Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Новость дня

опубликовано: 
обновлено: 

В пятницу с последним словом выступают обвиняемые по делу Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. Владимир Япринцев начал свою речь со слов благодарности.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Адвокат: «Брать у Мамиашвили и Аксентьева миллионы без намерения возвратить — самоубийство»

«Огромное спасибо родным, близким, семье. Это большое дело, что они нам верят. И ребятам-спортсменам спасибо», — поблагодарил Япринцев многочисленных друзей и коллег-спортсменов, ежедневно приходивших в суд.

В основном Япринцев говорит об обстоятельствах дела, изредка эмоционально оговариваясь: «Животных давно не видел, собаку хочется погладить».

Он также попросил журналистов не называть его «правой» и никакой другой рукой Чижа: «Мы были партнерами».

«Я не имел намерения никого обмануть. Я был уверен, что и молодежь работает на рынке нефтепродуктов, они контактировали с нашим нефтяным отделом, Ботвинко. „Трайпл“ занимался растворителями, я в это не лез. У них, молодежи, были небольшие объемы, я думал, их готовят к каким-то большим проектам. Вот и подготовили», — сказал Япринцев-старший.

Он еще раз подчеркнул, что «никогда Савяк и Мамиашвили не говорили со мной про нефтепродукты — только про то, что им должны были деньги». «Савяк не глупый человек. Он давал деньги под проценты — иначе бы он не стал „обманываться“ восемь месяцев», — сказал бизнесмен.

«Я понимал, что денег нет, и был в шоке, — вспомнил он момент, когда ему стало известно о реальном объеме долгов сына, подчеркнув, что согласен с адвокатом сына Казбека, подчеркнувшей, что сознательно „кинуть“ таких авторитетных и уважаемых людей, как Михаил Мамиашвили и Иосиф Аксентьев, молодежь не могла. — Это известные и уважаемые мной люди, обманывать, кидать их, надо быть больным человеком».

Владимир Япринцев напомнил, что лично отдал Мамиашвили и Анзору (Иосифу Аксентьеву) по долгам сына и его партнеров более 1,5 млн долларов. Вспоминая реакцию Мамиашвили, он отметил, что «Миша сказал: Мне очень важно, что меня не кинули. А „попасть“ могут любые ребята».

Возвращаясь к отношениям с Чижом, Япринцев отметил, что его партнер знал про все суммы, которые должны самому Япринцеву. «До этого тоже бывали ситуации, что нам должны, и что мы должны. Не секрет, что были ситуации, когда наши были в СИЗО КГБ (речь идет об истории с прежним соучредителем „Трайпла“ Виктором Герасимуком). […] Когда я увидел заявление (Чижа), я думал, это провокация. Потом я почувствовал, что Чиж меня похоронил. Мне по-человечески стало обидно, что человек, на которого я надеялся… Друг он для того и нужен, чтобы плечо подставить… А что мне подножку дадут… Я пришел к нему и все рассказал, как есть, про все долги сына. Он сказал, что Мишу Мамиашвили и Ботвинко берет на себя, с остальными предложил разобраться самому. Остальные — это только Рабцевич, про долг Михневичу я тогда не знал», — рассказал Япринцев.

«Любимая поговорка моего бывшего партнера — „да он сбитый летчик“», — отметил Япринцев, переходя к рассказу о том, как Мамиашвили приезжал в Минск оценивать, как он понял позже, объемы бизнеса. Доли Япринцева, по его оценкам, более чем достаточно было для покрытия долгов. При этом Япринцев подчеркнул, что очень благодарен и Мамиашвили, и Савяку за их поведение в период, когда он в разгар проблем с долгами сына оказался в больнице.

«Если бы молодежь была аферистами, мошенниками, наша служба безопасности с 2011 года… Она не хуже, чем КГБ, она знала бы, если бы они занимались какой-нибудь ерундой», — сказал Япринцев.

«Удар для меня был самый страшный, когда Советский Союз предали наши руководители, а второй раз — когда я увидел, что Чиж на меня написал. Так что не такой страшный удар для меня, что Чиж переписал (на себя) мою долю в московском бизнесе», — продолжал он.

«Не такие уж плохие эти молодые люди. На моих глазах они много помогали детским домам, больницам. Не было ни яхт, ни самолетов. Когда начались проблемы, стали продавать все (свое имущество) …» — подчеркнул Владимир Япринцев.

«Прошу принять объективное решение. Уверен, что мошенничества в наших действиях не было», — резюмировал он.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Александр Арабян обратил внимание на эпизод с Савяком, подчеркнув, что речь идет именно о договоре займа, вновь подчеркнув, что компания Савяка была именно прокладкой, а поставки на нее — прогонками: в один день от офшора обвиняемых на компанию Савяка приходят деньги по контракту на поставку нефтепродуктов, в тот же день он якобы продает те же нефтепродукты уже на другой офшор обвиняемых, получая при этом «прибыль» в размере 700 тысяч.

«Никакого умысла с нашей стороны не было и быть не могло. Даже когда мы взяли 9 млн у Мамиашвили, мы брали 13 млн из другого источника — и вернули их. Непонятно, почему бы решили обманывать Мамиашвили», — пояснил Арабян.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Казбек Япринцев подчеркнул, что по эпизоду с Савяком «видно невооруженным взглядом, что за полтора года перечислить 24 млн долларов, не получить ни капли нефтепродуктов и продолжать перечислять деньги — это просто нереально». Очевидно, что это был договор займа, отметил он.

«Если наш бизнес был такой уж проблемный, то непонятно, почему претензии к нему появились уже после задержания», — продолжал Казбек.

Про свои эксперименты с «форексом» он сказал уклончиво, отметив, что не было представлено в суде доказательств того, что он играл на «форексе».

Казбек поблагодарил родственников за поддержку, отметил, что с такой поддержкой можно и 15 лет просидеть, и попросил их спокойно принять любой приговор, «ни в кого не плевать» (мама Казбека на одном из заседаний эмоционально плюнула в потерпевшего Рабцевича).

Суд удалился в совещательную комнату. Приговор будет оглашен 23 августа.

Друзья и родные, покидая зал, поздравляли Владимира Япринцева с будущим днем рождения — 14 августа ему исполняется 55 лет.

Как ранее сообщалось, совладелец холдинга «Трайпл» Владимир Япринцев и его сын были задержаны 11 августа 2015 года. Глава Комитета госбезопасности Валерий Вакульчик сообщил журналистам, что заявление о противоправной деятельности Владимира Япринцева поступило в КГБ летом 2015 года от белорусского бизнесмена Юрия Чижа и двух его партнеров из России. Позже был задержан и сам Юрий Чиж.

Как выяснил «Ежедневник», на начало февраля 2016 года в головной компании холдинга ООО «Трайпл» Юрий Чиж был собственником контрольного пакета — 66,5%. Остальная доля крупнейшего многопрофильного частного холдинга Беларуси, прежде принадлежавшая Япринцеву-старшему, была поровну поделена между известными россиянами — Иосифом Аксентьевым и Михаилом Мамиашвили (по 16,75%), однако ни одного из них в суде так и не увидели. Первого вызывать и не планировалось, а Мамиашвили заявил, что занят подготовкой и участием сборной России в Олимпиаде, и в суде были озвучены его показания с весьма поверхностного допроса в день задержания Япринцевых год назад.

Гособвинитель, выступая в прениях, переквалифицировал действия Владимира Япринцева на ч. 1 ст. 405 (Укрывательство преступлений) и попросил назначить ему наказание в виде штрафа в размере 1000 базовых величин (21 тысяча рублей, 10,5 тысячи долларов). Для Казбека Япринцева и Александра Арабяна, обвиняемых по ч. 4.ст. 209 Уголовного кодекса (Мошенничество), прокурор попросил 9 лет лишения свободы с отбыванием его в колонии в условиях усиленного режима, с конфискацией имущества.