Ольга Томашевская,

Фото с сайта www.naviny.by
Фото с сайта www.naviny.by

Беларусь в очередной раз столкнулась с тяжелыми кризисными явлениями в экономике. Регулярное возникновение подобных ситуаций свидетельствует о наличии комплексных проблем. Чтобы лучше изучить эти проблемы и найти способы их решения, Белорусский экономический исследовательско-образовательный центр BEROC провел серию семинаров для изучения опыта европейских стран, которые в конце прошлого века сталкивались с подобными явлениями. О том, насколько могут быть применимы для нас стратегии европейских стран по выходу из кризиса, — в интервью порталу TUT.BY рассказал эксперт BEROC Олег Мазоль.

— Каковы основные причины кризисных явлений в белорусской экономике?

— На экономику в течение долгого времени оказывает воздействие целый ряд факторов. В частности, речь идет о ситуации во внешней торговле. Много лет сохраняется дефицит, что во многом является результатом низкой конкурентоспособности продукции белорусских предприятий, которые ориентированы в основном на один рынок, российский. Стабильные поставки товаров на него были обеспечены за счет старых отраслевых связей. Главную роль играли ценовые характеристики, а качество имело гораздо меньшее значение. Но в последние годы конкуренция на российском рынке возрастает, и белорусские товары начинают терять там свои позиции.

С этой точки зрения участие в Таможенном союзе на данный момент пока не принесло желаемых результатов. Вступление России, а в ближайшее время и Казахстана в ВТО создает еще большие риски для присутствия наших товаров на рынках этих стран, поскольку возникают дополнительные угрозы для экспорта белорусской продукции со стороны конкурентов, в первую очередь из Азии.

Еще один фактор, провоцирующий кризисные явления в экономике, — это непрозрачная, негибкая денежно-кредитная политика. Разовые одномоментные девальвации, которые мы наблюдали с печальной регулярностью, во многом являются ее результатом. В последние годы курс национальной валюты не раз определялся ради формирования видимости определенного уровня заработных плат, а не на основе реальной рыночной ситуации.

В Беларуси не хватает возможностей вложения свободных денежных средств, к примеру, в акции предприятий. Открытие новых компаний в высоколиквидных сферах экономической деятельности зачастую сопряжено с длительной и сложной процедурой получения различных разрешений. Самые доступные инструменты хранения сбережений — это покупка-продажа недвижимости и депозиты. Заоблачные ставки по вкладам в национальной валюте, иногда напоминающие финансовую пирамиду, создают условия для формирования ажиотажного «спроса» на очередную девальвацию и способствуют раскручиванию инфляционно-девальвационной спирали.

На ситуацию в экономике негативно влияет и льготное кредитование отдельных предприятий, и необоснованный рост зарплаты, не подкрепленный ростом производительности труда.

Но самое главное — отсутствие структурных реформ. Если бы на рынке присутствовали в основном эффективные предприятия, способные быстро менять свою производственную политику, оптимизируя затраты и внедряя новые технологии, это могло бы в целом нивелировать большинство негативных факторов, о которых говорилось выше.

— Наблюдались ли подобные тенденции в недавней истории других стран? Что в кризисах этих стран было общего с тем, что происходит в Беларуси?

— Одним из примеров может быть Швеция, пережившая широкомасштабный кризис в конце 80-х — начале 90-х годов XX века. В этот период в Швеции наблюдался ускоренный рост зарплат, провоцировавший раскручивание инфляции. Как и в нынешней Беларуси, темпы роста зарплаты превышали темпы роста производительности труда. Смягчение денежно-кредитной политики, которое выразилось в ускоренном росте кредитования, привело к дополнительному инфляционному давлению на экономику Швеции. Сочетание этих факторов стало причиной перегрева экономики.

Ситуацию в Швеции усугубило отрицательное сальдо текущего счета и снижение притока прямых иностранных инвестиций, что также знакомо белорусам. В 1989 году денежно-кредитная политика стала более жесткой, реальный курс кроны укрепился, что снизило конкурентоспособность шведской продукции на внешних рынках. Кроме того, произошло резкое наращивание внешней краткосрочной задолженности — для кредитования предприятий шведские банки заимствовали деньги за рубежом. За 5 лет задолженность частного сектора перед банками увеличилась с 85% до 135% от ВВП. С ростом задолженности возникли проблемы и на рынке недвижимости: часть компаний обанкротилась, положение других заметно ухудшилось. Это привело к серьезным проблемам в банковском секторе. За кризисом в банковской сфере последовали экономический и валютный кризис. С 1990 по 1993 год реальный ВВП Швеции сократился на 6%, а уровень безработицы возрос с 3% до 11% от совокупной рабочей силы, дефицит госбюджета в 1993 году достиг рекордных 11% от ВВП.

Еще один пример — кризис, который пережила Финляндия. Рассматривая пример этой страны, мы также можем найти немало параллелей с тем, что происходит в экономике Беларуси. Начиная с 1989 года в Финляндии в результате ужесточения денежно-кредитной политики произошел рост внутренних процентных ставок, сформировался завышенный курс финской марки — это привело к росту импорта и увеличению дефицита текущего счета. Высокие процентные ставки вылились в резкое снижение рентабельности предприятий и банков и падение цен на активы. Все это усугубило спираль долговой дефляции в экономике — из-за огромного количества долгов большинство экономических субъектов были вынуждены снижать свои расходы. В итоге произошло сокращение инвестиций и потребления. Ситуация ухудшилась из-за резкого сокращения объема советско-финской торговли в результате распада СССР: с 14% от общего объема экспорта в 1989 году до 4% в 1992 году. В 1991 году Банк Финляндии был вынужден серьезно девальвировать финскую марку: в течение нескольких месяцев произошли девальвации на 14%, а потом на 10% и 20% дополнительно. За период с 1990 по 1993 год ВВП Финляндии сократился на 13,5%, частные инвестиции уменьшились на 47%, экспорт — на 19%, а уровень безработицы вырос с 3,5% до 17%.

— Какие стратегии и действия помогали этим странам преодолевать кризисы?

— Швеция предприняла ряд важных шагов, часть из них была направлена на оптимизацию социальных расходов. Были сокращены расходы госбюджета на выплаты по больничным, пособия по безработице и социальные трансферты. Государство провело пенсионную реформу, перейдя к накопительной системе. Одновременно произошло повышение налогов и взносов в социальные фонды. То есть в целом государству пришлось предпринять ряд непопулярных мер. Еще одним важным шагом стала скупка проблемных активов коммерческих банков. Последовавшая за этим продажа активов по сниженным ценам позволила возместить средства, потраченные на поддержку финансовой системы. Отдельным пунктом следует упомянуть комплекс мер по стимулированию экспорта: если в 1993 году его доля в ВВП Швеции составляла 33%, то в 2000 она достигла 47%.

Финляндия с целью выхода из кризиса провела девальвацию национальной валюты, что способствовало значительному повышению конкурентоспособности финского экспорта. В период с 1994 по 1998 год он вырос на 72%. Был произведен переход на плавающий обменный курс национальной валюты, который позволил остановить развитие дефляционных процессов в экономике. Одновременно произошло снижение процентных ставок по кредитам, разработана и реализована госпрограмма по стимулированию инвестиций в важные сферы, причем главный акцент был сделан на развитие высокотехнологичных отраслей экономики.

— Что из опыта этих стран могла бы применить сегодня Беларусь?

— В первую очередь — проведение структурных реформ. Это позволит создать эффективные предприятия и по примеру Финляндии и Швеции оживить экономику и опереться на развитие экспорта для выхода из кризиса.

Нам необходима переориентация на отрасли, где у белорусской экономики пока еще остаются конкурентные преимущества. Это может быть сфера ИТ — создание собственного программного продукта, а не простой «технический перевод» утвержденных по иностранным контрактам заданий; развитие собственных ИТ-сервисов для международных потребителей; производство станков с цифровым управлением и робототехники; формирование современной биофармацевтики и производства медтехники с высокими характеристиками.

Хорошей идеей является создание национального центра промышленных инноваций, который занимался бы как разработкой, так и приобретением новых технологий для промышленности, включая покупку патентов по всему миру для продажи национальным производителям на льготных условиях.

Пришло время акционировать госпредприятия и вывести их на рынок ценных бумаг с целью привлечения эффективных инвесторов. Одновременно имеет смысл провести реформу сектора госуправления — сократить число министерств в 2−3 раза с нынешних 24. Данная мера должна способствовать повышению оперативности принимаемых решений и приведет к сокращению государственных расходов.

-40%
-20%
-50%
-40%
-90%
-10%
0072263