/

Кадр из к/ф "Иван Васильевич меняет профессию"
Кадр из к/ф "Иван Васильевич меняет профессию"

В мире, по мнению многих видных экономистов, подтвержденных успокоительной статистикой роста мировой экономики (более 3% в год!), кризис заканчивается. Кризисные явления, проблемы остаются только в отдельных странах. Только вот почему-то за каждой новой волной успокоительных заявлений следует новое обострение кризиса в какой-либо из стран или очередной шторм на мировых биржах. И тогда спешно начинают придумывать причины этих явлений. От ошибок местных правительств до потрясений в целых отраслях.

Мало того, научные центры ведущих стран уже начали прорабатывать возможные контуры посткризисного мира. А правительства — заказывать долгосрочные программы адаптации экономик своих стран к такому миру.

Уж и не знаю, чего в этом больше: желания заказчиков таких заявлений успокоить рынки, желания центров получить выгодные заказы или добросовестных заблуждений. Ведь кризис перепроизводства в мире никуда не исчез.

Во-первых, игнорируются два фактора, определяющих лицо современной мировой экономики: глобализация и активное вмешательство практически всех государств в экономику. Классического рынка как такового уже нет практически нигде, ни в одной стране и ни в одной отрасли. Совокупный спрос как был менее половины общих производственных мощностей (в 2010 г. — 45%), так на почти таком же уровне и остался. Просто удары кризиса перемещаются из страны в страну: кто-то за счет активной политики государства думает, что выползает, и удар кризиса перемещается на другое государство, другую отрасль. Которая на данный момент послабее. В основном большинство стран руководствуются принципом: «Умри сегодня ты, чтобы я умер завтра!».

Во-вторых, кризис начался вовсе не в 2008 году. Его признаки проявились еще в азиатский кризис 1998 года. Кризис 2001 г. был вызван лопнувшим в конце 2000 г. финансовым пузырем, надутым в сфере новой информационной экономики, бурно развивавшейся в 1990-х годах. Кризис 2008 г. проявился в виде лопания пузыря в сфере ипотечного кредитования, на рынке недвижимости США. Сегодняшний кризис является следствием огромных государственных денежных интервенций. Которые, в свою очередь, создавали дополнительный совокупный спрос, купируя кризис. Именно активное вмешательство государств (и прежде всего — крупных) привело к тому, что кризис долгое время протекал скрыто, по очереди поражая в основном периферийные страны. Которые не могли себе позволить таких эмиссий. Но кризис развивался, пружина его сжималась.

А Запад, заливая свой кризис свеженапечатанными деньгами, переживал его в легкой форме рецессий и слабого роста. США, ЕС, Япония, Китай с 2008 года увеличили в своих странах денежную массу в разы. Китай связал эмитированную массу юаней торговой и инвестиционной экспансией. Запад — вбросив массу денег в экономики периферийных стран. Согласно данным Банка международных расчетов (BIS), объем номинированных в долларах займов за пределами США в 2014 г. составил 9 трлн долларов, а это в два раза больше, чем в 2008 г., накануне кризиса. Причем на развивающиеся страны приходится 3,1 трлн долларов. Еще на 2 трлн долларов выросли ЗВР периферийных стран. Суммарно это тот «налог», который заплатили периферийные страны Западу, чтобы тот легче пережил кризис.

Кризис заканчивается, проблемы продолжаются

Кстати, как интересно совпали пристальный интерес МВФ и либеральных экономистов к уровню ЗВР с острой потребностью Запада куда-то пристроить напечатанные деньги. Хотя ЗВР, по сути, есть кредит периферии Западу. Как и совпадение резкого, ничем не обоснованного роста цен на нефть и сырье, который многократно увеличил потребности мировой торговли в оборотном (в долларах) капитале с политикой «количественного смягчения» в США. И скандальное нежелание США считать юань резервной валютой (фонды МВФ и ВБ, как и ЗВР всех стран, должны, по их мнению, формироваться только в долларах, евро и иенах!).

Однако, похоже, эффект от эмиссии уже на Западе исчерпан. Уже построил Китай под этот дополнительный спрос новые заводы. Под эти заводы Африка и Латинская Америка построили новые рудники. Кое-что досталось и другим азиатским странам. А что дальше?

Ну, выстроил Запад финансовую систему по принципам 20-х годов прошлого века. Вот как ее описывал Дж. Неру.

Англия и Франция брали крупные кредиты в США. И из этих средств кредитовали Берлин и Вену. Те, в свою очередь, из полученных средств кредитовали страны Восточной Европы. Излишне говорить, что и англичане, и французы, и немцы, и австрийцы имели свой доход в этой схеме. Так что кредиты Восточной Европе доставались дорого. С началом кризиса Польша, Румыния, Югославия вернуть кредиты не смогли. Соответственно, немецкие и австрийские банки не вернули кредиты англичанам и немцам, а те — американцам. Великая депрессия стартовала.

И сегодня прирост депозитов в западных банках почти равен эмиссии. Кредитовать там особо некого. Излишние для экономик деньги пошли на биржи и в кредиты периферии. Благо круг потенциальных заемщиков сегодня намного шире, не только Восточная Европа. Поскольку без этих кредитов им не за что было бы покупать западные товары. А чтобы не растить себе конкурентов, для стран периферии установлены ставки страхования кредитов. Например, для Беларуси — 5% в год. Что делает инвестиционные кредиты с Запада для белорусских фирм неподъемными.

Но пределы роста задолженности периферийных стран уже рядом. Греция тому примером. И этот ресурс формирования дополнительного совокупного спроса почти исчерпан. Дальше-то что?

Рекомендации Кругмана и Стиглица — новая крупномасштабная эмиссия. Но это позволит лишь выиграть какое-то время. Кардинального увеличения совокупного спроса такие меры не сулят.

Тут нелишне напомнить, что окончательный выход из Великой депрессии произошел только после Второй мировой войны, уничтоживший «излишний» для мировой экономики производственный потенциал. Меры Рузвельта, других стран в 30-е годы позволяли лишь выиграть время, но проблему окончательно не решали. После войны регулятором совокупного спроса выступала гонка вооружений.

С точки зрения экономики, главной чертой гонки вооружений как регулятора совокупного спроса явилась, во-первых, ее наукоемкость с перспективой трансферта технологий и, во-вторых, то, что оплаченная за счет государств продукция не конкурировала на рынках с продукцией других отраслей. Что позволило этим отраслям нормально развиваться. Вброс денег в экономику как средство борьбы с кризисом не приводит к стабильному увеличению спроса. Особенно ясно это продемонстрировала Россия в 2009 году. Для бедных стран хотя бы увеличивается платежеспособный спрос на еду, жилье и одежду. А для развитых стран? В долг нарастить социальный пакет? Что в экономике стимулировать, если нет спроса? Инвестиции? Куда? Там, где уже перепроизводство?

Сегодня нет никаких оснований считать, что мировой кризис преодолен и что мир на пути к этому. Другое дело, что развитые страны научились держать его удары и, в том числе и за счет эмиссии, надеются дождаться, когда Китай и другие страны периферии (в том числе и Россия) под его ударами сломаются, закроют свои нерентабельные производства, что может оздоровить рынок.

Конечно, ни война, ни гонка вооружений не являются сегодня необходимыми атрибутами выхода из кризиса перепроизводства. Хотя США и пытались использовать небольшие «войнушки» для стимулирования спроса в Ираке, Ливии, Сирии. Надеюсь, что человечество это переросло. У него масса проблем, требующих глобального финансирования и глобального подхода. Такие из них, как рациональное хозяйственное освоение зон Сахеля и Амазонии, снабжение водой Средней Азии и запада Китая, освоение космоса, способны заменить гонку вооружений как регулятора совокупного спроса: объемы финансирования можно варьировать в зависимости от мировой конъюнктуры, не создается конкуренция в других областях, сократится нежелательная миграция. Но это требует международного сотрудничества в значительно большей степени, чем это сегодня возможно.

Потерпите, пройдет

Пока же США больше озабочены, как заявил Барак Обама, сохранением «мира, где Америка является лидером». Пока американские власти «выкручивают руки другим странам для достижения собственных целей». Также Барак Обама уточнил, что выкручивают руки американцы при помощи не только политических, но экономических и военных рычагов. Соответственно, другие страны помогают (пусть попробуют не помогать!) в этом американцам без большого энтузиазма.

Так что кризис — еще надолго. Как и давление Запада на Россию (которая слишком открыто показывает пример непослушания), где падение цен на энергоносители будет ограничивать ее возможности нам помогать.

И у нас в Беларуси кризис продолжается. Причем президент призывает его перетерпеть. Да еще и в условиях жесткой кредитно-денежной политики. Поскольку именно такая политика — условие предоставления внешних кредитов, без которых удержать и сложившийся уровень производства и потребления очень проблематично.

Ну, потерпим. Так что, манна небесная на страну просыплется? Сегодня страна не зарабатывает и на тот уровень потребления, который сложился. Лезем в долги. Абсолютно необходимо увеличение производства и экспорта, проведение импортозамещения.

Но в имеющейся номенклатуре рынки насыщены. Расширение сбыта в ней и затратно, и маловероятно. Причем даже для элементарного расширения производства помимо оборотного капитала (причем в значительной степени валютного) требуется физическое наличие: а) незагруженных мощностей; б) свободной рабочей силы; в) доступного качественного сырья. Мощности у нас устарели, остро нуждаются в модернизации, поскольку не обеспечивают выпуск конкурентоспособной продукции, квалифицированная рабочая сила разбегается, для закупки сырья и комплектации требуется валюта. Недокапитализация предприятий убивает их конкурентоспособность. При том, что наши конкуренты, что с Запада, что с Востока, пользуясь доступом к дешевым кредитам, активно ведут модернизацию своих производств, осваивают новые для себя (в том числе и бывшие нашими) рынки.

Создание новых предприятий с нуля требует инвестиций, а стало быть, свободных собственных или относительно дешевых заемных финансовых ресурсов, которых в стране нет. В условиях кризиса и неблагоприятной конъюнктуры надежды на приход иностранных инвесторов со значимыми для страны объемами инвестиций ничем не обоснованы.

В рамках существующей экономической политики выхода из кризиса для Беларуси нет. Ждать благоприятного изменения конъюнктуры нет оснований, в рамках «белорусской модели» оно не наступит никогда. Как говорится, «под лежачий камень вода не течет». Президент был прав, когда говорил, что стране нужно не идти вперед, а бежать. Только наша власть так и не определилась, куда и как бежать надо.

Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY

-10%
-25%
-30%
-50%
-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
-25%