/ /

«МАЗ, как и БелАЗ, и Мотовелозавод, — это лицо нашей страны. Мы ни в коем случае не можем и не имеем права угробить эти предприятия», — поставил недавно точку в дискуссии о целесообразности спасения проблемных предприятий президент Беларуси. Но аргументы, убедительные на словах, не всегда кажутся бесспорными в цифрах. TUT.BY выяснял, как последние три года работает десятка самых часто упоминаемых нуждающихся в господдержке, помощь которым только в прошлом году потянула на несколько триллионов рублей.

Рисунок С.Вельможко - Щекотка
Рисунок С. Вельможко — «Щекотка»

В опубликованных на днях Минфином результатах работы ОАО по итогам 2015 года многие «предприятия-бренды» ожидаемо оказались в топе самых убыточных. Но убытки убыткам рознь.

В частности, для многих белорусских предприятий серьезным ударом по прибыли и в прошлом году, и не раз ранее стали отрицательные курсовые разницы, которые возникли из-за девальвации национальной валюты, а также высокая закредитованность и недозагруженные мощности. К примеру, эксперты обращают внимание на упавшую в 30 раз чистую прибыль «Нафтана» при незначительном снижении прибыли от реализации продукции или на падение чистой прибыли «Савушкина продукта» до 1,5 млрд рублей с 416,7 млрд в 2014-м, хотя по прибыли от реализации ключевой экспортер молочной продукции входит в топ-15 самых успешных в стране. Основные причины падения — реализованные крупные инвестпроекты (в частности, «Савушкин продукт» построил новый завод), потери на курсовых разницах, а в случае с «Нафтаном» и падение цен на нефть.

Поэтому, изучая положение десятки получателей господдержки, мы обратили внимание не только на чистую прибыль, но и на динамику по показателю «прибыль (убыток) от реализации продукции, товаров, работ, услуг», чтобы оценить, насколько эффективно предприятие продает свою продукцию.

В частности, Светлогорский ЦКК не просто получал убытки по этой статье все три года, но и наращивал их. Два года в убытках МАЗ, причем в 2015-м убыток оказался почти в два раза больше, чем в 2014-м. Аналогичная ситуация — по «Гомельстеклу». При этом гендиректор МАЗа Дмитрий Катеринич заверял президента, что уже в нынешнем году планируется выйти на эффективную работу, а благодаря оказанной в 2015 году господдержке (более 1 трлн рублей, по оценкам экспертов) удалось решить ряд финансовых проблем, нарастить объемы производства, снизить запасы готовой продукции на складах, увеличить экспорт. При этом МАЗ уже попросил у государства 430 млн долларов на инвестпроект по модернизации.

В непростой ситуации оказался БМЗ, который основательно вложился в несколько дорогих инвестпроектов, но попал на серьезный спад спроса, в том числе — на продукцию новых производств, что заставило премьер-министра Андрея Кобякова отметить, что «необходимо более тщательно проработать экономическую составляющую». В итоге БМЗ получил обещанную в конце прошлого года господдержку в виде разрешения на выпуск валютных облигаций на 240,5 млн долларов, чтобы рассчитаться с банками по кредитам.

МТЗ и «Гомсельмашу» в прошлом году оказали господдержку на 580 млн долларов. При этом «Гомсельмаш» в прошлом году получил убыток от реализации в размере 290,3 млрд рублей, оказавшись по этому показателю на втором месте с конца среди всех ОАО страны (антилидер — МАЗ, третье — «Гомельстекло»), хотя в 2014-м предприятие получило прибыль от реализации в размере 171,8 млрд рублей.

Уже не первый год правительству приходится решать проблемы многострадальной стекольной отрасли. В прошлом году господдержка понадобилась и «Гомельстеклу», которое должно банкам более 100 млн долларов, и стеклозаводу «Неман», решить проблемы которого пытаются уже десять лет.

Из предприятий деревообработки самые большие убытки от реализации показали «Витебскдрев» (67,1 млрд рублей), «Мостовдрев» (65,7 млрд) (оба — в первой десятке антилидеров), «Борисовдрев» (54 млрд), «Гомельдрев» (53 млрд), «Речицадрев» (52,7 млрд). На этом фоне результаты работы «Ивацевичидрев», которому в мае выделили бюджетный заем под оборотку на 300 млрд рублей, выглядят вполне оптимистично.

Нелегкую долю легкой промышленности можно проследить на примере двух минских предприятий, «Камволя» и «Сукна», которые все думают то ли объединить, то ли закрыть. В итоге «Камволю» хоть и досталось от президента за попытки очковтирательства, но бюджетный заем на 5 млн евро на оборотку ему все-таки выделили. Внятный финансовый результат за это время показало только «Сукно» в 2014 году, но с производством успехи явно не связаны. Эксперты говорят о том, что интерес к этому предприятию больше объясняется площадями почти в центре Минска.

В нынешнем году правительство и Нацбанк намерены «дожать» вопрос неумеренной и неразборчивой господдержки: прежние вливания бюджету уже не по карману, да и эффективность былых «спасательных операций» не очевидна.

Смотреть инфографику с мобильного устройства

{banner_819}{banner_825}
-10%
-50%
-20%
-15%
-35%
-50%