1. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  2. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  3. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  4. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  5. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  6. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  7. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  8. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  9. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  10. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  11. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  12. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  13. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  14. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  15. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  16. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  17. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  18. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  19. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  20. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  21. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  22. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  23. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  24. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  25. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  26. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  27. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  28. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  29. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  30. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы


/ /

В очередном выпуске «Экономики на пальцах», до президентских выборов перешедшей в текстовый формат, аналитик Сергей Чалый объясняет, что «восстановительный рост» пока остается в мечтах, почему МАЗу не помогут «товарищи по несчастью» и стоит ли ждать, что испортившие белорусам экономику «внешние факторы» начнут работать на нас.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY
Фото: Сергей Балай, TUT.BY

Рост или падение?

Выразителем государственного оптимизма на прошлой неделе стал премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков, обративший внимание на то, что в белорусской экономике наметилась позитивная траектория. «Экономика вступила в стадию восстановительного роста. Однако резкая девальвация российского рубля в августе, а вслед за ней и вынужденное изменение курса белорусского рубля к иностранным валютам внесли некоторые коррективы, но есть основания полагать, что наметившаяся позитивная траектория сохранится», — сказал премьер.

Темпы падения ВВП в стране действительно замедлились — минус 3,5% к аналогичному периоду прошлого года за январь-август при минус 4% за семь месяцев.

Аргументом в пользу оптимизма для Кобякова стал прирост объемов промышленного производства в июне-августе на 0,6% к январю-маю нынешнего года. «Но январь-февраль — вообще некорректная база для сравнения, там даже количество рабочих дней заметно меньше. Хотя надежда на восстановительный рост понятна, но никакого роста пока не будет, судя по рецессии в России», — прокомментировал Чалый.

Более того, продолжал он, Всемирный банк указывает, что без проведения реформ Россия рискует на десятилетия попасть в ловушку низких темпов экономического роста, и такие же риски характерны для Беларуси. «Ухудшение условий внешней торговли и неопределенность экономической политики — два главных препятствия для восстановления экономического роста России», — цитируют «Ведомости» доклад Всемирного банка.

С первым препятствием придется смириться: волатильность цен на нефть может и дальше способствовать сокращению экономики, не исключает главный экономист ВБ по России Биргит Хансль. «Мы еще не уверены, достигла ли экономика дна, — сказала она. — Перспективы 2015−2016 гг., к сожалению, негативны». В 2015—2016 гг. единственным источником роста остается чистый экспорт (за счет снижения импорта), но его вклад не компенсирует падения потребления и инвестиций, пишут «Ведомости»

«Ровно то же самое можно сказать и про нас, — констатировал Чалый. — В частности, про неопределенность экономической политики, когда краткосрочные шаги противоречат долгосрочным планам».

Три фактора не дают рассчитывать на традиционные источники роста, продолжал эксперт: «Во-первых, невозможно смягчение денежно-кредитной политики — в силу борьбы с инфляцией, ставшей основным макроэкономическим индикатором. Во-вторых, остаются выплаты по долгам, пик которых уже превратился в плато, что ограничивает возможности для бюджетного стимулирования. В-третьих, падение доходов населения ограничивает внутренний спрос, а из-за давления на бизнес, вроде печально известного постановления № 666, роста инвестиций также ожидать не приходится».

Кроме того, Сергей Чалый обратил внимание на то, что для Беларуси резко сокращаются выгоды от партнерства с Россией.

Основная причина снижения цен на российский газ — падение мировых цен на нефть. Разница между ценой на газ для Беларуси и среднегодовой экспортной «газпромовской» ценой стала заметно снижаться в последние пару лет, а в будущем году разница составит рекордно низкое значение, цитирует он статью Татьяны Маненок на ресурсе «Наше мнение».

По оценкам Минэкономики РФ, на фоне того, что нефтяные цены к 2018 году не поднимутся выше 60 долларов за баррель Urals, в 2016 году «Газпрому» придется продавать газ по рекордно низкой средней цене — 162 доллара за тысячу кубометров, хотя в 2014 году экспортная цена российского монополиста составляла 351 доллар, оценка на 2015 год — 237 долларов.

«Если исходить из прогноза Минэкономики РФ, то цена импортируемого из России газа для Беларуси в 2016 году может отличаться от среднегодовой экспортной цены „Газпрома“ всего на 20−22 доллара за тысячу кубометров. Для сравнения: в 2015 году эта разница достигала примерно 100 долларов на каждой тысяче кубометров», — отметила Маненок.

Белорусско-российские газовые отношения стали предсказуемыми после того, как в конце 2011 года было подписано пакетное соглашение о продаже «Газпрому» белорусской газотранспортной системы «Белтрансгаз», а Россия отцепила Беларусь от европейской формулы цены на газ и фактически привязала ее к внутрироссийской цене, — напоминает эксперт. Цена на газ для Беларуси была сразу же снижена примерно на 40% - со среднегодовой 265 долларов за тысячу кубов в 2011 году до 165,6 в 2012 году. В 2013 году цена составляла 163 доллара, в 2014 году — около 167−170, в первом полугодии 2015 года — 139 долларов за тысячу кубов (без НДС), во втором полугодии — 142 доллара.

«В следующем году возможно еще некоторое снижение, но разница все равно падает, — отметил Чалый. — Полученные в прошлые годы миллиарды разошлись в экономике, чего особо никто не почувствовал».

Он также напомнил, что со снижением цен на нефть снижается и маржа двух белорусских НПЗ в абсолютном выражении. Кроме того, снижается цена и на калийные удобрения: «рынок слаб, причем в том числе и из-за нашей собственной политики», — констатировал он.

Судьбы гигантов

Сергей Чалый также обратил внимание на судьбу промышленных гигантов, проводя параллель между белорусскими и китайскими активами. Очевидно, сказал он, что альянс МАЗ — КАМАЗ не состоится, а убытки белорусского предприятия растут — МАЗ занял первое среди белорусских ОАО по размеру чистого убытка в первом полугодии — 872,8 млрд рублей, что в 9,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Naviny.by со ссылкой на заместителя председателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгия Грица пишут, что сейчас предприятие ищет новых стратегических партнеров среди аналогичных профильных предприятий. «Идет переписка на уровне структурирования проекта. Рассматриваются компании, которые попали в аналогичную ситуацию, для которых российский рынок был одним из приоритетных. Это в хорошем смысле предприятия, которые являются друзьями по несчастью», — сказал Георгий Гриц.

«Логично было в качестве партнера искать успешного на рынке игрока. Из двух или трех мертвецов живого никак не слепить», — сказал Чалый.

Эксперт также обратил внимание на реформы, начатые на крупных предприятиях в Китае. Как на деле идет переход от госсобственности к смешанной, он предложил проследить на примере производителя соли Jiangxi Salt, кейс которого описала The Financial times.

Весной нынешнего года речь зашла о том, чтобы привлечь стратегических инвесторов, причем в непростой актив — монополиста с гарантированным сбытом на очень сильно зарегулированном рынке. Road show компании прошло в Гонконге, инвесторов оказалось четверо, госдоля снизилась со 100% до 45%. В прессе это разрекламировали как большое достижение, но эксперты обратили внимание на важные детали: это оказалась не продажа госдоли, а увеличение уставного капитала за счет средств инвестора, то есть местный бюджет ничего не получил. Во-вторых, сделка прошла точно по балансовой стоимости — это минимальная цена, дешевле которой продавать активы в Китае нельзя. «То есть даже такой беспроблемный актив с гарантированным сбытом продан по минимальной цене, на что тогда рассчитывать убыточным предприятиям?» — обратил внимание Чалый. В-третьих, все четыре покупателя оказались… государственными структурами и предприятиями, принадлежащими местным властям. «На выходе — никакой смешанной собственности, это не экономика, а политика и возможность инсайдеров получить доступ к госактивам по заниженной цене. Госсектор по факту не сокращается», — резюмировал эксперт.

«Есть сомнения и по еще одному „китайскому чуду“ — Шелковому пути. Есть мнение, что это продолжение старой политики инфраструктурных инвестиций в проекты с сомнительной прибыльностью, когда вложения делаются не на основе экономических расчетов, а по политическим причинам», — отметил Чалый, напомнив, что такие проекты и стали одной из причин кризиса и замедления экономического роста. «В итоге эти проекты противоречат и долгосрочной цели Китая — ориентации на внутренний спрос», — добавил он.

В итоге под вопросом оказываются и проекты вроде «Великого камня», ведь даже более близкие к Китаю проекты, к примеру, двадцать трансграничных торговых зон с соседскими странами, реализуются в весьма своеобразном виде, обратил внимание Чалый. В частности, торговая зона с Казахстаном с китайской стороны представляет собой вновь построенный практически в пустыне город с большим количеством торговых центров. В одном из таких центров — сотня магазинов, торгующих мехами. Очевидно, что речь идет не о взаимной торговле, а о настойчивом продвижении китайского экспорта: с казахстанской стороны «трансграничный проект» представлен одной юртой и несколькими скульптурами пластиковых верблюдов. Внутри юрты можно купить немецкие карамельки и российское пиво, пишут западные эксперты, называя и весь Шелковый путь «спекулятивным пузырем».

Дизайн реформ

Самым знаковым событием прошлой недели Сергей Чалый назвал встречу президента Беларуси Александра Лукашенко с директором-распорядителем Международного валютного фонда Кристин Лагард, на которой они обсудили экономическую ситуацию в Беларуси и перспективы программы, поддерживаемой ресурсами МВФ. Чалый обратил внимание на разные акценты в версиях встречи от Лагард и от президента.

Александр Лукашенко выразил надежду, что «в новой программе будет применен сбалансированный подход в отношении учета интересов страны и политики, проводимой государством, по обеспечению высокого уровня социальной защищенности граждан».

У Лагард противоположная интенция. «Она подчеркнула, что для восстановления стабильности и устойчивого роста необходима более комплексная переориентация экономической политики, которая будет обеспечена последовательной поддержкой на самом высоком уровне».

При этом в середине октября белорусские власти обещали обнародовать программу структурных реформ на 2016−2020 годы.

«Складывается впечатление, что власть воспринимает МВФ как страшных людей, требующих жестокостей в отношении собственного народа, и именно это называется структурными реформами. Значит, мы постараемся написать то, что, как нам кажется, минимально понравится МВФ. Менее важно, насколько это окажется полезно экономике. К поиску источников роста это отношения не имеет», — сказал Чалый.

Из того, что очевидно будет прописано в реформах, как считает эксперт, — разделение функций собственника и управляющего, отказ от директивного планирования (это очень кстати, ведь на следующий год пришлось бы планировать отрицательный рост, отметил он), сокращение кредитования в рамках госпрограмм и проведение всех этих средств только через Банк развития. «То есть все то, что уже от трех до пяти лет обсуждалось и даже поручалось. Тяжело через бюрократический механизм эти идеи проходят. И прошли они в итоге не от добра, а от недуга», — констатировал Чалый.

Он обратил внимание, что для населения реформы наверняка обернутся увеличением платы за электроэнергию и коммунальные услуги, при этом выразил сомнение, что речь пойдет о реальной отмене перекрестного субсидирования, ведь, подняв тарифы для населения, их следовало бы снизить для реального сектора, чего не планируется.

«Все беды в экономике у нас объясняются внешними причинами, и в этом есть большая доля правды. Но я предлагаю сделать следующий логический шаг — признать, что нашими тучными годами мы обязаны также внешним причинам», — продолжил он.

Эксперты констатируют, что проблемы низкого роста сейчас характерны для всех развивающихся стран, и ситуация 2015 года — логическое продолжение тенденций нескольких предыдущих лет. Как отмечали в 2014 году сотрудники МВФ Гада Файяд и Роберто Перелли, пишет «Коммерсант», «вслед за десятилетием очень высоких темпов роста и быстрого восстановления от глобального финансового кризиса развивающиеся страны после 2011 года показали невероятное замедление роста. Несмотря на благоприятные условия внешней торговли и относительно мягкую глобальную денежную политику, средний экономический рост развивающихся стран в 2013 году был на 1,5 п. п. ниже, чем в 2010-2011 годах, когда послекризисное восстановление экономики в этих странах достигло своего пика. При этом феномен замедления роста оказался очень распространенным и коснулся двух третей из всех развивающихся стран».

Так что и «восстановительный рост» был у нас, как и у других развивающихся стран, после кризиса 2008−2009 годов, — пояснил Чалый. Нынешнее замедление можно сравнить с предыдущими, происходившими начиная с 1993 года, но нынешнее замедление продолжается дольше остальных, к октябрю 2014 года оно продолжалось уже в семь кварталов.

Файяд и Перелли так писали об этом: «Мы установили, что развивающиеся страны растут медленнее, когда спрос на импорт со стороны их внешнеторговых партнеров ослабевает, бюджетная политика развивающихся стран перестает в прежних масштабах помогать росту путем снижения налогов и предоставления финансовой помощи, их экономика в ходе преодоления последствий мирового финансового кризиса оказывается перегретой, а курс национальной валюты — завышенным. Нынешний эпизод замедления роста в развивающихся странах может быть прелюдией к длительному периоду более низких темпов роста в мире вообще, когда попытки властей расширить внутренний спрос окажутся неэффективными без структурных реформ. И развивающимся странам придется признать, что им не удастся достичь прежних высоких темпов роста без устранения препятствий для использования имеющихся ресурсов, повышения производительности и перехода к более высокотехнологичным видам производства».

То есть ничего не делать и ждать улучшения внешних условий бесполезно, резюмировал Чалый, структурные реформы неизбежны для всех развивающихся стран.

Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции портала.

-15%
-70%
-10%
-35%
-25%
-10%
-50%
-40%
-10%
-10%
-20%
0072606