Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Прочитав статью "Индустриальный парк Great Stone – ответ на критику", отвечающую на выраженные мной в марте 2014 года опасения по поводу строительства Китайско-белорусского индустриального парка, я не на шутку удивился, обрадовался и испытал чувство благодарности за то, что в этом ведомстве с мнением общественности считаются. В нашей стране пока нечасто случается, когда государственные органы публично и по существу вступают в открытую полемику с представителями экспертного сообщества. Будем надеяться на расширение общественного обсуждения путей развития страны в этой и других сферах нашей жизни.
 
Что же касается содержания ответа, то я готов согласиться с экспертами уважаемого министерства, и действительно будем надеяться, что мои опасения в части экологии и межэтнических конфликтов безосновательны. Так ли это – покажет будущее. Тем более что Парк только строится, обсуждать пока нечего.
 
Однако в части характера будущих предприятий Парка позволю себе подискутировать с уважаемыми экспертами. Я потрудился и с любопытством прочел все полсотни брифов проектов, предлагаемых к реализации потенциальными инвесторами. К сожалению, мои основные опасения подтвердились: почти все проекты предусматривают массовое производство стандартной продукции (шприцев, кондиционеров, автозапчастей, упаковки и т.п.) на конкурентных рынках, прежде всего российском. Ничего плохого в этом нет, и для нашей страны будет хорошо, если эти проекты осуществятся. По крайней мере, получится формально подрастить ВВП.
 
Однако рассматриваемые проекты в основном (за редким исключением) ориентированы на следующие виды производств:
 
1. Серийное и массовое производство типовой высокостандартизованной промышленной продукции по чужим патентам.
В статье Минэкономики утверждается, что проекты Парка соответствуют пятому (компьютеры и телекоммуникации) и шестому (нанотехнологии) технологическому укладу. Однако в предполагаемых проектах Парка явно лидирует четвертый технологический уклад (нефть-пластмассы-упаковка, ленточный конвейер, массовое производство) и немного пятого (видеорегистраторы, флеш-память, системы видеонаблюдения). Шестой технологический уклад можно усмотреть в одном проекте из полусотни – производстве мини-ТЭЦ, работающей на микроводорослях – если на него найдется инвестор.
 
2. Не на новых, а на "горячих" конкурентных рынках.
Соответственно – невысокая маржинальность, высокие риски для инвестора в связи с конкуренцией и дороговизной вывода на рынок, длительные сроки окупаемости и не сверхпривлекательные для венчурных инвесторов условия (внутренняя норма доходности проектов указана на уровне 15-20%, максимум 25%, и то их еще нужно добиться при высокой конкуренции и экономическом спаде в России). О "стратегии голубого океана" можно забыть. Следует также помнить, что у инвестора есть возможность разместить производство в одной из бывших стран социализма (ныне – члена ЕС) со сходным (страны Балтии, Польша, Словакия) и даже более низким уровнем зарплаты (Румыния, Болгария), избегая таможенных границ и политических рисков. Впрочем, для китайских производителей мы интересны как форпост для завоевания российского рынка.
 
3. В основном для российского рынка и рынка Таможенного союза.
Слава богу, сегодня больше нет нужды доказывать, чем это плохо. Конечно, пройдет время, и с ростом цен на нефть экономическая ситуация в России улучшится. Однако в любом случае ориентация Республики Беларусь на рынок одной страны (Казахстан не в счет из-за наличия там аналогичных китайских производств и невысокой емкости рынка) ведет к тотальной зависимости и высокой чувствительности к экономическим проблемам крупного соседа. В принципе для небольшой страны с малым внутренним рынком зависимость от крупных стран и мирового рынка неизбежна. Однако для минимизации рисков и кризисов типа нынешнего валютного необходима диверсификация. В результате же реализация проектов Парка увековечивает и без того сильнейшую ориентацию наших рынков сбыта на Россию.
 
4. Отсутствует инновационная составляющая.
Нет-нет, в каждом проекте поминается Национальная академия наук и приводится численность академиков и членов-корреспондентов. Однако надежду убивают разделы "Потенциальные инвесторы" в каждом проекте, где чаще всего указано примерно следующее: "Крупные мировые производители продукции, обладающие технологиями, имеющие опыт производства и желающие локализовать производство вблизи рынков сбыта". Что в вынесенных производствах делать академикам или изобретателям? Нет потребности даже в значительном количестве инженеров. При нынешнем уровне роботизации массовых производств сегодня строят целые заводы, которые обслуживает всего несколько человек. Да и не считать же производство дженериков или видеорегистраторов инновационным. Ни одного по-настоящему инновационного проекта из полусотни заявленных лично я не заметил. Хотя их было бы даже странно ожидать от парка, носящего название "индустриальный".
 
Да, Министерство экономики право: я действительно люблю ИТ-сектор, потому что в этой отрасли наша страна конкурентоспособна и при сохранении нынешнего тренда может преуспеть в мировом разделении труда. Однако я точно так же люблю любое наше индустриальное производство в случаях, когда оно может занять достойное место в мире (а не только лишь в одной России) или уже занимает: в производстве калийных удобрений, карьерных самосвалов, некоторых видов вооружений, комплексов проверки подлинности документов, а также – в меньшей степени – автозапчастей, мягкой игрушки, окон, галантереи и ряда других отраслей. Правда, подавляющее большинство соотечественников о них понятия не имеет, потому что почти все эти производства – о ужас! – частные, в то время как упоминать названия частных компаний в государственных СМИ запрещено.
 
К сожалению, примеры успеха белорусских предприятий на мировом рынке пока можно пересчитать по пальцам, и, как мне видится, наше государство недостаточно заботит создание условий для появления отечественных инновационных производств. Предпринимаемые меры в виде бизнес-инкубаторов не очень известны широкой публике, а условия работы в них для стартапов малопривлекательны, потому что стоимость подготовки только лишь отчетности за полученную помощь сопоставима с суммой самой помощи, предоставляемой в основном в виде льгот по аренде помещений и ставке по кредиту. Интеллектуальный труд в стране не котируется, уровень образования с каждым годом падает, в науке – катастрофа. Откуда же возьмутся инновационные производства? Неужели из Китая?
 
У белорусских инновационных конкурентоспособных производственных предприятий, безусловно, есть перспектива долгосрочного роста и создания мощных мировых брендов, ценимых во всем мире. Однако среди нынешних проектов Парка таких проектов нет. В основном планируются заводы по серийному производству разработанной не нами и давно освоенной широко выпускаемой в мире продукции, как правило, под чужими брендами.
 
Есть ли в Китайско-белорусском индустриальном парке для целой страны прорывная перспектива мирового уровня? Справедливо ли я весной назвал создание Парка "шагом в сторону"? Думаю, каждый сам нашел ответы на эти вопросы. 
-25%
-40%
-21%
-50%
-40%
-15%
-14%
-36%
-10%
-15%
-15%
0070859