есть создание синергетического эффекта. Люди начинают возрождать заброшенную территорию, создавать рабочие места — вместо того чтобы уезжать куда-то», — отвечает Владимир Давидович.

На этом месте появится новый ФОК.

На недавней правительственной комиссии звучали также опасения, что площади будут простаивать. «Так вопрос не стоит. Да, в городе пустуют офисные и торговые площади. Но качественные производственные помещения всегда найдут своего арендатора. У нас в листе ожидания достаточно претендентов. Спрос на эти площади будет», — утверждает Давидович.

«У нас много неэффективно используемых крупных площадок. Поэтому таких технопарков в городе должно быть больше. Еще со времени Советского Союза в Беларуси хорошо развиты инженерная база и технологии. Опыт той же Германии показывает, что малые и средние предприятия могут стать драйвером экономического роста», — резюмирует директор минского технопарка.

За основу МГТ взят технопарк Adlershof, основанный в Берлине в начале 90­-х годов на «обломках» бывшей Академии наук ГДР, которая не смогла конкурировать с учеными Западной Германии и через год после объединения развалилась. На окраине Берлина оказалось 420 га пустующих офисных и производственных площадей, которые постепенно приходили в негодность. Рабочих мест лишились множество высококвалифицированных сотрудников академии, и их трудоустройство стало серьезной проблемой для муниципальных властей. Для преодоления возникших проблем в 1991 г. берлинское правительство приняло решение о создании на этом месте научно-технологического парка. Финансирование проекта на первоначальном этапе осуществлялось из средств, полученных от приватизации коммунальных сетей территории.

-10%
-10%
-33%
-20%
-15%
-10%
-40%
-15%
0072606