Александр Обухович специально для TUT.BY

Иллюстрация с сайта naviny.by
Иллюстрация с сайта naviny.by
Подписанные президентом 1 декабря прогноз социально-экономического развития на 2015 год и основы кредитно-денежной политики, наряду с посланием Федеральному Собранию В.Путина позволяют оценить тенденции развития экономик России и Беларуси, по крайней мере в ближайшей перспективе. И, честно говоря, перспективы эти не выглядят радостными.

Кризисный опыт

Да и радостными им быть не с чего. Кризис в экономике Беларуси начался не позднее 2009 года и окончательно сформировался в 2011 году. За прошедшие годы ни одна из проблем экономики Беларуси (дефицит сальдо текущего счета, ограниченность номенклатуры экспорта и падение его конкурентоспособности по основным позициям, проч.) не то что не решились, но к поиску их решения правительство и не приступало. Мало того, даже диагноз толком не был поставлен.

Что было у нас в 2011 году? Да, имели место последствия резкого повышения цен на энергоносители. Наш рынок труда был разрушен четырехкратным повышением зарплат в период 2003-2010 гг. в России. Безответственный разгул трат в предвыборном 2010 году разрушил нашу денежную систему. Все верно. Но только ли в этом дело?

Резкое повышение цен на энергоносители было не только у нас. У нас – даже в меньшей степени, чем у многих, благодаря российской нефтегазовой подпитке. Но это никак не повысило конкурентоспособность наших товаров на нероссийском рынке.

Да, повышение зарплат в 2009-2010 гг. не имело оснований в виде роста производительности труда. Но и в результате роста зарплаты в стране существенно уступали не только российским, но и польским, турецким. Да и макроэкономическую роль играют не зарплаты, а фонд оплаты труда. Так что дальнейший ход кризиса подчеркнул, что не зарплаты велики, а слишком много людей получают незаработанные деньги.

Сжатие денежной массы Нацбанком в 2013-2014 гг. в попытках поддержать курс доллара очевидно ведет к угнетению реального сектора. Это показало и снижение объемов производства, и рост числа убыточных предприятий, и волна неплатежей. Так что чрезмерная эмиссия 2010 года сама по себе такой кризис вызвать не могла. Хотя, возможно, его и спровоцировала.

Ход кризиса и политика нашего правительства лишь подчеркнули его несостоятельность и отсутствие реальной управляемости в экономике.

Нынешнему правительству скоро уже 4 года. Все сегодняшние болезни нашей экономики были ясно видны и 4 года назад. И что, правительство нашло лечение? Определилось с наличием кризиса и его связью с кризисом мировым?

Да нет. В правительстве витали непонятно на чем основанные надежды, что другие страны (США, Россия, ЕС) с мировым кризисом сами справятся, а Беларусь за их спиной проскочит. Надеялись, что "само рассосется", без их трудового вклада. Отсутствовало и отсутствует ныне (судя по НСУР-2030) понимание, что нынешний мировой кризис закончится, в формулировке Н.Назарбаева, формированием новой архитектуры мировой экономики. И какое место займет в этой архитектуре Беларусь – определяется сегодня, в ходе кризиса. И та безыдейная инерция, которая лежит в основе экономической политики нынешнего правительства, неизбежно определит это место рядом с Гондурасом, Либерией, Молдовой.

Каждый год правительство плачет: нет денег. То на модернизацию ему 68 млрд долларов надо, то на структурные реформы – триллион. Но ведь и те крохи, что наскребает страна на инвестиции, расходуются предельно неэффективно. Примеров тому – множество, от "Интеграла" до деревообработки.

Все страны, которые сталкивались с экономическим кризисом, начинали с режима жесткой экономии. Урезались капитальные расходы государства, сокращались госслужащие. Приостанавливались проекты, которые не могут быстро дать отдачу. Снижалось потребление. У нас – все наоборот: правительство пытается поддержать потребление (общегосударственные расходы, строительство жилья, дорог, проч.). Игнорируя деградацию реального сектора.

На протяжении 2010-2014 гг. государство получило ряд кредитов. Как от МВФ, так и от России. Но все они пошли на финансирование общегосударственных задач. Поскольку основной дефицит валюты в стране - именно на финансировании этих задач. Реальному сектору достались крохи, которые в экономике страны ничего не решили.

Собственно, кредиты и МВФ, и России для другого и не предназначались. От МВФ – по определению, их задача – создать в стране-получателе условия для притока частных капиталов, вписать ее экономику в мировую (на деле – подконтрольную США). Но в условиях мирового кризиса перепроизводства существенного притока быть не может. Ни при каких условиях. Россия уже заявляла, что не будет финансировать модернизацию белорусской экономики. И тоже выдает кредиты только в объемах под текущие потребности нашего правительства. Из этих источников можно поддержать какое-то время видимость стабильности в стране (функционирования госаппарата, денежного оборота, проч.), но нельзя провести модернизацию экономики страны.

Внешние кредиты государству и государственное финансирование в условиях Беларуси не могут быть основой для выхода страны из кризиса. Уже потому, что их слишком мало: внутри страны накопление, как и прежде, отрицательное, а кредиты государству на рост экспорта никто не даст: выращивать себе конкурентов никому не интересно.

Тем не менее, правительство не решило проблему привлечения частного, своего и иностранного, капитала к модернизации экономики страны. До 2010 года правительство было уверено, что желающих купить белорусские госпредприятия – множество, останется лишь продиктовать условия продажи. Недооценивали ни глубину мирового кризиса перепроизводства, ни низкий технический уровень самих наших предприятий.

И хотя из года в год правительство планировало привлечение прямых иностранных инвестиций, эти задания так же неуклонно проваливались. А уж заявления руководителей о приходе стратегических инвесторов, да еще и из числа мировых концернов, даже пиаром назвать сложно. Скорее, они выглядят нелепо, демонстрируют непонимание ими происходящих в мире процессов.

Секторы, в которые реально привлечь частный капитал, и те условия, на которых это привлечение реально, должно было бы определить в рамках промышленной политики, но ее у нас нет. Попытка привлечь частный капитал, диктуя ему условия, провалилась. Пока в политике взаимоотношений с частным капиталом у правительства превалируют либо безосновательное идеологизированное высокомерие, либо желание что-либо урвать для общегосударственных расходов. Искать взаимоприемлемое решение проблемы взаимоотношений частного и государственного бизнесов, сотрудничать без коррупции и игнорирования интересов частника нашему правительству еще предстоит научиться. Пока же история их взаимоотношений доверию между ними не способствует. А без взаимного доверия долгосрочные инвестиции невозможны.

Перемен не будет

Что касается кредитно-денежной политики, то ее разрушительное действие на экономику страны имело место все последние годы. В 2009-2010 гг. чрезмерная эмиссия спровоцировала масштабный обвал 2011 года. "Жесткая кредитно-денежная политика", сжатие денежной массы в 2013-2014 гг. угнетает и разрушает реальный сектор. Сегодняшняя волна неплатежей, катастрофическая недокапитализация предприятий, сжатие внутреннего спроса, неподъемные для реального сектора ставки по кредитам и дурацкие ставки по депозитам, дистрофичность нашей банковской системы – лишь некоторые следствия этой политики.

И не сказать, что наши финансовые власти настолько безграмотны. Скорее – дело в системе приоритетов. Напуганные катастрофическим обвалом 2011 года, приближающимися выборами, власти абсолютным приоритетом выбрали сохранение (или медленное снижение) курса доллара. Но наша-то экономика реально зависит не столько от курса доллара, сколько от курса российского рубля. Именно он определяет и конкурентоспособность белорусской продукции на российском рынке, и соотношение зарплат на рынке труда (а значит – темпы миграции). Политические задачи (ублажить электорат) получили приоритет перед задачами экономическими.

Но если курс доллара у нас сформирован искусственно, вне связи с потребностями экономики, какое могут иметь значение прогнозы по росту ВВП: какой курс нарисуют, такой он и будет. Как и остальные параметры прогноза. В том числе зарплаты, пенсии, реальные доходы населения. Но экономика отомстит за насилие падением. Проблема власти - в том, что удержать долго искусственно установленный курс доллара невозможно. Оптимальный курс не тот, который нравится населению или правительству, а тот, который стимулирует рост экономики. Сегодня, это, видимо, 260-270 руб./российский рубль. Но такой курс означает падение уровня доходов населения, чего в год выборов власть постарается избежать.

Регулярные споры и взаимные обвинения между Совмином, Нацбанком и Минфином показывают, что единой экономической политики в стране нет. Что особенно ясно проявилось в условиях обвала российского рубля, когда дилемма привязки белорусского рубля либо к доллару, либо к российскому рублю стала судьбоносной.

Какие выводы можно сделать из подписанных президентом документов?

В 2015 году власть ничего не планирует менять в экономической политике.

Как и ранее, Нацбанк будет ограничивать денежную массу. Стремясь обеспечить очень плавную девальвацию. Насколько хватит сил. Если Россия обеспечит снижение курса доллара до 40-45 руб. за доллар и подбросит кредитов – до выборов можно и дотянуть. Возможно, удастся получить и кредит МВФ, но тогда вряд ли получим от России: там тоже нарастают проблемы. Ясно одно: реальный сектор ресурсов не получит.

Нет оснований ожидать и увеличения общего спроса на решающих для нас рынках России и Украины. В таких условиях, видимо, продолжится деградация нашего промышленного потенциала с реальным падением объемов производства и сокращением персонала.

Ничего не подготовлено для структурных реформ в экономике. Правительство называет такими реформами проталкиваемую им приватизацию тех предприятий, которыми оно не знает как управлять. И вряд ли оно решится на масштабную приватизацию в год выборов. Так что структурные реформы в 2015 году, скорее всего, останутся в стадии разговоров.

А все это означает и дальнейшую миграцию, и банкротство все новых и новых предприятий, и снижение уровня жизни населения. Изменить это вряд ли возможно: ничего для этого не подготовлено. Но ведь и для того, чтобы хотя бы в последующие годы выбраться на траекторию развития страны ничего не делается. А значит – повторение в 2016 году сценария 2011 года становится все реальнее.
Обращаем ваше внимание, что мнение автора может не совпадать с мнением редакции TUT.BY
{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-50%
-12%
-20%
-10%
-20%
-20%
-10%