1. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  2. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  3. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  4. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  5. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  6. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  7. Умер Ларри Кинг
  8. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  9. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  10. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  11. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  12. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  13. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  14. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  15. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  16. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходило в Беларуси 23 января
  17. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  18. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  19. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  20. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  21. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  22. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  23. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  24. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  25. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  26. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  27. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  28. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  29. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  30. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте


/

До 2012 года Марат Новиков контролировал две крупнейшие кондитерские фабрики страны. Затем случилась приснопамятная национализация «Спартака» и «Коммунарки». Новиков стал персоной нон-грата в Беларуси. Однако от шоколадного бизнеса не отошел, вместе с детьми развивает бренд Melanie, размещая заказы на фабриках в Польше и Латвии.

Основным рынком сбыта остается Россия, точнее, Москва и регионы. Еще в 2005 году в российской столице Новиков создал торговую компанию «Белкондитер», через которую осуществлялись поставки кондитерских изделий в РФ и в страны ближнего зарубежья. После ухода из Беларуси Новиков продолжил работать через этого трейдера. «Сейчас «Белкондитер» переименовали в Melanie»,- сказал в интервью TUT.BY Марат Новиков.

Melanie – пока его основная торговая марка, которая была запущена на «Спартаке» в 2008 году. Свои заказы опальный бизнесмен сейчас размещает «на европейских фабриках». Как удалось узнать TUT.BY, речь идет о польской фабрике Mieszko, которая принадлежит литовской группе Vilniaus prekyba (в частности, управляет сетью Maxima). Плиточный шоколад изготавливает латвийская Laima, которая недавно перешла под  контроль норвежской группе Orkla (в России Orkla является владельцем брендов Кондитерская фабрика им. Крупской, СладКо, Пекарь). Есть контракт у Новикова и со старейшей польской шоколадной компанией Lotte Wedel.

Сырье покупается у тех поставщиков, что были у «Спартака» и «Коммунарки». Новиков говорит, что «со всеми европейскими фабриками комфортно работать» – это гарантированные качество,  ритмичные отгрузки и конкурентоспособные цены, несмотря на производство в Европе и последующую доставку в Россию. При этом он не раскрывает объемов реализуемой продукции, ссылаясь на коммерческую тайну. «Могу лишь сказать, что в России мы реализуем больше, чем «Спартак» Impresso (торговая марка, которая заменила Melanie. - TUT.BY)», - утверждает Новиков.

Однако российский кризис сказался и на деятельности бизнесмена. «Очень серьезно это сказалось на нас. Произошла задержка в развитии, - говорит он. – Но в отличие от работы в Беларуси, когда мы были зависимы от объемов производства, сейчас у нас большая гибкость и оперативность в принятии решений». «Сейчас мы усердно работаем над тем, чтобы правильно выстроить логистику», - добавляет он.

Осенью текущего года Новиков собирается запускать новый бренд. Это будет «швейцарский шоколад премиум-класса». Будет ли он продаваться в Беларуси? «Если дадут продавать. Могут же не дать, - парирует Новиков. - С Melanie нам вход в Беларусь закрыли. Хотя Лукашенко говорил, если [Новиков] хочет, то пусть работает на общих основаниях». По его словам, нынешний директор «Спартака» «сделал нас изгоями, вырубил наш кровный бренд» (Melanie - так зовут старшую внучку Новикова. - TUT.BY). «Если бы Жидков (гендиректор СП ОАО "Спартак" Олег Жидков - ред.) был более грамотным мальчишкой, то можно было бы продолжать сотрудничество, забыв разные обиды. Всякое ведь в жизни бывает. К тому же мы все еще остаемся акционерами «Спартака», - резюмирует Новиков.

Помимо производства шоколадной продукции под собственной торговой маркой бизнесмен, уже давно проживающий в США, занимается и продвижением «иной белорусской продукции». Согласно информации сайта «Белкондитера», речь идет о продукции Первой шоколадной компании, Заславской кондитерской фабрики, «Дариды», белорусского «Хайнекена» и др. «Очень много компаний на нас выходит. Сначала, правда, боялись с нами работать, опасаясь какого-то преследования. Сейчас если договариваемся по ценообразованию, то никаких вопросов нет», - отмечает он.

В белорусских компаниях не стали обсуждать сотрудничество с "Белкондитером".

Из беседы с Новиковым можно сделать вывод, что выдворение со «Спартака» и «Коммунарки» ему до сих пор не дает покоя. Кажется, он может часами вспоминать, что было сделано им за 19 лет в белорусской кондитерке и что происходит сейчас. «Когда все это случилось, то люди говорили, что [власти] все правильно сделали. Но сегодня начинают вспоминать Марата Михайловича. Ведь раньше получали зарплату больше, чем на других предприятиях. А теперь - как все», - утверждает опальный бизнесмен.  

По словам Новикова, в его время фабрики «закупали качественное сырье, чтобы получился качественный конечный продукт». «Сейчас этого и в помине нет. На предприятии должен быть хозяин, который определяет и цену, и все остальное. А быть хозяином в Беларуси невозможно», - сказал он.

«Сегодня нельзя же сказать, что Жидков и Данченко (Иван Данченко, гендиректор ОАО «Коммунарка» - ред.) работают хуже. Нет ни ОБЭПа, ни КГБ. При нас 57 проверок в год было. Они все говорили, что у Новикова есть где-то «жила». И все искали эту «жилу». Ну не может он честно работать, говорили они», - вспоминает бизнесмен.

Он говорит, что до сих пор поддерживает Беларусь. В качестве доказательства приводит открытый в 2011 году в Москве ресторан «Белорусская хата». Он находится недалеко от посольства Беларуси в России.  «Там всегда серьезная публика: интеллигенция, средний класс и выше. Ресторан предлагает массу блюд исключительно белорусской национальной кухни. Можно попробовать белорусские пиво, квас, водку, картошку, мясо. Белорусские продукты – это знак качества. А кто смог это сделать? Тот, кто руководит страной! Лукашенко! Всегда об этом говорим. Таким образом мы повышаем авторитет страны и руководителя», - рассказывает Новиков. «[В 1994 году] мы вместе пришли с Александром Григорьевичем: я - на фабрику «Спартак», где было два пальца пыли, он – к управлению страной. И все это строили с нуля, - добавляет он. - Мы [всегда] поддерживали президента. Реализовывали ряд социальных программ. Но ему об этом не докладывали. Беда, что у его окружения зависть превалировала».

Бизнесмен уверяет, что «в Беларуси работала самая честнейшая компания», а «средства никуда не выводились». «Мы не воры и не жулики. Я не говорю, что зарабатывали копейки. Мы хорошо зарабатывали - выше среднестатистического американца.  Но никогда деньги в офшоры не выводили. Они были только в Беларуси и США. Мы всегда платили налоги. Хотел даже свои годовые отчеты прислать [Лукашенко], чтобы убедился в этом.  Над нами потом смеялись: «Надо было воровать, а вы играли в социализм», - повествует Новиков.

Марат Новиков не прочь все это рассказать Александру Лукашенко, но не представляет, как это можно сделать. «Я хотел тогда поехать на совещание. Мне предлагали съездить, поговорить, мол, Александр Григорьевич тебя поймет. Скептики советовали не ехать, потому что мог не вернуться. Я, откровенно говоря, струсил и не поехал. Наверное, правильно сделал. Потому что, скорее всего, был бы разыгран спектакль. Сейчас же сам писать письма не буду. Да и вряд ли президент изменит свое мнение, ведь тогда придется извиняться и признать свою неправоту. По итогу могут "найти" двух-трех женщин, которые меня оклевещут», - делится соображениями бизнесмен.

Однако его женщина – «кристально честный человек». «У меня жена из очень серьезной семьи. Ее отец - бывший руководитель Верховного суда БССР Карп Николаевич Абушкевич, честнейший человек. Мы смеемся, что он родом из тех мест, что и Александр Григорьевич. А жена - пианистка. Ей было тяжело жить с коммунистами, поэтому уговорила уехать [в США]», - резюмирует он.

-20%
-20%
-20%
-14%
-35%
-20%
-15%
-30%
-30%
-20%
-35%
0071710