1. Англия глазами белоруса: чем плоха и хороша британская жизнь
  2. «Любимая пациентка» доктора Менгеле. Как белоруска выжила после опытов палача из Освенцима и написала письмо его сыну
  3. Что происходит в Беларуси 27 января
  4. Представитель власти — это кто? Разобрались с юристом, кого нельзя будет оскорблять по новому УК
  5. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  6. Конфликт в столичной маршрутке. Водитель хотел высадить пассажира из-за неприятного запаха
  7. С 28 января снова дорожает автомобильное топливо
  8. Правозащитники опубликовали доклад о пытках в Беларуси
  9. С 1 февраля повысят пособия на детей. Сколько составит прибавка
  10. Горный инженер из Могилева предлагает пешеходный туннель под Днепром — и это звучит круто. Он все рассчитал
  11. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  12. Генпрокуратура опровергла задержание прокурора Витебска. Он уволен
  13. «Он держится, и я держусь». Девушка одаренного студента, осужденного на 4 года, ищет ему работу и стажировки
  14. «Я одна здесь уже 10 лет». История Галины, которая живет в мертвой деревне. Почти
  15. Вынесли приговор минчанину, которого обвиняли в нападении на сотрудника ОМОНа, — 5 лет колонии
  16. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать
  17. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  18. «Цепкало участвовать не планирует». Экс-представитель штаба Цепкало хочет зарегистрировать партию
  19. В Tinder появились профили студентов, которые сейчас в СИЗО. Как так получилось
  20. Минчанина судят за протест 9−10 августа: бросил цветок в ОМОН, нанес ущерб «Минсктрансу» на 27 тысяч
  21. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  22. В Беларуси за сутки 1651 новый случай COVID-19 и десять смертей
  23. Бегуна из Новополоцка ждет суд за фото с забега Zombie Run. Соседи считают их «исключительно циничными»
  24. На пациента, ударившего в «политическом конфликте» врача скорой в Бресте, завели уголовное дело
  25. «Нет, алкоголем не пахнет вообще». BYPOL опубликовал свое расследование по факту смерти Романа Бондаренко
  26. Тест по роману Короткевича. Его должен пройти на 10 из 10 каждый белорус
  27. Дмитрий Крук назвал сценарии для экономики в 2021 году и угрозы, способные их перечеркнуть
  28. Опознана одна из девушек, которая часто появляется в окружении Лукашенко. Она тоже срезала ленточки во дворах
  29. Последствия «Ларса»: более 2200 обесточенных пунктов, упавшие деревья, подтопленные дома и застрявшие машины
  30. Руководителей МЗКТ, МТЗ, БЕЛАЗа и других предприятий обвиняют в получении взяток от россиян


Шоколадные плитки, конфеты и наборы брестской марки «Идеал» скоро, вероятно, исчезнут из торговли, а фабрика закроется, пишет «Вечерний Брест». В Экономическом суде Брестской области началась процедура ликвидации «Первой шоколадной компании». Означает ли это, что производственный комплекс в зоне СЭЗ «Брест» в Катином Бору с современным офисом будет в скором времени перепрофилирован, а любимая многими торговая марка канет в Лету?

Фото: Вечерний Брест
Фото: «Вечерний Брест»

Постепенно стала исчезать с прилавков магазинов продукция с торговой маркой «Идеал». В последнее время предприятие работало с перебоями, работников часто отправляли в вынужденные отпуска. СООО «Первая шоколадная компания» вела переговоры с потенциальными инвесторами, но переговоры не увенчались успехом. И 23 мая текущего года в Экономический суд Брестской области поступило заявление о признании предприятия банкротом. Дело было назначено к рассмотрению на 29 июня. Но за это время собственники передумали и решили пойти по пути ликвидации предприятия.

«Если бы собственниками принималось решение о ликвидации по обычной процедуре — с установлением защитного периода, — рассказывает заместитель председателя Экономического суда Брестской области Нина Деркач, — то у предприятия был бы шанс пройти через процедуру санации, т.е. работать и, возможно, восстановить свою платежеспособность. В этом же случае в отношении должника может быть принято только решение о ликвидации. Значит, надо увольнять работников, оставив только тех, которые будут заниматься процедурой ликвидации. Но если в процедуре ликвидации будет установлено, что у предприятия достаточно имущества, чтобы рассчитаться с долгами, суд прекращает производство по делу о банкротстве и отдает его на усмотрение собственников: либо продолжайте ликвидацию, либо отменяйте и работайте дальше».

У «Первой шоколадной компании» разница между долгами и стоимостью имущества не настолько велика: 39 миллиардов рублей долгов в «старых» деньгах и 34 миллиарда рублей — стоимость имущества. Ее участь облегчает и то, что основная сумма (порядка 26 миллиардов рублей) — это долги перед банком. Но кредиты у них в основном в белорусских рублях, т.е. они не будут критически расти за счет курсовых разниц. А с открытием конкурсного производства сумма будет зафиксирована на эту дату и не станет расти, как снежный ком.

«Первая шоколадная компания» была зарегистрирована в СЭЗ «Брест» в 1997 году под «счастливым» номером 7. Вначале предприятие называлось «Белорусская кофейная компания». Свое нынешнее название оно получило в 2005 году. Первая продукция была выпущена в апреле 1998 года. Это было всего три вида стограммового плиточного шоколада. В дальнейшем ассортимент расширялся за счет различных сортов шоколада с добавлением орехов и цукатов, шоколадных конфет (весовых и расфасованных в коробки). В 2006 году ассортимент конфет составлял 29 наименований. В 2000 году состоялись первые экспортные поставки продукции. Фабрика брала призы на престижных выставках, ярмарках и дегустационных конкурсах в стране и за рубежом, в том числе неоднократно получала Гран-при.

По какому именно варианту будут развиваться события, сегодня сказать трудно. Не исключается, что предприятие может быть реанимировано и продолжит функционировать.

Ситуация прояснится, когда на чашу весов будут положены, с одной стороны, требования кредиторов, и с другой — стоимость имущества. Если все же будет принято решение о ликвидации и имущества окажется недостаточно, чтобы рассчитаться по долгам, то разница может быть взыскана с учредителей предприятия (их трое).

«Есть два основания для привлечения участников к субсидиарной (так называемой дополнительной) ответственности, — говорит Нина Деркач. —  Первое — это доведение предприятия до банкротства своими решениями. И второе — несвоевременно принятое решение о банкротстве. С момента, когда они узнали, что долгов у них больше, чем имущества, законом дается месяц для подачи заявления о банкротстве предприятия».

Лучший вариант для кредиторов — продажа предприятия в процедуре банкротства как единого имущественного комплекса. Если найдется покупатель, который купит с торгов всю шоколадную фабрику, «чистую», без долгов, с оборудованием и торговой маркой, — отлично. Такое развитие событий устроило бы и сладкоежек, которые успели полюбить продукцию с торговой маркой «Идеал».

…А в 2017 году «Первой шоколадной компании» исполнилось бы 20 лет. Сейчас на предприятии с численностью штатных сотрудников около 40 человек линия по производству кондитерки не работает.

-17%
-10%
-25%
-25%
-10%
-20%
0071926