1. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  2. Приватизировали, отобрали, продали бизнесмену, национализировали. Вот чем известно предприятие, на котором ждут Лукашенко
  3. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  4. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня, и я не смогу на это пойти»
  5. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  6. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  7. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника
  8. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  9. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  10. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  11. «Самая большая покупка — 120 рублей». История Маргариты, которая работает продавцом в деревне
  12. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  13. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  14. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  15. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  16. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  17. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  18. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  19. Суровый приговор, кризис прав человека, ответ разочарованным и когда белорусы забудут про ковид — все за вчера
  20. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  21. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  22. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  23. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  24. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  25. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  26. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  27. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  28. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  29. Доклад о Беларуси в Совете ООН и обвинительный приговор Шутову. Что происходило в стране 25 февраля
  30. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось

опубликовано: 
обновлено: 
/

19 июля в суд по делу Япринцевых доставлен бизнесмен Юрий Чиж, находящийся под стражей. В зал он вошел без наручников.

Владимир и Казбек Япринцевы. Фото: TUT.BY

Чиж: право подписи было только у меня и первого зама Ботвинко

Прокурор попросил Юрия Чижа рассказать, когда и при каких обстоятельствах тот познакомился с Владимиром Япринцевым. Чиж ответил, что познакомились в связи со спортивными делами в 1983—1984 году.

«В 1992 году я создал „Трайпл“ и пригласил туда Япринцева-старшего. На первом этапе там были другие учредители, потом распределение было таким: у меня 67%, а у Владимира — 33%», — рассказал Чиж. По его словам, в компетенцию Япринцева- старшего поначалу входили в основном вопросы безопасности компании, но потом он стал заместителем генерального директора и партнером.

Гособвинитель также поинтересовался, когда «Трайпл» стал заниматься нефтепродуктами. По словам Чижа, нефтепродуктами «Трайпл» занимался около 10 лет, с 2002 по 2012 годы, и после этого осталось очень маленькое направление по нефтепродуктам у одной из дочерних компаний, связанное с внутренними поставками для сети АЗС.

«Япринцев имел минимальное отношение к этому [торговле нефтепродуктами]», — отметил Чиж. По его словам, этой темой занимался первый заместитель Владимир Ботвинко (сейчас находится в Австрии - ред.).

Юрий Чиж также подчеркнул, что Япринцев мог быть осведомлен об объемах продажи нефти, но не более того: «Не готовил документы. В переговорах не участвовал».

Отвечая на вопрос прокурора, имел ли Япринцев-старший право предоставлять какие-либо гарантийные письма, Чиж ответил, что право подписи было только у него и первого заместителя Ботвинко.

«Все документы финансовые обычно через совет. Право подписи у меня, второе — у Ботвинко. Все четко — предоплата или банковские гарантии. Гарантийные письма предоставляются редко — это значит, у вас недостаточное обеспечение. При наличии таких писем мы обязаны уведомлять банки-партнеры», — рассказал бизнесмен.

Также выяснилось, что если Чиж и Ботвинко отсутствовали, Япринцев имел право подписи. Но при этом Ботвинко и Чиж должны были знать, что он подписывает.

Казбеку Япринцеву предлагали "сдать" Юрия Чижа в обмен на свободу

"До июля 2015 года я ничего не знал"

Юрий Чиж также рассказал о знакомстве с другими фигурантами и свидетелями по этому делу.

«С Казиком [Казбек Япринцев. — Прим. TUT.BY] более 20 лет знаком. Короткое время он работал в наших структурах, потом они с Арабяном [Александром Арабяном — третьим обвиняемым по делу Япринцевых] ушли на свои хлеба», — пояснил бизнесмен. По его словам, и Казбек Япринцев, и Александр Арабян работали в фирме «Трайплметаллтрейд», которая ранее входила в состав «Трайпла» (сейчас это компания ТМЦТ - ред.).

«Нефтянка не входила в сферу ее деятельности», — отметил Чиж.

Знакомство с Михаилом Мамиашвили у Юрия Чижа также состоялось на ниве спорта. «Знаю его с конца 80-х. Занимались оба греко-римской борьбой, через спорт познакомились», — пояснил он.

Обвинитель также спросил у Чижа, знаком ли тот с Юрием Савяком (основным потерпевшим по делу Япринцевых, по его словам, он потерял около 27 млн долларов. — Прим. TUT.BY).

«С Савяком знаком с 2013 года. Был в Москве, позвонил Мамиашвили, просил срочно встретиться. Он привел Савяка, который хотел покупать нефтепродукты в Беларуси. Это было их совместное предложение. Мы к тому времени свернули поставки на внешний рынок. Он сказал про предложение от Казбека и Арабяна. Я сказал, что они у нас этим не занимались. Больше к этому не возвращались», — прокомментировал бизнесмен.

Он также сообщил, что Савяк контактировал с обвиняемыми: «Да, я в Москве видел их вместе — Казбек, Арабян и Мамиашвили».

«Первый сигнал в июне 2014 года прозвучал — позвонил Аксентьев (партнер Мамиашвили, с которым они разделили пополам пакет акций, принадлежавший Япринцеву-старшему - ред.) который коротко коснулся нюансов: „есть проблемы с офшорами, надо встречаться“. Проблема, мол, техническая. Речь шла о задержке возврата займа Мамиашвили. В сентябре на чемпионате мира в Ташкенте ко мне обратился Мамиашвили. Я пригласил Владимира Геннадьевича [Япринцева]. Но он забрал Мамиашвили и Савяка, и я это не обсуждал», — рассказал Чиж.

Он также пояснил, что тогда, как и в начале 2015 года, он был еще не в курсе деталей: «Речь шла о том, что Владимир Геннадьевич должен 10−15 млн долларов — мол, техническая задержка, мы рассчитаемся».

«О документе, о том, что „Трайпл“ что-то должен, что есть гарантийные письма за подписью „Трайпла“, я узнал только в 2015 году. Я понимал, что Савяк — технический партнер, это деньги Мамиашвили и Аксентьева», — подчеркнул бизнесмен.

«Диалог был фактически не с Савяком, а между мной и Мамиашвили. В конце июля 2015 года ко мне обратился Япринцев-старший. Пошло давление. Я выехал в Москву, встретился с Мамиашвили и Аксентьевым — там я наконец услышал, что произошло на самом деле. Сумма долга была озвучена — около 32 млн долларов. 15 млн долларов было выдано Аксентьевым, остальное — Мамиашвили, и незначительная часть — Савяком», — сообщил Чиж.

Япринцев готов был отдать весь бизнес за долги сына, Чиж купить не мог

Затем он рассказал, как прошел разговор с Япринцевым-старшим. Партнер сообщил Чижу, что все деньги сгорели еще в 2014 году.

«Сгорели якобы на „Форексе“ у Казбека. Были путанные объяснения. Он предложил через пару дней переписать все свои доли во всех компаниях и взять все обязательства перед кредиторами. Речь шла о сумме 60−70 млн долларов. Но я ответил, что таких сумм на выкуп долей у меня нет», — сообщил бизнесмен. Отвечая на вопрос прокурора, хватило ли бы этой доли на покрытие долга, Чиж еще раз подчеркнул, что оценки не проводилось, у него не было возможности выкупа доли.

«Я был не готов выкупать эту долю ни за 70, ни за 30 и ни за 15 млн долларов. Падала рыночная стоимость недвижимости, активы у нас сложные, что-то может продаваться и 10 лет… В итоге не договорились. Я отказался от права выкупа. Они (Аксентьев и Мамиашвили - ред.) оформили долю Владимира Геннадьевича на себя», — подытожил Чиж.

Фото:TUT.BY

Япринцев был готов сбежать, поэтому и пошли в КГБ

По словам Чижа, Аксентьев инициативы не проявлял, а вот Мамиашвили звонил ежедневно.

«Звонил ежедневно, хотел деньги, требовал купить долю. Приехал к нему, когда Мамиашвили прилетел в Минск, 10 августа. Мы встретились. Я выслушал их требования, они говорили, что завтра Владимир Геннадьевич едет в Москву — и потом за рубеж. У него, говорит, есть документы для получения гражданства другой страны и деньги на зарубежных счетах. Требовал писать заявления на самом высоком уровне. А 11 августа утром мы встретились еще раз с Мамиашвили в гостинице „Пекин“. Я просил подумать еще раз - вопрос серьезный, мол, из КГБ забрать заявление нельзя. Михаил взял паузу, сделал несколько звонков и подтвердил, что идут писать заявление. Я пошел с ними», — рассказал Чиж.

— Почему вы сами обратились в КГБ? — поинтересовался у Чижа гособвинитель.

«Я узнал про гарантийные письма, пошли уже обращения от кредиторов. Я просил разобраться в ситуации», — пояснил бизнесмен.

В суде зачитали заявление Юрия Чижа в Комитет госбезопасности, в котором он просит разобраться и привлечь к ответственности Владимира Геннадьевича, который привлек под бизнес-проекты «Трайпла» 32 млн долларов.

«На самом деле эти деньги ни на какие проекты „Трайпла“ не использовались. Они переведены на счета офшорных компаний его и сына и якобы потеряны на невыгодных сделках по покупке акций зарубежных компаний», — прозвучала цитата из заявления.

Чиж также пояснил, что когда бизнесмены из гостиницы «Пекин» отправились в КГБ, Михаил Мамиашвили сказал, что писать заявление будет не он, а Юрий Савяк.

— Если бы Мамиашвили не приехал 10 августа, что было бы? — задал вопрос прокурор Юрий Шерснев.

«Я бы никуда не обращался. По крайней мере 11 августа. Потом — возможно, ведь уже пошли иски к компании», — ответил Чиж.

Гособвинитель также спросил у Чижа про долги Япринцева-старшего Юрию Савяку. Бизнесмен рассказал, что знал о «взаимоотношениях» офшорной компании Edena Япринцевых с австрийской компанией Савяка.

Чиж не уверен, что Савяк потерпевший

«В сентябре Савяк приехал, и я предложил сумму 32 млн долларов. По моим документам, цифры были другие — 24 млн всего была сумма перечисления. При этом были возвраты, были псевдопрогонки. Вы, говорю, фактически воспользовались деньгами Аксентьева…» — рассказал Чиж. По его словам, реальные суммы были не более 15−16 млн долларов.

«Не знаю, можно ли считать Савяка потерпевшим», — заключил Чиж.

При этом, отвечая на вопросы адвоката Япринцевых, Чиж признал, что ему ничего не известно о том, что именно Япринцеву-старшему принадлежали какие-либо офшорные компании.

Также по словам Чижа, часть долга, размер которого варьировался от 15 до 31 млн долларов, Япринцев-старший вернул — часть банковским переводом, часть — наличными.

Рассказал Юрий Чиж и о знакомстве с Андреем Михневичем — еще одним из потерпевших по делу Япринцевых.

«Знакомы давно, но шапочно, он известный спортсмен. В январе 2016 года позвонил и попросил о встрече. Он изложил ситуацию — что дал заем наличными Казбеку… Я сказал, ничем помочь не могу, возбуждено уголовное дело. Посоветовал обратиться с заявлением», — сообщил он.

По его словам, одного из фигурантов — Александра Арабяна задержали в Москве. Вопросы о подробностях задержания Чиж посоветовал задать Мамиашвили.

«Доля, переданная Владимиром Геннадьевичем, превышала ли его обязательства перед Мамиашвили, Аксентьевым, Савяком?» — задала вопрос адвокат Япринцевых.

«Сложно сказать. На тот момент могла и превышать», — заявил Чиж.

Владимир Япринцев и Юрий Чиж

Как ранее сообщалось, 4 июля в суде Центрального района Минска начался суд по делу Владимира и Казбека Япринцевых и Александра Арабяна. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 209 Уголовного кодекса, — «Мошенничество». Статья предусматривает лишение свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества.

Один из потерпевших — проживающий в Польше 36-летний директор компании «Газтранс» Андрей Рабцевич, которому обвиняемые должны были поставить топливо на 3 млн долларов: деньги получили, но обязательства не выполнили. Второй потерпевший — известный спортивными успехами Андрей Михневич, ущерб которому составляет 440 тыс. долларов.

Основной потерпевший, российский бизнесмен Юрий Савяк, потерял 27 млн долларов. Он уже дал показания в суде.

Полученные деньги обвиняемые тратили на собственные нужды, в том числе на возврат долгов и исполнение прежних обязательств перед другими лицами и субъектами хозяйствования. В том числе, как писал TUT.BY и озвучивалось в суде, речь идет о попытках «закрыть» долги Япринцева-младшего от неудачных сделок на «Форексе».

По оценке, озвученной гособвинителем, офшорные компании Strawfield и Edena, связанные с обвиняемыми, фактически осуществляли свою финансовую и хозяйственную деятельность по принципу финансовой пирамиды.

«Хоть мы и 30 лет знакомы, но долги надо возвращать». Новые детали «дела Япринцевых»

«Мы там все друзья». У авторитетных россиян обнаружилась доля в «Трайпле»

Япринцевы и Арабян не признают свою вину.

Как ранее сообщалось, совладелец холдинга «Трайпл» Владимир Япринцев и его сын были задержаны 11 августа 2015 года. КГБ официально подтвердил задержание бизнесменов лишь в декабре. Глава Комитета госбезопасности Валерий Вакульчик сообщил журналистам, что заявление о противоправной деятельности Владимира Япринцева поступило в КГБ летом 2015 года от белорусского бизнесмена Юрия Чижа и двух его партнеров из России. Позже был задержан и сам Юрий Чиж.

Как выяснил «Ежедневник», на начало февраля 2016 года в головной компании холдинга ООО «Трайпл» Юрий Чиж был собственником контрольного пакета — 66,5%. Остальная доля крупнейшего многопрофильного частного холдинга Беларуси, прежде принадлежавшая Япринцеву-старшему, была поровну поделена между известными россиянами — Иосифом Аксентьевым и Михаилом Мамиашвили (по 16,75%).

-50%
-10%
-20%
-15%
-26%
-24%
-20%
-11%
-10%
0072356