Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В понедельник в Верховном суде продолжились прения по делу сенатора и гендиректора Витебской бройлерной птицефабрики Анны Шарейко и еще шести обвиняемых.

Адвокат Евгения Коновальченко, заместитель Шарейко по правовым вопросам, Николай Шалимо проанализировал должностные обязанности подзащитного, подчеркнув, что «ни одного прокола Коновальченко не выявили многочисленные проверки». «Прицепились к приказу № 44 (им определялся порядок проведения конкурсов на закупку. — Прим. ред.) […] Обвинение потратило много времени, чтобы выяснить, обязательно ли действие приказа № 44. А какое дело до этого внутреннего приказа обвинению? Это внутренний документ предприятия, руководитель определяет, какие приказы — неважно, устные или письменные — будут исполняться», — аргументировал защитник.

Оценку работы Коновальченко дает наниматель, подчеркнул он. «Уже следователи и прокуроры будут определять, какие документы нужны во внутренней работе предприятия. Пусть бы уже поучили цыплят-бройлеров кормить!» — сказал адвокат.

Он подчеркнул, что следствие не доказало, в чем был умысел Коновальченко, в чем он нарушил интересы фабрики. «А обвинению это и не нужно, хотя речь идет о миллиардах прибыли и тысячах работников», — заявил Шалимо

Адвокат отметил, что закупкой кормов на фабрике занималась комиссия во главе с Коновальченко, но в нее входили реальные специалисты по выращиванию птицы. «Хотел бы я увидеть лицо Шарейко, если бы к ней пришел Коновальченко, оспаривая решение рабочей группы комиссии по закупкам, где были действительно специалисты по кормам. Коновальченко — юрист, а не специалист по кормам, задание на закупку он не готовил», — сказал адвокат.

Недоумение защитника вызвали и подозрения в отношении подзащитного, старания которого объясняют якобы стремлением создать благоприятное впечатление на руководителя. Старания эти обвинение считает связанными с тем, что в 2006 году он получил от фабрики беспроцентный заем на 68 млн рублей. «Хочется спросить, что курил автор, когда это писал? Выходит, Коновальченко в 2006 году знал, что Шарейко вовлечет его в преступную группу в 2011 году, и заранее стремился создать о себе хорошее впечатление», — отметил Шалимо.

Обвинения в отношении Коновальченко адвокат назвал «фантазиями следователя», добавив, что, «с точки зрения следствия, любая рабочая группа на предприятии — преступная».

Николай Шалимо подчеркнул, что в деле экономической экспертизы нет, искового заявления фабрики нет, есть только «глубокое убеждение следователя» в виновности Коновальченко и остальных.

Обвинение также утверждает, что Коновальченко «существенно подрывал как в его лице, так и в лице Шарейко организующую и направляющую роль предприятия, авторитет женщины-руководителя, имидж представителя законодательной власти […], что причинило существенный вред общественным интересам». «Прямо статья 58 прим. Уголовного кодекса 1937 года! Хорошо, что сейчас 2016-й», — резюмировал Шалимо, попросив оправдать своего подзащитного.

Адвокат Николая Комарова Виктор Чернов подчеркнул, что обвиняемые и их семьи два года не могут пользоваться арестованным имуществом. Он также обратил внимание на то, что Комаров содержался в СИЗО Минска 10 месяцев, уже 1 год и 16 дней — под домашним арестом. «Это более 32 месяцев ограничения свободы, а предложенное наказание соответствует 24 месяцам — то есть он уже отбыл на 8 месяцев больше, чем предложено гособвинителем», — сказал адвокат.

В суде всегда выявляются недостатки следствия, и очень обидно, отметил Чернов, что такие недостатки в работе допускают сотрудники Следственного комитета Центрального аппарата. В адрес следственных органов он попросил вынести частное определение, в котором будет реакция на нарушения и недостатки, выявленные в ходе расследования. Речь, с точки зрения защитника, идет и о художественной стилистике обвинения, несоответствующей УПК Беларуси, и предвзятость обвинения.

В Верховном суде продолжается слушание уголовного дела в отношении сенатора Анны Шарейко и еще шести сотрудников фабрики и представителей компаний-поставщиков, им предъявлено обвинение в злоупотреблении властью или служебными полномочиями (ст. 18, ч. 2 ст. 424 УК). При этом, по версии следствия, Шарейко, будучи гендиректором Витебской бройлерной птицефабрики, вступила в коррупционный сговор со своим сожителем Вальдемарасом Норкусом, директором литовской фирмы «Даймас» и учредителем компании «Русском-Р» (он обвинен в пособничестве), через которую шли поставки в Витебск комбикормов и кормовых добавок.

По словам прокурора, фирма Норкуса для заявки на конкурсе выставляла заведомо заниженную цену, но потом стоимость увеличивалась за счет транспортных расходов и таможенных платежей. В результате конечная цена иностранного комбикорма была значительно выше отечественного. Гособвинение оценивало ущерб в 6,6 млрд рублей.

Свою вину не признала как Шарейко, так и ее бывшие заместители Надежда Семченкова, Евгений Коновальченко и Николай Комаров, и партнеры Вальдемарас Норкус и Михаил Разживин.

Гособвинитель Анатолий Метельский попросил назначить наказание 2 года 6 месяцев для Шарейко и Норкуса и штраф по 150 базовых с каждого. Прокурор считает, что деяния обвиняемых нанесли вред государственным и общественным интересам, хотя обвинение признало отсутствие материального ущерба по делу. Обвинение отказалось и от того, что преступление совершено в составе группы.

Для заместителей Шарейко Семченковой и Коновальченко, а также Разживина Метельский запросил по 2 года лишения свободы со штрафом 100 базовых.

Всех — с лишением права занимать определенные должности в течение 5 лет и с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима. Лиоренцевичу и Комарову обвинение просит 2 года ограничения свободы без направления в исправительные учреждения.

Шарейко находится под стражей с августа 2014 года. При этом в 2011—2013 годах, когда, по оценке следствия, действия обвиняемых наносили фабрике ущерб, Витебская бройлерная птицефабрика была прибыльной, а 2014-й год закончила и вовсе в первой двадцатке самых прибыльных ОАО страны (150 млрд рублей чистая прибыль). По итогам 2015 года ее чистый убыток составил 50 млрд рублей.

Все новости по теме «Суд над сенатором Шарейко»

{banner_819}{banner_825}
-25%
-10%
-40%
-10%
-10%
-23%
-5%
-50%
-14%