152 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  2. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  3. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  4. Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
  5. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  6. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  7. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  8. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  9. Английские клубы объявили о выходе из Суперлиги. Турнир на грани краха
  10. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  11. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  12. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  13. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  14. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  15. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  16. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  17. Вот что Apple показала на своей первой презентации года
  18. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  19. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  20. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  21. «Все оказались в выигрыше». Эксперты — о «предотвращении переворота» в Беларуси и роли России в этом
  22. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  23. Песков: Путин и Байден обсуждали информацию о готовившемся покушении на Лукашенко
  24. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  25. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  26. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  27. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  28. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  29. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  30. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект


Фото с сайта: focus.ua
Фото с сайта: focus.ua

Как ситуация в Украине повлияла на рынок автомобильного топлива, который для белорусского бензина и дизтоплива еще недавно был самым привлекательным с точки зрения логистики и цены? Об этом обозреватель БЕЛРЫНОК Татьяна Маненок побеседовала с директором консалтинговой группы «А-95» (Киев) Сергеем Куюном в кулуарах состоявшейся 24 сентября в Минске III Международной отраслевой конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Республики Беларусь: производство, трейдинг, розница».

— На топливном рынке Украины продолжается кризис. Свидетельство тому — снижение объемов потребления светлых нефтепродуктов: бензина и дизтоплива. За последние 2 года рынок потерял порядка 30% потребления бензина и порядка 15% - дизтоплива. Основная причина — экономический кризис, потеря платежеспособности населения. Если в Беларуси после девальвации рубля в 2010 году была возможность попридержать цены на автомобильное топливо, то Украина сделать то же не может: мы бензин импортируем, поэтому пересчитываем его цену эквивалентно курсу валюты.

— Как при этом чувствует себя потребитель?

— Потребление автомобильного топлива в Украине сейчас заметно упало. За последние 2 года потребитель примерно на 30% снизил закупки топлива.

Но это падение свидетельствует не только о снижении потребления топлива, но и об изменении структуры потребления топлива в Украине.

Дело в том, что в Украине очень сильно (и это одна из позитивных тенденций топливного рынка страны) растет потребление сжиженного газа. Его продажи за последние 2 года выросли на 20%. Многие потребители переводят машины на газ. Я, например, свой автомобиль тоже перевел на газ. Это ответ рынка на проблему. У нас заправляться газом сейчас очень выгодно. Если в Беларуси автомобильный газ стоит в 2 раза дешевле, чем бензин, то в Украине — почти в 3 раза. Экономия получается очень существенная — соответственно, рынок газа растет.

Беларусь тоже играет активную роль в обеспечении Украины сжиженным газом. Она стала одним из крупнейших игроков на этом рынке, потеснив Казахстан, который ушел с украинского рынка по логистическим причинам.

Отчасти упали объемы производства этого топлива и внутри Украины. И белорусы очень удачно вписались в ситуацию. По оценкам, поставки сжиженного газа из Беларуси составляют порядка 20−22% рынка в целом, а в импорте это порядка 30−40%. Так что Беларусь — очень заметный игрок на украинском рынке.

— Дно в падении спроса уже нащупано?

— Да, действительно, в летние месяцы мы видели, что динамика падения объемов потребления замедлилась. Можно сказать, что мы уже нащупали дно. Тем не менее очевидно, что в этом году потребление топлива в Украине составит порядка 6,5 млн тонн — это на 35% меньше, чем на пиковом уровне 2012 года.

— Некоторые российские компании, имеющие активы в украинских НПЗ, в частности «Роснефть», которая приобрела акции Лисичанского НПЗ, еще недавно строили планы по их модернизации и запуску. Эти планы пришлось свернуть?

— Да. Из 6 украинских НПЗ сейчас работает, по сути, только Кременчугский НПЗ, а также Шебелинский газоперерабатывающий завод. Но они преимущественно ориентированы на переработку отечественного сырья. Тем не менее из-за падения объемов добычи этого сырья их объемы переработки снижаются.

Недавно — буквально в сентябре — Кременчугский НПЗ возобновил закупки импортной нефти по морю из Казахстана. Этому благоприятствует то, что цены на нефть упали, а цены на нефтепродукты падают не так быстро. Это позволяет нефтепереработчикам заработать дополнительную маржу. Кстати, мировые эксперты отмечают, что сейчас нефтепереработка чувствует себя неплохо, в том числе и украинская, — для нее открываются возможности для работы.

Но в целом некоторый рост переработки на украинских НПЗ — это все же ситуативный фактор. Из-за технической отсталости заводов переработка нефти является убыточной, и только благодаря конъюнктуре поставки пока идут. Но я уверен: как только рынок войдет в более стабильную фазу, то нефтепереработка на Кременчугском НПЗ вряд ли будет продолжена.

— А какова политика нового правительства Украины в отношении стратегии развития украинских НПЗ? Или у него до нефтянки пока не дошли руки?

— Мне кажется, что время, когда нужно было активно инвестировать в техническое и технологическое развитие украинских НПЗ, уже утеряно, к сожалению. За это время белорусские и литовские нефтепереработчики инвестировали в углубление переработки, в повышение качества. Наши заводы этим не занимались.

Считаю, что в этом отчасти виноваты российские нефтяные компании — владельцы ряда украинских НПЗ, поскольку они надлежащим образом не реализовали программы модернизации. По сути, они просто высосали все, что можно было, из этих заводов и просто их кинули. Пока это было выгодно, они работали на старом оборудовании. Но когда топливо в Украину начали активно поставлять в том числе и белорусские поставщики, российские компании просто не смогли с ними конкурировать и были вынуждены этот рынок покинуть.

— А разве инвестиционные договоры, которые были подписаны с российскими компаниями, не включали обязательства по инвестированию в углубление переработки?

— Проблема в том, что эти инвестиционные договоры были очень хитро составлены и не содержали необходимой программы модернизации и графика перехода на улучшенные стандарты топлива. Незначительные обязательства россияне выполнили, чтобы снять претензии государства, но сами не продолжили инвестирование в НПЗ для того, чтобы в долгосрочной перспективе сделать их современными.

— Получается, что теперь Украина обречена быть импортером нефтепродуктов?

— Грубо теоретически еще сохраняется возможность, чтобы восстановить Кременчугский НПЗ. Его мощности переработки позволяют обеспечить всю страну топливом, особенно в сегодняшних условиях падения спроса. Однако с учетом того, что белорусские НПЗ, а также европейские заводы в своем развитии ушли далеко вперед, шансы на то, что Кременчугский НПЗ может стать активным игроком на украинском рынке, исчезают.

Следовательно, мы, как и Беларусь, всегда будем нефтезависимыми. У нас практически нет своей нефти.

— Зато в Украине весьма диверсифицирован рынок поставщиков автомобильного топлива.

— С поставками импортных нефтепродуктов в Украине действительно нет никаких проблем. Есть проблемы с поставками сырья. Они и в Беларуси есть, но вы их решили: нефть поставляется из России. У нас такой возможности нет и, наверное, уже не будет, учитывая серьезный политический конфликт между странами. Единственный вариант — это поставка нефти с моря. Однако морская нефть достаточно дорогая. Поэтому чтобы нивелировать ее дороговизну, нужно увеличить эффективность нефтепереработки. А для этого нужны деньги, которых нет. Вот такой замкнутый круг.

— Вы всегда были профессионально критично настроены в отношении поставок белорусского топлива в Украину — в части ритмичности поставок, цены и т. д. Сейчас у вас, как эксперта, есть какие-то претензии к белорусским поставкам?

— Почему критично? В целом мы видим в последнее время хороший прогресс по части ритмичности поставок (этот вопрос был исчерпан усилиями и белорусской, и украинской сторон). Что касается цен, это — рынок. К примеру, в этом году была очень интересная ситуация. Поставки из Беларуси за 8 месяцев снизились в Украину на 30%.

— Это объективно — из-за падения цены?

— Нет, из-за того, что белорусское топливо было дороже в сравнении с российским. Освободившуюся нишу белорусов на украинском рынке заняло российское топливо.

Правда, хотел бы в связи с этим заметить, что если поставки из Беларуси в целом упали на 30%, то поставки Белорусской нефтяной компании (БНК, спецэкспортер белорусских нефтепродуктов. — Прим. авт.) в Украину даже выросли на 15%.

— Следовательно, поставки из Беларуси упали из-за российских давальцев, которым в этом году из-за налогового маневра и ценовой конъюнктуры оказалось выгоднее снизить до минимума давальческую переработку на белорусских НПЗ, а поставлять топливо в Украину напрямую из России?

— Наверное, да — других же поставщиков из Беларуси нет. Я так понимаю, что поскольку теперь БНК стала самым крупным давальцем, то за счет этого она тоже смогла нарастить поставки топлива в Украину.

Но это — рынок. Думаю, что сейчас ситуация опять поменяется. Недавно стало известно, что Россия чуть ли не наложила мораторий на поставки дизельного топлива в Украину: якобы это товар двойного назначения — может использоваться для нужд армии. И поэтому сейчас эти поставки заблокированы. Догружаются сентябрьские контракты, а с октября они прекращаются.

— Какова цена вопроса? Много дизтоплива поставляли российские компании в Украину?

— Да. За счет агрессивной ценовой политики они заняли большую долю украинского рынка дизтоплива. Их поставки увеличились примерно до 150 тыс. тонн в месяц. Получается, что они «выбили» белорусский экспорт, а теперь, когда с октября поставки дизтоплива прекратятся, будет откат в пользу БНК. В этой ситуации у нас два варианта: поставки дизтоплива из Беларуси и по морю. Думаю, что сейчас эта доля в равной степени будет распределена между белорусами и морскими поставками. Возможно, доля белорусов окажется даже больше, поскольку альтернативные поставки будут дороже.

— В таком случае хорошо, что РФ не требует от Беларуси присоединиться к дизельному эмбарго Украины.

— Чем хорош рынок Украины? Тем, что он диверсифицирован. Даже если будет самый плохой сценарий и если даже белорусы по каким-то причинам перестанут поставлять топливо в Украину, у нас всегда есть возможность поставить его и по морю, и по суше. Тем более что украинский рынок интересен для поставщиков: это премиальный рынок, он дает хорошую цену.

Для справки

За январь-август 2015 года «БНК-Украина» (дочернее предприятие БНК) реализовала около 200 тыс. тонн бензинов, в то время как за январь-август 2014 года — около 190 тыс. тонн. Дизтоплива за 8 месяцев этого года компания продала около 515 тыс. тонн, за аналогичный период прошлого года — около 500 тыс. тонн.

По данным БНК, розничные продажи бензинов через АЗС Украины за 7 месяцев 2015 года снизились на 33%, до 1,01 млн тонн, дизельного топлива — на 29%, до 750 тыс. тонн. При этом промышленные потребители бензинов снизили потребление на 23%, до 295 тыс. тонн, а дизтоплива — на 12%, до 1,6 млн тонн.

БНК считает украинский рынок проблемным, но важным и перспективным для реализации белорусского топлива, отметил 24 сентября в Минске генеральный директор ООО «БНК-Украина» Виталий Калугин на III международной отраслевой конференции «Рынок нефтепродуктов и газа Республики Беларусь: производство, трейдинг, розница».

-40%
-5%
-10%
-10%
-21%
-20%
-25%
-5%
-25%
-15%