154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. Мингорисполком отказал организаторам в проведении «Чернобыльского шляха»
  2. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  3. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  4. Кому, зачем и сколько? Суд по делу Виктора Бабарико: что говорит «взяткодатель»
  5. Тепла хочется? В апреле не дождетесь: печальный прогноз погоды
  6. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  7. «И линии нарисуем, и достойно ответим». В Москве прошла встреча Лукашенко и Путина
  8. СМИ выяснили, кто может быть четвертым фигурантом по «делу о госперевороте»
  9. Мингорсуд оставил в силе приговор журналисткам «Белсата» за стрим с «Площади перемен»
  10. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  11. Какие курсы доллара и евро установили обменники 23 апреля
  12. Усилить защиту силовиков, ужесточить наказание за экстремизм. Какие изменения в УК поддержали депутаты
  13. Вводят новшества по валютному рынку. Что они означают для белорусов
  14. Родстер за 55 тысяч долларов и броневик — за 5. Посмотрели, какие эксклюзивные авто можно купить прямо сейчас
  15. Кто знал правду о чернобыльской катастрофе в 1986 году и как боролись с тем, чтобы «не было паники»
  16. Ну, как съездил? Что смотреть в Старых Дорогах, а что не стоит
  17. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  18. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  19. ЧП с водоводом в минской Чижовке. Санитарные врачи разрешили пить воду из крана
  20. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  21. «Симптомы эпилепсии — это не только судороги и обмороки». Разбираем с неврологом мифы о болезни
  22. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  23. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  24. Как самому недорого создать эффектный сад без помощи ландшафтного дизайнера. Вот простые советы
  25. Провизор дает шесть простых советов, которые помогут вам сэкономить на лекарствах
  26. Покупатель с 50 тысячами долларов — король на рынке квартир в Минске. А королю не нужно спешить
  27. Правительство может отменить «заморозку» цен на социально значимые товары — и вот почему
  28. Украина вводит спецпошлину на белорусские автобусы и грузовики
  29. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  30. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца


Мотивы громких задержаний крупных бизнесменов могут быть разные, но сейчас важно понять не столько их, сколько возможные последствия такой практики для страны. Такое мнение высказал аналитик Сергей Чалый в очередной программе «Экономика на пальцах».

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Эксперт не удивлен тем, что власть начала приходить за людьми, которые были столпами уникальной белорусской модели последние 20 лет. «Сейчас эта модель оказалась в состоянии сжимающегося пирога и увеличивающихся аппетитов», — отметил Чалый.

То есть сейчас фактически в стране меняется политэкономическая модель, ведь отношения собственности — ключевые отношения любой модели, напомнил эксперт.

«Первый вывод из посадок: очень мало будет желающих занять это место. У условных „олигархов“ частная собственность не особо защищена законодательно — это не столько бизнес, сколько рентный доход. Формула такая: мы вам создали условия, и теперь вы нам должны», — рассказал Сергей Чалый, добавив, что речь может идти о необходимости взять убыточный колхоз, что-то построить и т.п.

Он подчеркнул, что белорусская модель была из числа тех, «которые работают, пока экономика растет, а потом начинают отказывать».

«Пирога стало меньше, и наши условные олигархи стали должны больше. В итоге, если верить президенту, тот же Юрий Чиж оказался в долгах и вынужден был распродавать свои активы. В этой ситуации понятно желание бизнеса увести часть активов за пределы досягаемости государства», — отметил эксперт.

Но с точки зрения властей это выглядит нарушением определенного социального контракта. «Раньше с государством надо было делиться денежными потоками, а когда стало совсем плохо с госфинансами, возник соблазн не стричь, а резать, — продолжал Чалый. — То есть права теперь будут предъявлены не только на поток, но и на запас, то есть на капитал, на собственность».

При этом в нынешних условиях нельзя сказать, что «условного Чижа сменит условный Чиж штрих». «Изменилась функция. То есть это не довольство персональным составом олигархата, не конкурентная борьба между ними, это изменение отношений власти к собственникам. При этом желающих оказаться на условно освободившемся месте Чижа нет. Звание олигарха теперь является не привилегией, а обузой», — уверен аналитик.

Он подчеркнул, что вся модель строилась на том, что не важно, кому принадлежит собственность, важно, кто контролирует денежные потоки: «Любая прибыль у нас — это не плата за предпринимательский риск и не собственное достижение, а результат действия системы, и ей надо быть благодарным. В итоге собственник становился условным менеджером».

Особая история, считает Сергей Чалый, — некогда приватизированные госпредприятия. «Создается система отъема собственности, при которой выстраивается четкая схема, к примеру, под видом защиты прав миноритарных акционеров. Причем для этого может и не требоваться форс-мажорных обстоятельств, вроде пожара на „Пинскдреве“. Речь при этом может идти о предприятиях, где доли государства вообще нет. То есть государственная собственность бывшей у нас не бывает».

Эксперт отметил, что это явный сигнал инвесторам, особенно иностранным, что если вкладывать, то в гринфилд, который у нас, «в принципе, уважают, пока проект не станет слишком крупным — тогда ему тоже придется работать по правилам, диктуемым государством».

Сергей Чалый также обратил внимание на новеллы закона о банкротстве и мнение о них Михаила Кирилюка. «Сейчас иск о субсидиарной ответственности уже не право, а обязанность антикризисного управляющего, большинство из которых удовлетворяется. Причем ответственность несут все учредители, к примеру, общества с ограниченной ответственностью. И размеры этой ответственности — это размер непогашенной задолженности». При этом, по статистике Экономического суда Минска, 85% исков о привлечении к субсидиарной ответственности удовлетворяются, около 10% заканчиваются примирением или уменьшением суммы, отказ от привлечения к субсидиарной ответственности — это только 5% случаев. «То есть норма, существовавшая на случай злонамеренного банкротства, теперь применяется широким фронтом», — пояснил эксперт.

«В итоге сам принцип, сама идея института банкротства и института ограниченной ответственности, появившаяся в середине 19 века, перестают функционировать. Смысл понятия „юридическое лицо“ теряется. Любое частное предприятие сейчас — это ИП, который всем имуществом отвечает по долгам предприятия», — констатировал он.

По мнению Сергея Чалого, в нынешних условиях можно сделать вывод о том, что самый безопасный бизнес в Беларуси сегодня — достаточно мелкий, не масштабируемый, низкомаржинальный и достаточно сложный в управлении, с минимумом собственности. «Фактически это гаражный бизнес, от которого мы пытались когда-то уйти, — пояснил он. — В итоге вместо шага вперед экономика Беларуси делает шаг назад».

Описать эту новую белорусскую реальность сложно, отмечает эксперт. «После авторитарной модернизации мы пришли к абсолютистской архаизации. Не будет никакой концентрации частного капитала, мы не увидим инвесторов ни в какую из отраслей, в том числе — в гринфилд. Нетто-результат такой политики — практически полное огосударствление сколько-нибудь крупного капитала. Оставшийся частный бизнес в итоге будет сведен до той самой гаражной экономики. В результате деэволюции пирог станет еще меньше», — предупредил эксперт.

Идеальными управленцами для новых политэкономических отношений станут вчерашние чиновники-сидельцы, готовые работать не за совесть, а за страх, — резюмировал Чалый.

-15%
-25%
-25%
-30%
-12%
-30%
-40%
-15%
-25%
-15%