151 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег
  2. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  3. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  4. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  5. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  6. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  7. МИД о возобновлении санкций: Беларусь предпримет все усилия, чтобы защититься от деструктивных мер США
  8. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  9. «Глубоко разочарован ее действиями». Глава федерации баскетбола прошелся по Снытиной
  10. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  11. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  12. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  13. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  14. В Браславе в костеле обвенчалась пара — жениху и невесте по 91 году
  15. За сутки в стране 888 случаев COVID-19. Заразившихся на 146 человек больше, чем выздоровевших
  16. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  17. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  18. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  19. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  20. Для въехавшего в колонну силовиков водителя BMW прокурор запросил 12 лет колонии
  21. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  22. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  23. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  24. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  25. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  26. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  27. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  28. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  29. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  30. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги


/

Фото: my-evp.ru
Фото: my-evp.ru

«Кастрычнiцкi эканамiчны форум» из серии экономических конференций, как и инаугурационная речь президента, так и не дала ответа на вопрос: каким образом страна будет выбираться из кризиса, который треплет ее экономику с 2009 года. Уже и президент признал, что кризис в экономике Беларуси развивается, и показатели в экономике продолжают ухудшаться, и экспорт тормозит. А программы вывода страны из кризиса как не было, так и нет.

Идеализм и разрушение

Впрочем, выступления на форуме наших «младореформаторов» (г-н Снопков, зам. главы Администрации, г-н Рудый, помощник президента, г-н Заборовский, первый зам. министра экономики), которые и ранее были замечены в либералоподобных высказываниях, призваны были показать, что власть над выработкой такой программы активно работает. И в общих чертах ее наработки требованиям кредиторов могут соответствовать. Тем более, что правительственная программа разрабатывается в тесном контакте (на деле — под руководством) со Всемирным банком.

Правда, складывалось впечатление, что реально речь идет не столько о рабочей программе, руководстве к действию, сколько о документах типа заявлений о намерениях, призванных подвигнуть потенциальных кредиторов на положительное решение по кредитам, которые мы запросили. И сроки проведения реформ у них были и растянуты, и не очень жестко фиксированы, и не все обязательства конкретны. Во всяком случае ранее имели место случаи, когда после получения кредита от своих обязательств такого рода наша власть отказывалась либо их выполнение просто саботировала. Особенно — во всем, что касалось программ приватизации.

Видимо, наученный этим горьким опытом, в этот раз и МВФ потребовал гарантий выполнения плана реформ от нашего президента («Программа реформ должна иметь гарантии на самом высоком уровне!»), и ЕАБР устами г-на Панкина заявил, что основные реформы должны быть проведены за год-два.

Как результат: в инаугурационной речи президент, по сути, дезавуировал «младореформаторов». Заодно обрушившись и на любые проекты структурных реформ в нашей экономике.

Между прочим, структурные трансформации в экономике страны все равно идут. Например, за счет промышленности растет в ВВП доля торговли и сферы услуг в целом, умирают небольшие предприятия на периферии и даже бывшие советские гиганты. И проч., и проч. Правда, назвать это «структурными реформами» невозможно, поскольку трансформации такого рода идут вопреки сопротивлению им правительства. Структурные реформы от структурных трансформаций тем и отличаются, что проводятся с упреждением последствий хода объективных процессов. Что позволяет смягчить нежелательные последствия для экономики и социальной сферы процессов, которые нет сил остановить.

Конечно, условия выделения кредитов как МВФ, так и ЕАБР требуют сокращения государственных расходов и социальных программ. И, по моему мнению тоже, эти условия не соответствуют национальным интересам Беларуси. Но структурные реформы для страны все равно необходимы. Как и кредиты. Правда, реформы не совсем такие, как предлагает и МВФ, и ЕАБР, и наши «младореформаторы», и уж тем более либералы.

Несмотря на внешнюю схожесть программ структурных реформ, цели и задачи этих программ существенно различаются. Проблема в том, что, говоря о структурных реформах, каждый из авторов программ выхода Беларуси из кризиса имеет в виду свое.

Для либералов всех мастей структурные реформы — часть общерыночных реформ. Их вдохновляет вера в спасительную силу «невидимой руки рынка», которая сама разрулит все проблемы. Их программа — максимально возможная приватизация, уход государства из экономики, создание условий для притока иностранного капитала. Причем программу структурных реформ без масштабной приватизации либералы просто не воспринимают.

Программа столь же идеалистическая, сколь и разрушительная. «Гайдарономика» это показала. Ключевой ее пункт — приватизация.

Сама по себе приватизация — нормальное управленческое решение: часть принадлежащего государству капитала вместо формы основных фондов или акций приобретает форму денег. Исходя из планов или потребностей управления государственным капиталом — вполне допустимо. Но проблема в том, что по цене, соответствующей стоимости этого капитала, покупателей на госсобственность много быть не может. Когда либералы говорят о приватизации, на деле они говорят о льготной приватизации, о продаже со существенным снижением цены. На другую просто не существует достаточно покупателей. А когда такие продажи становятся массовыми — приватизация превращается в грабеж.

Либералы — большей частью идеалисты-книжники, слабо понимающие смысл слов, которые они произносят. Но приватизацию проводят не теоретики, а конкретные люди, хорошо понимающие что, зачем и почему они делают. Угроза либеральных «реформ» исходит не от либералов-теоретиков, а от чиновников, прикрывающихся либеральной идеологией.

Нет места под солнцем

Основная идея реформ в Беларуси для МВФ — включение экономики страны в мировой рынок. То же создание условий для свободного движения капитала и рабочей силы. Вне зависимости от страны их происхождения и стратегических планов. «Невидимая рука рынка» для МВФ направляется и ограничивается планами крупных корпораций и банков, которые «слишком велики, чтобы лопнуть». Что, по его мнению, придает, наряду с экономической политикой крупных государств, некую устойчивость стихии мирового рынка.

А что это приводит к доминированию крупных государств и крупных корпораций, которые могут этим доминированием злоупотреблять (и уже злоупотребляют) — по мнению идеологов МВФ представляет собой лишь досадный побочный эффект.

Для Беларуси здесь проблема в том, что, в рамках такой структуры экономики, имеет место иерархия и жесткая конкуренция государств за «место под солнцем». Которое определяет направления потоков капитала из богатых стран и условия допуска товаров и услуг на их рынки. Причем политические решения в этих случаях приносят лишь временный эффект, долгосрочные экономические тенденции все равно все расставят на свои места. К такой конкуренции Беларусь не готова.

Для ЕАБР основная задача — создание Единого экономического пространства для ЕврАзЭс. С определенной степенью защиты от перипетий рынка мирового, тенденции развития которого для этих стран неблагоприятны. Их экономики слишком малы и недостаточно конкурентоспособны. Вместе у них шансов выжить чуть больше. Правда, ненамного. Так что и здесь деятельность «невидимой руки рынка» тоже корректируется экономической политикой государств.

В конце пути для ЕАЭС должны быть унифицированы все условия хозяйствования, обеспечена свобода передвижения товаров, капиталов и рабочей силы. «Белорусская модель» в Единое экономическое пространство даже ЕАЭС не вписывается, и долго заставить партнеров мириться с этим не получится. Достанут.

Однако проблема в том, что сам ЕАЭС выглядит пока образованием, успех которого вовсе не гарантирован. Во многом возможность его выживания определит исход противостояния России и Запада. И Украина здесь — только повод: в целях обеспечения своего доминирования в мире, США по всему миру стремятся региональные блоки торпедировать. Это касается даже таких ближайших союзников, как ЕС и АСЕАН, которым США уже подготовили замену. И уж тем более им не нужен блок, усиливающий позиции в мире России.

Важно и то, каким образом удастся выстроить взаимоотношения ЕАЭС, Китая и Индии. Других полноценных союзников в экономическом противостоянии с Западом у России на планете просто нет. Политического желания выстроить такие отношения достаточно много, но экономических оснований для тесного взаимодействия пока нет. И в целом не очень ясно, чем, кроме ВПК, Россия может помочь таким гигантским экономикам, как Китай и Индия. Для тесного союза этого недостаточно. А если ЕАЭС придется открыть свой рынок для китайских и индийских товаров — для Беларуси места на нем точно не останется.

Место и роль Беларуси как в ЕАЭС, так и в его сотрудничестве с Китаем и Индией пока не просматривается. Во всяком случае в нынешней структуре нашей экономики такого места и быть не может: их рынки в нашей номенклатуре насыщены, конкурентоспособность нашей продукции на этих рынках большей частью невелика. Хотя политических проблем между нашими странами нет.

Эксперты как МВФ, так и ЕАБР не скрывают, что их предложения для Беларуси в краткосрочной перспективе приведут к падению производства и доходов государства, росту безработицы, общему снижению уровня жизни населения. Правда, обещают, что потом, «в среднесрочной перспективе», оздоровленная таким образом экономика вырастет, и вслед за тем вырастут и доходы государства и населения.

Падение будет точно, а вот будет ли потом рост — проблематично. До начала кризиса, хоть и небольшие, но шансы еще были: мировая экономика росла. Сегодня эти предложения не учитывают, что в условиях глобализации и мирового кризиса перепроизводства место обанкротившихся на первом этапе предприятий необязательно займут вновь созданные предприятия белорусские. Более вероятно, что нишу немедленно займет импорт и падение станет необратимым. Во всяком случае и Россия, и Украина советского уровня производства так и не достигли, и сегодня, в кризис, проблем имеют «выше крыши».

Таким образом оба пакета условий для выделения кредитов, что МВФ, что ЕАБР для сегодняшней Беларуси стратегически неприемлемы: места для «белорусской модели» в той структуре, которую выстраивают эти организации, нет.

Но это вовсе не означает, что тактически правительству не придется идти на эти условия. В конце концов, и «белорусскую модель» придется демонтировать, и структурные реформы проводить. В противном случае сползание страны на уровень Гондураса неизбежно. А сокращение производства, падение доходов бюджета без реформ точно так же поставят под вопрос возможность поддержки хотя бы на нынешнем уровне и уровня жизни населения, и образования, и здравоохранения, как и условия кредита МВФ. Да и независимость страны будет под угрозой тоже. А без кредитов нам не обойтись. Только кредиты должны идти на создание новых производств, новых рабочих мест. А не на дворцы, зарплаты чиновников и инфраструктурные проекты. От которых отдача когда еще будет.

В конце концов вектор развития нашей страны определит разность скоростей между скоростью затухания старой экономики и скоростью создания новой. А пока, похоже, у власти даже представления нет, как эта новая экономика должна выглядеть и как эту новую экономику создавать. Потому и кризис нас не покидает.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

-40%
-23%
-40%
-10%
-50%
-50%
-23%
-10%
-15%
-35%
-10%
-40%