1. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  2. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  3. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  4. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  5. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  6. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  7. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  8. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  9. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  10. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  11. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  12. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  13. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  14. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  15. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  16. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  17. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  18. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  19. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  20. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  21. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  22. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходило в Беларуси 3 марта
  23. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  24. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  25. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  26. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  27. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  28. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  29. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  30. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным


/ /

Два года в СИЗО, три месяца в процессе в Верховном суде, но расплакалась директор Витебской бройлерной птицефабрики, сенатор Анна Шарейко уже после освобождения в зале суда, оказавшись в объятиях родственников. «Чтобы защитить себя, надо было работать. Калькулятора вот не было, пришлось считать все вручную. Но время на это было», — улыбается Шарейко окружившим ее у зала суда журналистам. Она бодра, ни на кого не обижена, не хочет уезжать из страны и очень ждет освобождения своего будущего мужа Вальдемараса Норкуса, который, единственный из обвиняемых, остался досиживать один месяц.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Я все время надеялась на справедливость. К сожалению, не совсем так, но и за это спасибо. Более или менее, но все равно разобрались и нас отпустили. Очень обидно, что остался [за решеткой] один человек, для меня родной и любимый человек. Но осталось совсем немножко», — говорит Шарейко. Двухлетний срок, назначенный Вальдемарасу Норкусу, заканчивается 10 июля.

«Я все время думала о том, что должны разобраться. И разобрались. Я была уверена в том, что разберутся», — продолжает она.

При этом многие вопросы пока остаются без ответа: в частности, сенатор не решила, будет ли обжаловать приговор.

Виновна, но свободна. Шарейко освобождена в зале суда

Некоторые из вышедших на свободу чуть ли не в первую очередь говорили, что больше работать на государство не готовы — только на себя. Шарейко улыбается: «А меня тянет [на госпредприятие]. Очень тянет. Я жила этой работой всю жизнь и живу этим каждый день до сих пор. И каждый день считаю, думаю, решаю — все это время я работала».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Причины и возможные мотивы своего задержания она комментирует неохотно: «Трудно сказать. Наверное, какие-то ошибки произошли, в которых разбирались долгое время и частично разобрались. Частично, наверное, не хотят признать свою ошибку».

Всех, кто следил за процессом, удивил коллектив фабрики: ни тени злорадства к руководителю, который оказался в сложной ситуации. На многих заседаниях присутствовали коллеги, помятые и невыспавшиеся после ночного витебского поезда, ночи на вокзале («а брились в туалете, там же, на вокзале», вспоминают мужчины), раннего выезда из Витебска целой колонной легковушек. Они аплодировали, плакали, передавали приветы под одергивания конвоя, а потом убегали на вечерний поезд, не досидев до конца судебного заседания. Сегодня сдержанные рыдания при озвучивании сроков перешли в бурные аплодисменты при словах «от отбывания наказания освободить».

«Наверное, по-другому не могло быть. Я коллективу отдавала всю себя без остатка. Я не только любила работу, но искренне любила и люблю коллектив. Это не может быть не взаимным. Работа — это была вторая жизнь, коллектив — семья», — говорит Анна Шарейко.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Не готова она пока ответить и на вопрос, когда свадьба: «У нас же не было времени поговорить на эту тему. Вот он выйдет, тогда и решим. Мы вам обязательно скажем».

Удивительно, но у директора нет обиды на проверяющих. «Проверяли, но они и должны были проверять. А как по-другому? Проверяли, и, по-моему, они убедились, что работа была прозрачная, открытая, честная и порядочная. Уверена, что убедились». Она добавляет, что проверяющие не всегда могут вникнуть в специфику и тонкости, отсюда и возможные допущенные ошибки. «Если бы привлекли людей, которые очень тонко и узко понимают тему, наверное, этой ошибки бы не произошло. Считаю, что с их стороны была грубая ошибка», — уверена Шарейко.

«Ничего, это для нас тоже какой-то урок, закалка. Люди, которые сильные по жизни, не становятся слабее в таких местах. Только сильнее, еще больше закаляются и больше хотят работать, приносить пользу», — улыбается она.

Сенатор вообще не склонна кого-то обвинять ни в своем заключении, ни в проблемах на фабрике. «Как бы то ни было, я — государственный человек. Я понимаю ту озабоченность государства, которое хочет, чтобы везде был порядок. Если что — потом разбираются. И по делу Мальцева тоже разобрались. Наверное, если где-то есть сильные нарушения, все не заканчивается таким освобождением. Наши органы нельзя провести. Они все проверят тщательно, под лупой».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Первые минуты на свободе

Условия содержания на Володарке Шарейко назвала терпимыми: «Нормальные. Для человека, который привык жить в системе, в режиме, это условия нормальные. Для меня ничего не было сверхъестественного. В шесть встал, в десять лег, день четко распланирован. За все два года у меня не было ни минуты свободной. Все время занята была — и по быту, и спортом. Даже на двух метрах можно заниматься спортом, и я занималась, держала себя в форме. Писала письма, читала книги, совершенствовала себя, догоняла то, что дома не удавалось сделать. Эти два года прожиты не зря».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Шарейко и ее адвокат Татьяна Сычева

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
 
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Заместитель Шарейко Евгений Коновальченко получил четыре года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение
 
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Вальдемарас Норкус остался за решеткой один - еще на месяц

Обиды абсолютно ни на кого не осталось, уверяет она. «Я очень благодарна этому СИЗО за то, что они относятся ко всем одинаково. Для них нет директора и бомжа. Равные условия для всех. Я люблю, когда ко всем относятся справедливо, равно, никто никого не гнобит. Я должна сказать спасибо за то свое содержание [в СИЗО], которое мы имели. Видите, я цела и здорова. Ничего плохого сказать не могу».

Планов, говорит директор, пока нет — не знала, чем закончится суд. С работы не увольнялась, членом Совета Республики также оставалась, но будет ли продолжать работу на фабрике, не знает. «Наверное, я должна поехать к руководству, чтобы понять, доверяют ли мне. Если ко мне будет какое-то недоверие, я работать не буду. Я хочу приносить пользу», — говорит она. Но на вопрос о том, планирует ли после свадьбы уехать из страны, отвечает, не раздумывая: «Я живу здесь и люблю свою страну».

Гвозди бы делать из этих людей…

Все новости по теме «Суд над сенатором Шарейко»

-30%
-70%
-30%
-25%
-30%
-40%
-20%
-5%
-10%
-20%
0072606