/

"Минский дом окон" за последние полгода покинули около 400 человек. Самая крупная компания в области остекления оказалась на грани банкротства. Как такое могло произойти с компанией, учредителями которой были люди из "президентского пула"? Сотрудники МДО упрекают в случившемся директора, который считает, что во всем виноваты госструктуры, не рассчитавшиеся за реконструкцию аэропорта.



"Минский дом окон" появился на свет летом 2012 года путем объединения компаний "Трайпл-Техно" (конечный владелец Юрий Чиж) и "Минские окна" (Иван Бураковский). Основной задачей объединения являлось "повышение эффективности производства" и "создание крупнейшего и высокопроизводительного предприятия, занимающего лидирующие позиции на рынке светопрозрачных конструкций Беларуси".

МДО осуществлял заказы на выполнение работ в новом здании музея Великой Отечественной войны, штаб-квартиры Национального олимпийского комитета, гостиницы "Виктория Олимп", трех станций метрополитена, в ряде бизнес-, торговых центров и жилых домов. Но самым крупным тендером (на 280 млрд рублей), выигранным компанией, оказалась реконструкция действующего аэровокзального комплекса Национального аэропорта Минск.

В апреле 2014 года Александр Лукашенко посетил обновленный аэропорт и заявил, что "все работы сделаны хорошо".  Гости и участники чемпионата мира по хоккею, к которому, собственно, и была проведена масштабная реконструкция, также остались довольны увиденным.

Однако вскоре после того как ЧМ-2014 в Минске отгремел, МДО пошел ко дну. Сотрудникам практически перестали платить зарплату, а кормили "завтраками". У кого была какая-то подушка безопасности, те терпели больше, довольствуясь подачками в 1 млн рублей. Но так долго продолжаться не могло. Народ стал в массовом порядке покидать тонущий корабль. В общей сложности компанию покинули более 400 человек, рассказали TUT.BY сотрудники компании.



Недавно более ста работников МДО обратились с открытым письмом в Администрацию президента, Генпрокуратуру, Следственный комитет и Комитет госконтроля. Они называют себя "преданным электоратом президента", поэтому оставляют за собой право обратиться за помощью непосредственно к Александру Лукашенко.

По их словам, "в ХХI веке в столице государства с продекларированной президентом Беларуси политикой социальной направленности на протяжении 7 месяцев не выплачивается заработная плата работникам ООО "Минский дом окон". По словам одного из потерпевших Павла Коробкина, каждому работнику МДО бывшее руководство задолжало порядка 30-60 млн рублей. "Набегает сумма порядка 10-15 млрд рублей", - сказал он.

Работники не хотят верить словам бывшего директора МДО Валерия Бардуна о том, что "нас обмануло государство, не выплатившее за реконструкцию аэропорта 36 млрд рублей, поэтому и обращаемся за помощью к государственным органам". "Мы просим, чтобы правовое государство защитило наши права и заставило собственников предприятия вернуть наши деньги", - пишут негодующие сотрудники.

Валерий Бардун

Персонал считает, что в результате "безграмотных управленческих решений, бесхозяйственности и бесконтрольности выросли огромные долги перед поставщиками и работниками". "После объединения на фирме было много лишних людей, функции дублировались. Достаточно сказать, что было 10 замдиректоров, которые ничего не решали. Решал только Бардун", - говорят они. "Человек из провинции взлетел до небес, амбиции били через край", - сетуют они на бывшего директора компании.

"Уже после аэропорта мы работали три месяца каждый день, но денег нам все равно не платили. Куда уходили деньги - никому не известно", - добавляют разочарованные сотрудники МДО.

Впрочем, авторы письма полагают, что анализ причин краха МДО – "не самое главное". Главное – "это люди, основное богатство нашей страны", которые "работали в первой половине 2014 года по 16 часов в день без выходных, в мороз и жару, выполняя поставленные президентом Беларуси задачи по реконструкции Национального аэропорта. И задачи были выполнены в срок".



Персонал негодует и из-за того, что "уходят от ответа и основные собственники предприятия Чиж Ю.А. и Бураковский И.В., которые более полугода не принимали никаких действенных мер, даже когда ситуация не была такой тупиковой".

Валерий Бардун сложил директорские полномочия в октябре. В первую очередь он "благодарен сотрудникам, которые работали денно и нощно". "Ребята работали воодушевленно. Сейчас по закону природы народ злится, пытается искать крайних. Самый простой вариант – сделать крайним директора", - эмоционально реагирует он на упреки в свой адрес. "Разве может быть все дело во мне, если до этого предприятие росло, нормально работало? Мы в год платили 50 млрд рублей в бюджет. Всю прибыль вкладывали в покупку нового оборудования, техники", - объясняет Бардун. "Я могу провести экскурсию по своему "коттеджу" в панельной многоэтажке", - предлагает он в ответ на разговоры, что директор мог что-то себе присвоить.

Бардун называет работу по реконструкции аэропорта "самой трудной и интересной". "Как оконщики мы достигли пика, высшего пилотажа, но денег не получили, да я еще и в больнице оказался. Мне говорят – чего ты туда полез, но я уверен, что в конце концов нас бы привлекли к этим работам, спросите у уважаемых конкурентов, но вот уже тогда даже мы бы не успели. Дорог был каждый день, хорошо, что с зимой повезло. Было тепло. Три могучих треста работало. Самые высокопоставленные люди страны каждый день, и в выходные, и ночью, нас на объекте мотивировали. "Валера, давай делай, не подведи", - говорил тогда премьер-министр (Михаил Мясникович. - TUT.BY). Я не подвел. Но в результате с подписанием процентовок и с выплатой денег помочь оказалось некому", - говорит Бардун. "Не надо помогать, просто нужно всегда платить честно заработанное", - добавляет он после паузы.



Бывший рулевой МДО утверждает, что "предприятие в яму загнал аэропорт". Несмотря на то, что МДО выиграло тендер на 280 млрд рублей, по состоянию на апрель 2014 года компания Чижа и Бураковского изготовила продукции и выполнила работ на 115 млрд рублей. "При изготовлении конструкций были использованы материалы белорусского производства, даже сверхсложные стеклопакеты научились изготавливать. Стоимость была сформирована на 6,5% ниже даже тендерной, даже в рублях, даже со сверхсложными для нас изменениями проекта", - рассказывает Бардун. "Нам аванс дали в ноябре 2013 года 76 млрд рублей. Но ни одной процентовки не подписали. А у меня этот аванс незакрытый завис, поэтому я даже не мог взять на оборотку кредит ни в одном банке. Был связан по рукам и ногам. Никогда не был в такой тупиковой ситуации", - вспоминает Бардун события годичной давности.

Сложность и в том, что "строительство шло параллельно с проектированием". "Нам с начала работ с октября 2013 года не подписали ни одного ежемесячного акта выполненных работ, только в части объемов и качества подписано. Мы сдали объект в апреле прошлого года. Но только в начале августа появилась проектная документация, в соответствии с которой нами были выполнены все работы. Но заказчик не захотел ей заниматься – поручили "Белстройцентру". Потом проверили в РНТЦ (Республиканский научно-технический центр по ценообразованию в строительстве. – TUT.BY). Сейчас этим занимается Госконтроль. Получается, что работой и ответственностью заказчика должны заниматься все, а время идет и деньги тают", - рассказывает Бардун.



Доминантой проекта стала пристройка стеклянной части аэровокзального комплекса. "Уникальность конструкции заключается в том, что на фасаде не использовалось ни одного одинакового стекла: появившийся металлический каркас не позволил даже частично унифицировать габариты стекол - как для противопожарного зенитного фонаря и стеклянного навеса, так и почти для всех витражей. Первоначальный тендерный проект предусматривал унификацию. Но фактически предоставленный нам фронт работ ее абсолютно исключил. Потребовалась почти десять тысяч стекол, а они имели неповторяющийся размер и форму неправильных трапеций и ромбов. А каждый тип стекла кроме порезки и обработки кромок необходимо закалить, склеить в триплекс, потом склеить в стеклопакеты. Визуально сортировать такое множество стекол было просто нереально – только по маркировкам. Т.е. нужны были мозги и физическая сила – вес "стеклышек" по 150 кг, а стеклопакета - по полтонны. А потом их монтаж – на высоте в дожди-морозы, каждый – в свою смонтированную нами алюминиевую ячейку витража", - описывает сложность работ бывший директор МДО.

Бардун считает, что "сроки были очень сжатые, можно сказать, нереальные. Риск не успеть сделать аэропорт к чемпионату мира был очень большой". "Нам говорили, мы объект и чемпионат спасли", - резюмирует он.

"После чемпионата мира в правительстве и Мингорисполкоме проводились специальные совещания по поводу задолженности перед МДО, но заказчик говорил, что не отдаст частникам из бюджета лишнего рубля. Пусть сначала все проверит Комитет госконтроля", - рассказал один из участников тех событий.

Заказчиком проекта был Национальный аэропорт Минск. Генподрядчиком - "Гроднопромстрой", тот самый, кстати, который строит АЭС. МДО и еще ряд компаний работали на субподряде.

Генеральный директор Национального аэропорта Минск Дмитрий Меликян отказался общаться на данную тему с корреспондентом TUT.BY, потому что "у аэропорта нет никаких договорных отношений с "Минским домом окон" и посоветовал обратиться в "Гроднопромстрой".

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Дмитрий Меликян. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Гендиректор "Гроднопромстроя" Абдулвагаб Вагабов уверяет, что "все договоры, которые подписаны, им оплачены". "Пусть покажут акт сверки между подрядчиком и заказчиком. Там все видно. Мы выполняем все работы, которые требует заказчик. Что заказчик подписывает, он мне платит, я плачу им. То, что Меликян заплатил по "Минскому дому окон" нам, мы оплатили им. Это их (МДО. - TUT.BY) желание получить за работу по другой расценке. Там есть органы, которые все это проверяют согласно проектно-сметной документации", - говорит он. "У меня тоже там есть долги, но я решаю вопросы не через журналистов, а в соответствии с договорами подряда", - резюмирует глава "Гроднопромстроя".

Иван Бураковский был недоступен для комментариев. В его головной компании ОП НИИ ПКД сказали, что "там был директор Бардун, который получил долю в 20%, на нем было операционное управление и он должен нести всю ответственность". Валерий Бардун подтвердил, что "имел долю в компании, но после увольнения отдал ее бесплатно учредителям".

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В компании "Трайпл" уверяют, что учредители уже не имеют никакого отношения к МДО. Несколько источников в самой компании заявили, что в декабре "Чиж действительно продал долю, сегодня собственниками являются Бураковский и Дмитрий Врублевский". Они утверждают, что в настоящее время "у МДО счета арестованы, а вся деятельность ведется через фирму Врублевского". Получить комментарий у Дмитрия Врублевского не удалось.

P.S. Пока готовился материал, работники МДО получили ответы из госструктур. Их заверили, что в сложившейся ситуации разберутся компетентные органы.
-21%
-50%
-25%
-55%
-25%
-30%
-10%
-70%
-21%
-20%
-73%
0067249