/ /

"Мы – одно из предприятий, которые поставляют продукцию в Администрацию президента, нашу продукцию употребляет лично президент", - рассказывает председатель СПК "Агрокомбинат Снов", сенатор Николай Радоман, уточняя, что Александр Лукашенко бывал здесь неоднократно. И как не бывать – хозяйство это знаменито еще с советских времен. TUT.BY заглянул в кабинет председателя, на ферму и в колбасный цех, чтобы выяснить, как работает образцовый агрокомбинат, во что ему обошлась российская девальвация и как отличить поддельную тушенку от настоящей.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Везучее хозяйство

"Снов" - хозяйство в масштабах Беларуси среднее", - скромно отмечает Радоман. Общая площадь – 7,8 тыс. га, пахотной земли всего 6,1 тысячи га. Экспорт в прошлом году составил 25 млн долларов (свинина, говядина на кости, птица, консервы, колбасы), импорт – 11 млн (белковое сырье, упаковка, специи). Выручка - 1,2 трлн рублей, чистая прибыль – 18 млн долларов. За пределы страны поставляют 35% выпускаемой продукции, в основном – в Россию: Смоленск, Брянск, Москву, Санкт-Петербург.

"Что там смотреть, в Снове все хорошо, везет им – вон и экс-премьер Мясникович оттуда родом", - говорят о знаменитом СПК коллеги.  Но повезло "Снову" не только с влиятельным уроженцем. Хозяйству везло с хозяевами. За 64 года существования его возглавляли всего три председателя. 37 лет у руля стоял Герой соцтруда Яков Алексанкин, 16 лет - Герой Беларуси Михаил Карчмит, а с 2004 года – Николай Радоман, работающий в хозяйстве уже 38-й год.

Местные, выпускники отпраздновавшей на днях 150-летие сновской средней школы, в СПК составляют 35% специалистов. "Доморощенные! – с гордостью говорит Радоман. - Председатель – выпускник сновской школы, первый зам, зам, главный инженер - сновская школа, главный агроном – сновская, главный зоотехник и главный ветврач – тоже сновская, директор комбикормового завода, директор птицефабрики – сновская школа, директор мясокомбината… из Несвижа. Тоже, в общем, доморощенный".

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
СПК "Агрокомбинат "Снов" - один из первых в Беларуси многопрофильных агрохолдингов. Свои поля, корма, молочные и мясные фермы, своя углубленная переработка молока и мяса и фирменная торговая сеть.

Немало хлопот для экономики хозяйства создала в конце года девальвация рубля. "Вот хозяйство потребляет в месяц 700 тонн сои, на бирже покупаю ее по 600 долларов. Это 420 тысяч только за сою надо заплатить, - прикидывает председатель. - Раньше это было 4,2 млрд рублей, теперь – уже 6,3 миллиарда. И где эту добавленную стоимость найти? Требовать у государства поднять закупочные цены – не поворачивается язык, потому что мы и так на внешних рынках неконкурентоспособны по сравнению с западной продукцией из-за высоких цен".

Технологии у нас не хуже, продолжает он: "Я и в Европе был, и в Америке учился молочному скотоводству. И работаем мы не хуже, но у них крепкая экономика, промышленность и есть дотации". К примеру, в Германии государство на 1 га пашни платит 400 евро. Это очень большие деньги. Для "Снова" такая господдержка выливалась бы в 2,4 млн долларов, за счет чего можно было бы удешевить продукцию. "Я бы топлива купил, удобрений, семян хороших, и остались бы только общепроизводственные затраты – зарплата, эксплуатация машин… Но у нас нет ни нефти, ни газа, есть только руки и голова – всё. Так что надо думать, как сокращать затраты, - обрывает Радоман собственные рассуждения. - Сегодня вал не важен – только экономика".

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В год хозяйство производит около 25 тысяч тонн мяса и 26 тысяч тонн молока. Трудится здесь 2000 человек, из них около 600 – на переработке.

Сегодня "Снов" - сельхозкооператив. У каждого работника есть доля его неделимого фонда, определяемая согласно отработанному в хозяйстве времени и сложности работы. По окончании года 10% от чистой прибыли выделяется работникам. Однако по указу президента №349 от 17 июля 2014 года СПК будут преобразованы. "Будем акционироваться. Сегодня этим вопросом занимаются юристы. Важно правильно все разделить. В состав акционеров войдет и государство – в зависимости от количества основных и оборотных средств, вложенных в хозяйство", - рассказывает председатель.

"Наше предприятие - на пике производства. 9538 литров молока на корову – это показатель западных стран. По среднесуточному привесу на свинью, на корову – уровень Дании. Расти можем только за счет расширения", - поясняет Радоман. Но создавать агрохолдинги надо разумно, не сломя голову, продолжает он.

"Мы присоединили одно хозяйство, 1,5 тыс. га, три года назад. За это время довели показатели до уровня "Снова". А чтобы, к примеру, почву выровнять, лет пять надо. Сейчас у меня поля, как доска, когда уберут зерновые, по нему на легковушке ехать можно. У меня Mercedes, эмэлька, я по полю еду 90 км в час – хочу вдоль, хочу поперек. Как по дороге. Если не верите – можем выехать на любое поле. Сегодня сеялки с активным органом нам уже не нужны, продаю их, пусть берет тот, у кого ерундовая пахота. Я уже покупаю широкозахватные девятиметровые сеялки", - с гордостью говорит председатель.

В этом году к "Снову" присоединят еще два предприятия.

Средняя зарплата в СПК – 6,2 млн рублей. Желающих работать хватает. "Хотите присылать – присылайте, но если есть у вас варианты других хозяйств, где им сразу дадут председательскую должность – не возражаю, - громко возмущается в трубку Николай Радоман. - В "Снове" председательской должности практикантам не будет!". И поясняет любопытствующим журналистам - декан агрономического факультета, отправляя студентов на практику, интересуется, будет ли для них на время уборки оплачиваемое место. "Надо сперва посмотреть, что они будут показывать", - отрезает хозяин кабинета.

"За евро, говорят, продавай Меркель"

На девальвации российского рубля, только за счет курсовой разницы, "Снов" в ноябре-декабре прошлого года потерял 5 млрд рублей. "Я в основном работаю по предоплате по мясу, но по мясным консервам предоплаты никто не даст – отсрочка платежа на 1,5-2 месяца. Вот и потери наши", - сетует Радоман.

Сейчас, говорит он, цены в России понемногу поднимают. "Хотя идет этот процесс очень сложно. Россияне молодцы - мы пытались вести расчеты с привязкой к курсу доллара. Но наши партнеры российские говорят – хочешь продавать мясо в Россию, у нас твердая валюта - российский рубль. А если хочешь продавать за доллары, то тебе в Америку. Я "дурака" включаю и говорю, мол, раз не любите американцев, можем торговать за евро. Нет, говорят, за евро продавай Меркель", - улыбается собеседник.

Но серьезного роста цен ждать не приходится, отмечает он: зарплаты не выросли в России, как и в Беларуси, цены на молоко остались прежними. "И ту прибыль, которую мы в прошлом году получили, очень сомневаюсь, что мы получим в этом", - прикидывает Радоман.

Сейчас "Снов" прорабатывает возможность поставки мясных консервов из говядины в Азербайджан, кур - в Китай. "Но с Китаем все сложно – надо, чтобы их специалисты выехали сюда и нас аттестовали по их нормам, - отмечает председатель. - Сегодня птица в Китае – 5 долларов килограмм! И хотя логистика дорогая, но даже если мы потеряем 2 доллара на доставке, то 3 доллара останется нам. А это практически двойная цена к той, по которой мы продаем курицу в Беларуси. Причем их интересует курица в любом виде, даже крылышки, лапки, головы – то, что у нас отходы, идущие на мясокостную муку".

При этом, убежден Николай Радоман, над новыми направлениями экспорта должны активнее работать профильные министерства и отделы. "Этим вопросом есть кому заниматься. Есть посольство, есть Министерство иностранных дел, есть в нашем родном министерстве отдел внешнеэкономической деятельности... Я сегодня должен заниматься производством, переработкой сырья, упаковкой. А налаживать связи они должны. Надо создавать торговые дома, вести переговоры. Если у нас каждый колхозник начнет ездить в Арабские Эмираты, да еще конкурировать там друг с другом, добром это не кончится", - резюмирует он.

"У меня в банке что? Мясо! А у них…"

Еще одна "экспортная" головная боль председателя – контрафакт. В год за пределами страны "Снов" продает 5 млн банок консервов.

"Успешно на российском рынке подделывается наша продукция. Особенно мясные консервы. По поручению нашего правительства этим занимаются определенные органы. Ищем, как там закрыть этот контрафакт, который продается в Москве. Отличия простой покупатель не найдет", - разводит руками председатель.

Радоман достает из шкафа в своем кабинете две банки тушенки. Абсолютно идентичны они только на первый взгляд: при более внимательном рассмотрении видно, что на подделке нет значка "продукт года", медалей "лучшая продукция года", а ГОСТ на дне напечатан, а не выдавлен, как на оригинале. Жесть на подделке российская, у оригинала – немецкая пищевая.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Оригинал - слева

"А так содрали один в один, даже телефоны наши есть", - констатирует Радоман. По цене подделка примерно на 25% дешевле. А вот вопрос о том, насколько оригинал и подделка отличаются на вкус, председатель переходит на не совсем парламентские выражения. "У меня там что? Натуральное мясо! А у них? Ухо-горло-нос, сиська-пи..ка-хвост!" – возмущается он.

Написали белорусы о проблеме во все инстанции. "Но там играют большие деньги, не будет никто их искать", - сетует Радоман. Так что пока вместо Москвы пришлось белорусам активно идти в другие регионы.

Как торгует "Снов" и торгуются со "Сновом"

Торговля "Снова" сегодня – это совместное белорусско-российское предприятие "Торговый дом Снов" в Москве, два фирменных магазина в Снове, четыре - в Несвиже, два - в Солигорске, три - на Комаровке в Минске, и 18 торговых мест там же.

"Оккупировал я Комаровку – там большая пропускная способность", - отмечает Радоман.

Активно работает СПК и с сетевыми операторами – "Простором", "Короной", "Еврооптом", "Рублевским". "Они заказывают нам по 4-5 тонн, мы им даем только по две. Не хочу замыкаться на одной сетевой торговле, были предложения, мол, давай только на нас. Но замыкаться на одном нельзя - завтра он начнет диктовать тебе условия. Так что сегодня не они меня прессуют, а я с ними договариваюсь, - говорит председатель. - А то как договор пришлют, прочитаешь, так не то что производить, жить не хочется: за все плати, а если он твою продукцию не продал – ты ему за хранение отдай… Я на это не иду – вот мой типовой договор, подписываете – работаем, нет – до свидания".


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

В составе хозяйства 14 деревень, так что здесь торговля идет через свою автолавку. Недавно хозяйство приобрело вторую – по территории Несвижского, Клецкого и Копыльского районов будет ездить. "Чтобы те, кто не у нас деньги зарабатывает, могли у нас их потратить", - объясняет Радоман.

Чистая прибыль "Снова" за счет торговли в прошлом году – 10 млрд рублей. "По тому курсу это был 1 млн долларов – очень неплохой результат", - констатирует председатель.

Но торговля, продолжает он, требует современных подходов. "Сегодня даже в "Евроопт" готовы брать специалистов без практики работы в райпотребсоюзе и облпотребсоюзе… Закоренело все это дело. Надо все отметать. Я тоже председателя сельпо заменил недавно – поставил молодого. Не устраивали меня его методы работы, - разводит руками глава СПК. - Это как в анекдоте про перестановку мебели в доме терпимости – если упала посещаемость, передвижение мебели не поможет, штат надо менять".

"Не для впечатлительных". Как работает убойный цех>>>
 

Колбаса - это серьезно

На входе в цех переработки завпроизводством Дмитрий Аверин жестко инструктирует журналистов: под режущие части оборудования не лезть, мясное сырье и готовую продукцию руками не трогать.

Сегодня здесь выпускают 35 тонн готовой продукции в смену. Развивать производство планируется в первую очередь за счет высокорентабельной продукции – сыровяленых изделий, копченостей, хотя и о социальной группе обещают не забывать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
На колбасном производстве трудится 190 человек, работа идет в три смены, готовую продукцию отгружают круглые сутки.

"Текучести кадров нет – мы находимся в сельской местности, люди работой и зарплатой дорожат", - рассказывает Аверин. Самые сложные участки – боец скота, жиловщица, обвальщик, термист, составитель фарша. "Этих людей мы готовим здесь, через систему аттестации повышаем им разрядность", - добавляет он. 

Производство начинается с сырьевого отделения, рассказывает начальник колбасного цеха Алла Миранович. Из холодильника получают сырье – охлажденную свинину полутушами, говядину - четвертинами, конину – и подают на обвалку.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сырьевое отделение – одно из самых многолюдных, здесь работает 45 человек.

Здесь по максимуму выделяются куски филе шейной, тазобедренной части, лопатки – это будущие копчености. Жиловщицы обрабатывают эту свинину, отделяют сухожилия, хрящи, кровоподтеки. Здесь же готовят отруба для крупнокусковых полуфабрикатов, которые пойдут в торговлю. Мелкие кусочки полужирной и жирной свинины отправятся на переработку на колбасу. 

В помещении ощутимо зябко - температура тут должна быть не выше 12 градусов, температура мяса - не выше 4 градусов. Все работники под униформой утепляются по максимуму - смена длится с 8 до 17 часов.
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Куски филе отправляются на инъектор и затем на массажеры. В процессе инъектирования мяса и мясопродуктов рассол впрыскивают через полые иглы в мышечную ткань под давлением. При этом в рассол, которым инъецируют, добавляют лед, чтобы температура была максимально низкой и не развивались микроорганизмы.

Затем мясо загружают в массажер, где оно попеременно массируется и отдыхает.
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Так выглядит массажер для мяса

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Куттер - машина для тонкого или структурного измельчения мяса

Мясо для колбас измельчается на разных решетках – для вареных и полукопченых колбас, салями. После измельчения продукт отправляется на посол.

Фарш готовят в куттере - машине для тонкого или структурного измельчения мяса. На станине укреплена вращающаяся чаша и вал со специальными ножами, вращающимися в плоскости, перпендикулярной плоскости вращения чаши.

Далее - формовочное отделение, где готовый фарш набивают в оболочку. Оболочек на производстве много натуральных, но есть и дорогие тканевые – их импортируют.
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

После того как около двух часов продукция стоит в осадке, чтобы продукт укрепился, пошло цветообразование, его ждет термическая обработка: в камере идет сушка и потом в зависимости от продукта – варка, копчение

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На производстве установлены универсальные термокамеры. Датчики фиксируют и температуру в камере, и температуру внутри батона

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Процесс изготовления завершается. Охлаждение, анализы в лаборатории, упаковка – и колбаса и копчености готовы к отгрузке в торговлю. Весь процесс от обвалки до выхода готовой продукции для вареной колбасы может занять 8 часов, для копченостей – двое суток.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

На перспективу

Перспективы хозяйства, говорит Николай Радоман, – в развитии производства. Еще в нынешнем году будет строиться утилизационный завод - действующему уже около 20 лет. К новому проекту подготовка идет уже около двух лет – председатель лично изучает системы переработки. "В этом проекте главное – правильно сделать утилизацию воздушных масс. У нас везде застройка, а при работе этого цеха выделяются зловонные газы. Мне важно было подобрать именно то оборудование для утилизации этих газов, которое будет эффективно работать в нашем климате", - отмечает он.

А с социальной инфраструктурой, продолжает Радоман, все и так в порядке: два тренажерных зала, спорткомплекс, два детсада, две церкви и костел. Три года назад амбулаторию построили. "Сумасшедшие деньги вложены, даже говорить не буду", - машет руками председатель. 

Есть даже бассейн закрытый. "Зимой я хожу в бассейн почти каждый день – с полвосьмого и до девяти – чтобы никого не напрягать, бассейн как раз до 21 часа. Жену привлекаю к данному вопросу", - улыбается Радоман. И уточняет - 25 тысяч стоит сеанс. Действительно недорого. 


Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
{banner_819}{banner_825}
-70%
-20%
-20%
-42%
-25%
0061173