1. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  2. «Два с половиной года мы боремся за жизнь». История Надежды, чья дочь больна раком
  3. «В 115 ответили: «Ну вы же взрослые, сами решите». Как жила минская Малиновка без отопления и горячей воды
  4. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что должно заметно подорожать
  5. «Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране
  6. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  7. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  8. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  9. Шахтеры, которые ушли в стачку, ответили на обещания «Беларуськалия» взять их обратно на работу
  10. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  11. 3 года «химии» получил минчанин, который выкатил камень на дорогу во время акции протеста
  12. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  13. «200 гостей гуляли два дня». Как сложилась судьба новобрачных, которых искали читатели TUT.BY
  14. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  15. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  16. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  17. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  18. Бывшему милиционеру дали 2 года «химии» — за оскорбление оперативника
  19. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  20. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  21. «Противопоставление официальным комментариям». Генпрокуратура передала в суд дело журналиста TUT.BY и врача БСМП
  22. Видеоурок. Как выбраться даже из глубокого снега без буксира
  23. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  24. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  25. «„Перевернуть страницу“ нельзя, психика так не работает». Психиатр, отсидевший «сутки», о том, что мы переживаем
  26. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  27. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  28. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  29. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  30. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января


/ Павел Свердлов,

Очень интересные рассуждения и споры идут вокруг экономической ситуации в Беларуси. Анализируя их, автор программы Сергей Чалый невольно вспоминает 90-е годы прошлого века и проводит параллели с нашим временем. На повестке дня стоят все те же вопросы, что и 22 года назад: проведение реформ, ценообразование, приватизация, дедолларизация экономики.

Хороший ли это знак? Попробуем разобраться в очередной программе "Экономика на пальцах". Помогал Сергею журналист Павел Свердлов. Ваши комментарии, вопросы и пожелания оставляйте в твиттере с хештегом #ЭнП.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (325.05 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (52.53 МБ)

Вадим Гигин ведет ток-шоу "Позиция" на ОНТ. Программа была посвящена актуальным вопросам белорусской экономики. Среди гостей была замминистра торговли Ирина Наркевич, депутат из Палаты представителей, представитель предпринимательской организации Александр Калинин и в числе экспертов Ярослав Романчук.

Ответов на прямые вопросы - зачем, как долго это продлится - нет. Романчук говорил, что ассортиментные перечни нарушают экономическую свободу субъектов хозяйствования. Оказалось, что Минторг вообще не считает это ограничением: "Мы же не указываем, чем предпринимателю заниматься. Хочет он, торгует апельсинами, хочет – плиткой". Но если ты уже взялся торговать плиткой, будь добр, поставь на прилавки и белорусскую плитку. Оказывается, это не ограничение. Хотя, например, в магазине импортной плитки белорусская плитка будет занимать место на складе, и никто ее не купит, так как покупатель знает, за чем идет в магазин импортной плитки.

Сколько в Беларуси на самом деле представителей среднего класса?


По данным Мирового банка, в Беларуси 80% среднего класса. Эта цифра меня заинтересовала. Весной 2014 года опубликовали отчет о состоянии экономики России, где один раздел целиком был посвящен формированию среднего класса.

Мне была интересна методология. Есть экономическое и политологическое определение среднего класса. Это должны быть люди, которые существуют помимо государства: это собственники бизнеса или вольнонаемные работники. По этому критерию у нас средний класс исчезающе мал. В российском исследовании к среднему классу относились те, чье потребление составляет 10 или более долларов в день. Но подсчет благосостояния по паритету потребительских цен является искаженным.

Обменный курс определяется эффективностью тех отраслей, которые являются торгуемыми и работают на экспорт или конкурируют с импортом. Если у нас есть серьезное расхождение с паритетом покупательской способности, это означает, что есть большая доля субсидируемых товаров и услуг и по сравнению с остальным миром у экспортных отраслей низкая эффективность.

Но далее в российском исследовании оказалось, что доходы рассчитываемого среднего класса примерно равны расходам. Исследование опирается на опрос 2008 года. В Беларуси такого рода опрос тоже проводился в 2008 году, и я предполагаю, что именно эти данные использовались для белорусского исследования.

Опросы домохозяйств Беларуси в 2008 году по паритету покупательской способности – 10 долларов на душу населения. Но 2008 год – последний бескризисный год. Тогда доходы на душу населения составляли 4,5 млн руб. в месяц. Сейчас это 300 долларов. А с учетом того, что распределение по доходам не линейное, а чуть более 60% населения не получает среднюю зарплату, и сейчас доходы на душу населения как минимум в два раза меньше. Получается, средний класс сегодня в Беларуси составляет максимум 40% вместо 80%. Это абсолютное меньшинство.

Нерешенные вопросы 90-х


Меня поразили мысли, которые прозвучали со стороны официальных лиц. "Если бы мы не ввели эти ограничения, - говорит Наркевич, - задрали бы цены, и спрос бы упал. Мы постарались учесть интересы производителей и потребителей". Когда объяснялись безобразия на валютном рынке, говорили так же. Но есть веками работающий механизм, который балансирует интересы потребителя и производителя, это рынок.

Если производитель видит, что у него не покупают, он сам снижает цены.

Цена упирается в бюджетные ограничения потребителей. Государство может сколько угодно устанавливать административные ограничения в виде ассортиментных перечней, но если товаров не будет, ты не сможешь покупать.

Выбор не между тем, чтобы они остались дешевыми или дорогими, а между тем, чтобы они остались вообще или исчезли?

Глядя это ток-шоу, я вспоминал, когда мы обсуждали, нужна ли новая экономическая политика, что люди не готовы к резкой либерализации. Как будто соседи не прошли этот путь. Там пустовали прилавки, и только либерализация цен помогла вернуть в магазины хоть какой-то ассортимент. Было и массовое сокращение, закрытие нерентабельных предприятий.

Последние несколько месяцев я пытался рассказывать о том, что перед нами стоит нерешенный вопрос структурной перестройки экономики. По факту она все равно происходит в виде деградации структуры экономики: она меняется, но в худшую сторону. Деградация происходит потому, что мы не даем возможность тем, кто зарабатывает деньги, самим распоряжаться этими деньгами. Мы забираем их, чтобы размазать тонким слоем ради поддержания на плаву неэффективных предприятий.

Подобные споры решались в начале 90-х. Сейчас ведется дискурс 91 года: нужна ли приватизация, что может быть с предприятиями, если их купят, а вдруг будет безработица, вдруг вырастет цена, если мы ее отпустим… Этот вывод ужасен. Мы могли долго себе говорить, что не пошли по жуткому пути России, Украины и Польши. Но все в один голос говорят, что за границей дешевле. Это означает, что система, которую мы построили, менее эффективна, чем та, которая работает там.

Мы годами убеждали себя, что у нас другая экономическая модель. Это подразумевает, что мы ответили на вопросы, которые стояли перед постсоветскими экономиками. Теперь я с ужасом понимаю, что прошло 23 года, и мы совершили полный круг и вышли на те же вопросы 90-го года.

Уворачивание от ответов


Что же тогда представляла собой уникальная белорусская экономическая модель с ее высокой степенью социальной направленности? 2006 год – вершина этой модели. Мы использовали уникальные благоприятные условия торговли с Россией. Мы получали ту же самую природную ренту, что и Россия, только способ ее присвоения был другой. В России все досталось олигархам и их окружающим людям, а у нас распределение было равномерным и более справедливым. Но после 2006 года размеры этой ренты начали резко сокращаться.

В 2006 году начинается плавный переход на равнодоходные цены на газ. В течение 2007 и 2008 годов было выделено два кредита для смягчения этой ситуации. Затем в 2009 году мы получили кредит от МВФ, кредиты от Венесуэлы, в 2011 году деньги от Антикризисного фонда… Мы продолжаем получать деньги, но последняя новость: Минск просит Москву подставить плечо на 2,5 млрд долларов. Каждый год мы получаем 2-3 млрд долларов просто для того, чтобы эта модель продолжала существовать в том виде, в котором она существует. Но что ж так дорого? И почему в разы меньшие зарплаты, чем у соседей? И плюс регулярные кризисы.

Получается, мы оказались перед несколькими дорогами в 90-х годах.

Размывание этой модели происходило неторопливо. В январе 2011 года был взят курс на постепенное сворачивание социального государства. Логика стала негативной: найти тех, кто подрывает нашу прекрасную социальную экономическую модель. Это уже не раздающее государство, а забирающее. Без этого кризиса шелуха бы не отпала. И не выяснилось бы, что мы так и не решили вопрос 90-х. В течение 23 лет мы уворачивались от ответа на эти вопросы.

Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции портала.
-30%
-20%
-40%
-7%
-20%
-25%
-25%
-15%
0071710