/

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Допрос Казбека Япринцева дошел до того момента, который интересовал всех, следящих за процессом — как в бизнесе Казбека Япринцева и Александра Арабяна появилась «дыра» в более чем 30 млн долларов.

Казбек рассказал, что по рекомендации «одного из топ-менеджеров "Трайпла"» он познакомился с представителями банка (судя по словам обвиняемого — иностранного), у которых приобрели две компании.

Выяснилось, что к началу 2015 года на счетах двух компаний Казбека Япринцева, через которые он занимался хеджированием рисков по основным сделкам компании, поступило около 41 млн долларов (33 и 8 млн). «Я общался с менеджерами банка, которые занимались для нас хеджированием — сперва я принимал решения о хеджировании, потом они… Я подписал две бумаги — о конфиденциальности и о моей ответственности за вложения. Оговорены были и сигналы, по которым менеджеры открывали сделки на "форексе", на рынке акций и облигаций… Я этим менеджерам доверял, их мне рекомендовал топ-менеджер «Трайпла», я их неоднократно видел в офисе «Трайпла», — рассказал Казбек.

Именно этими деньгами рассчитывали покрыть вопросы и с Андреем Рабцевичем, и с другими кредиторами.

Потерпевший Михневич передумал. "Не знаю, мне снять что-ли претензии... Я мошенничества не вижу"

«В январе я пытался связаться с этими менеджерами — через терминал, который был мне выдан, такой же, как у Блумберга и Рейтера. Три дня не мог связаться — из-за дел личного характера они обещали связаться позже. Потом я дал распоряжение сделать некоторые платежи. Но они сказали, что надо утрясти какие-то вопросы… Потом попросили о личной встрече. На следующий день они были в Минске и рассказали, что они на 20 с лишним млн долларов открыли позиции, не помню с каким плечом, по условным сигналам. Бумаги повели себя не так, на покрытие пошли и остальные деньги. Я был в нокдауне. Я решил никому не говорить, пробовал сам разобраться в ситуации», — сообщил Япринцев-младший.

Менеджеры напомнили Казбеку о бумагах об ответственности и о конфиденциальности. «Сказали: «Мы делали, как надо, что не получилось — не наша личная вина», — продолжал Казбек, отметив, что консультировался со специалистами, которые подтвердили, что деньги не украдены, а именно потеряны при неудачных вложениях.

«Я все взял на себя», — резюмировал Япринцев.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-15%
-50%
-20%
-10%
-31%
-55%
-40%