154 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
Коллапс с водой в Минске
  1. Кому, зачем и сколько? Суд по делу Виктора Бабарико: что говорит «взяткодатель»
  2. В подвешенном состоянии. История многодетной семьи из Бреста, которая готовится на три года отправить папу на «химию»
  3. В этом сезоне еще можно успеть посадить саженцы. Эксперт рассказал, как их правильно выбрать
  4. Ну, как съездил? Что смотреть в Старых Дорогах, а что не стоит
  5. «Отражает лишь степень встроенности Лукашенко во внешнюю политику Кремля». Эксперты — о встрече в Москве
  6. Минчанка рассказала, как за неделю вырастила на балконе грибы и получилось ли на этом сэкономить
  7. Следственный комитет объявил в розыск Герасименю и Опейкина
  8. Родстер за 55 тысяч долларов и броневик — за 5. Посмотрели, какие эксклюзивные авто можно купить прямо сейчас
  9. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  10. Внучка выложила фото дедушки в TikTok и собрала миллион просмотров. Смотрите, как круто он выглядит
  11. Кто знал правду о чернобыльской катастрофе в 1986 году и как боролись с тем, чтобы «не было паники»
  12. Прогноз от властей: каким будет курс доллара в ближайшие три года
  13. Показывают бицепс, «залипательно» прыгают. Кто те белорусы, которые ведут аккаунты о теле в TikTok
  14. Путин ответил на предложение Зеленского встретиться
  15. Поцелуй молодой пары попал на фото TUT.BY. Что с ней стало спустя три года?
  16. «Трупный яд попал к соседям через доски в полу». История Леонида, который убирает дома после смерти
  17. Правительство может отменить «заморозку» цен на социально значимые товары — и вот почему
  18. Доллар и евро на торгах заметно подешевели. Какие курсы валют установили обменники 23 апреля
  19. Приговор журналисткам «Белсата» за стрим с «Площади перемен» не изменили. Они проведут в колонии два года
  20. В России с 1 по 10 мая будут выходные (и это из-за коронавируса)
  21. Все умеют считать деньги — свои. А как насчет общих денег из кошелька страны? Проверим?
  22. Песков рассказал о встрече Путина и Лукашенко. В Кремле ничего не знают о «принципиальном решении»
  23. «Врачи не верили, что я вытяну». История Стаса, который попал под поезд и выжил
  24. Самая красивая пара современной «фигурки»: выиграли ЧМ и счастливы вместе вне льда
  25. Тепла хочется? В апреле не дождетесь: печальный прогноз погоды
  26. В Оршанском РУВД в кабинете нашли тело сотрудника милиции. СК проводит проверку
  27. Крах «Домашних»: задержаны жена и сын основателя сети
  28. В Беларуси задержали банковских мошенников, звонивших жертвам по Viber. Ущерб — более миллиона
  29. Telegram-канал BYPOL тоже признали экстремистским. Напоминаем, что делать подписчикам
  30. «Нельзя отворачиваться от друга, чьи глаза закрываются в последний раз». Как пережить смерть любимого питомца


/ Павел Свердлов,

Очередную программу "Экономика на пальцах" в 2014 году мы почти целиком посвятили ответам на вопросы зрителей, которые накопились за несколько месяцев.

Авторы проанализировали вопросы, поступившие за эти дни. Их условно можно разделить на три блока: события в России, ситуация в Беларуси и международные вопросы (Украина и Китай). К сожалению, дать ответы на вопросы из последнего блока мы не успели, но мы обязательно это сделаем в ближайших передачах. Спасибо за понимание! Как всегда, помогал Сергею Чалому журналист Павел Свердлов.

Напомним, что программа была в эфире до !

Экстренный выпуск программы будет в прямом эфире 22 декабря в 15.00!
Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (72.56 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (424.58 МБ)

Ускорилась процедура укрепления белорусского рубля, то есть увеличения степени дисбалансов. Из-за этого увеличилась потребность во внешнем финансировании. Понятно, что ничего не рассосется, но все рассчитывали, что денег может хватить до ноября 2015 года. С укреплением белорусского рубля увеличивается потребность во внешнем финансировании. Ситуация с нефтью, которая подействовала на укрепление белорусского рубля, привела к тому, что величина потоков в 2015 году неожиданно сильно сократилась. Условия, которыми мы выбивали себе потоки для поддержания стационарного состояния, были завязаны на величине экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, зависящих от цены на нефть. Скорость падения величины экспортных пошлин превышает скорость падения цены на нефть.

На совещании Администрации президента и Нацбанка были даны оценки текущей ситуации. Особое внимание было уделено российскому рынку, "где сложилась временная ситуация, когда курс российского рубля изменяется быстро, а цены за ним не успевают. Безусловно, это влияет на белорусских экспортеров. Государство окажет поддержку экспортерам, торгующим с РФ в связи со сложившейся там ситуацией". Теоретически, если бы в России произошла классическая инфляционно-девальвационная спираль, наши потери определялись временной разницей между поставкой и получением денег. Помощник президента Кирилл Рудый сказал: "Ожидается, что, скорее всего, в ближайшее время в России может произойти инфляционный всплеск, и это позволит частично компенсировать трудности, которые возникли у экспортеров". Это единственная выраженная надежда, почему ситуация может рассосаться.

Чего хочет Россия от Беларуси?


Не так давно президент задавался вопросом, чего хочет от нас Россия: "Поведение нашего восточного родного брата не может не настораживать. Но мы пока не делаем из этого каких-то выводов, в том числе до разговора с президентом России. Я все-таки хочу выяснить, зачем нужна такая политика РФ в отношении Беларуси?". Я не очень понимаю, о какой политике говорит президент.

Фактически это даже не поведение России, это лавинообразный обвал.

Президент не сказал, какая "эта политика". Но если смотреть на факты, то, наверное, это не политика по ослаблению российского рубля. Наверное, это не падение нефти, потому что Россия здесь больше жертва, нежели выгодоприобретатель. Единственное, где действительно есть целенаправленное воздействие, это торговая война. Есть два предположения, из-за чего она возникла: это вопрос либо политический, либо экономический.

В силу того, что ты в конфронтации со всем миром, ты учишься минимизировать зависимость. Это политика импортозамещения. Искусственная защита от конкуренции с иностранными товарами должна была дать местным товаропроизводителям хоть какой-то стимул, чтобы увеличить степень российской независимости от внешнего мира. По факту же импортозамещения не происходит. Потому что импорт заместил другой импорт, в том числе белорусский.

Что делать в этой ситуации? Перекрыть и этот импорт. Но с учетом того, что ты становишься заложником союза, который ты сам же создаешь, у тебя не так много инструментов для ведения торговых войн.

Но если мотивация не экономическая, а политическая, то целью может быть – втянуть Беларусь в продовольственное эмбарго. Если это политика, то попытки достижения этой цели будут продолжаться. Какая бы ни была причина из этих двух, попытки добиться цели будут продолжаться. Может быть, на встрече президента России и Беларуси прямым требованием будет подключение к санкциям. Тогда Лукашенко спросил бы, готова ли Россия компенсировать Беларуси потери, которые могут у нас возникнуть на внешних рынках в результате ухудшения политической конъюнктуры.

Посол России в Беларуси Александр Суриков сказал: "Действия белорусских властей с учетом опыта 2011 года абсолютно правильные. На сегодняшний день, когда я читаю некоторых экономистов, которые говорят о необходимости девальвировать белорусский рубль, снизить его стоимость, я думаю, что это какие-то провокационные выступления. Можно опять спровоцировать общество получить самые большие неприятности. Вы их уже проходили. Поэтому действия абсолютно правильные и разумные. А временные потери, которые с этим связаны у белорусских экспортеров или еще у кого-то, это уже дело техники, как это компенсировать".

Это недружественная политика, раз речь постоянно идет о гибридных угрозах. Стоит задуматься: если противник тебя хвалит, подумай, что ты делаешь неверно. "Позиция остается прежней. Мы не собираемся бежать за Россией. Это категорически запрещается, потому что российский рынок – непонятно, что там, кто что хочет и что там будет. Колебания на российском валютном рынке не поддаются никакому осмыслению", - сказал президент.

Насколько реалистичным является сценарий возникновения инфляционного всплеска?


Центробанк России резко повысил ключевую процентную ставку. На следующий день был поставлен новый курсовой рекорд. "Медуза" перевела на человеческий язык тезисы действий Центробанка. Это не только финансовый и валютный кризис, а банковский кризис. Есть две точки зрения на то, какими инструментами стоит пользоваться и какова степень их эффективности. Практически остановилось межбанковское кредитование. Огромная нехватка рублевой и валютной ликвидности. Не так давно все комментировали внезапный выпуск рублевых облигаций "Роснефти" гигантским объемом – 12% всего облигационного рынка России. Рубли можно было получить либо у Минфина беззалоговым инструментом, либо с предоставлением в залог Центробанку некоего набора рублевых активов. Оказалось, что все и так заложено. Не осталось качественных инструментов, которые Центробанк готов был принимать. Выпуск облигаций "Роснефти" был сделан для того, чтобы банки, выкупив облигационный заём, отнесли их Центробанку и получили деньги под чуть меньший процент. У Центробанка был выбор: иметь банки-трупы либо банки-зомби. Он предпочел банки-зомби: им позволено в течение двух лет делать вид, что у них нет убытков. Это делается с надеждой, что потом банки смогут как-то заработать, чтобы покрыть убытки.

Но, несмотря на то, что эти убытки не учитываются, они не становятся менее реальными, и своего капитала у банков становится меньше и меньше возможности кредитования.



Центробанк опубликовал отчет о проведении денежно-кредитной политики. Доля изменения цены на нефть – 45%, санкции 30%, всего 15% - общая мировая тенденция, связанная с ухудшением финансовой ситуации на развивающихся рынках. Центробанк оперирует не долями, а абсолютными величинами. В целом произошло почти 50%-ное падение. Пока нет эффекта оттока капиталов, хотя я считаю, что именно проблема по капитальному счету является сейчас определяющей.

В ситуации проблемы с платежным балансом у Центробанка есть два инструмента. Первый – процентная ставка. Чем она выше, тем лучше состояние капитального счета. Теоретически это верно, но есть еще одна цель, которая стоит перед Центробанком: управление инфляцией. С момента, когда Центробанк перешел к плавающему курсу, он заявил, что автоматически перешел к инфляционному таргетированию. Если твоей целью является еще и управление инфляцией, то по процентной ставке у тебя связаны руки. При раскручивании инфляции ты вынужден повышать процентную ставку, чтобы сбивать инфляционные ожидания. То есть по факторам влияния на две стороны платежного баланса (капитальный и текущий счет) один фактор уже связан. Другой фактор – курс валюты. Он становится не управляемым, а автоматическим: ты позволяешь курсу изменяться таким образом, чтобы балансировать капитальный счет. На самом деле это был переход не к плавающему обменному курсу, а к инфляционному таргетированию. В этой ситуации зависимой переменной становится курс твоей валюты. Чем ниже валюта, тем дороже становится импорт, экспорт становится привлекательным.

Потом Центробанк поднял процентную ставку до 17%. С точки зрения инфляции это явно избыточное повышение. То есть это возврат к инструменту управления платежным балансом. Платежный баланс – это нефть, санкции и отток капиталов. Сейчас и на ближайшее будущее Центробанк будет работать в двух режимах: либо будет душить инфляцию процентной ставкой, либо поднимает процентную ставку еще выше, даже больше, чем нужно. Белорусское правительство надеется на инфляционный всплеск. А у инфляции в России есть шанс либо быть подавляемой, либо быть подавляемой избыточно. Инфляционный всплеск – единственная возможность, при которой курсовая разница в Беларуси рассосется.

Даже если нам удастся поднять цены, внутренний спрос не вырастет. Либо мы сохраним объемы поставок в Россию, но при этом потеряем в ценах, либо мы поднимем цены, но потеряем в физических объемах. Использовать сокращение себестоимости товара можно лишь до какого-то предела. Себестоимость складывается из стоимости комплектующих, кредитных ресурсов и затрат на рабочую силу. По кредитным ресурсам сейчас увеличиваются издержки, потому что это инструмент сдерживания курса. Расходы на зарплату составляют около трети себестоимости. Когда ценовая конкурентоспособность на российском рынке упала более чем на 30%, это означает, что, даже ничего не платя, мы не компенсируем падение.

Как российский кризис отразится на Беларуси?


Кризис не рассосется, я не вижу для этого предпосылок. Передаточных механизмов два. Первый, очевидный – внешняя торговля.

Сокращение спроса на наши товары в России, падение производства у нас, увеличение складских запасов, переход на трехдневные рабочие недели.

Уменьшается поступление валютной выручки, нарушается платежный баланс. Второй вариант – психологический фактор.

Мы видим, как в России все валится, и вспоминаем, как все валилось у нас.

Тонущий ржавый танкер, к которому привязан наш маленький катерок. Сейчас пойдут разговоры о компенсациях. Возможно ли в ситуации, которая увеличила размер дисбалансов, получить от России в разы больше, чем рассчитывали в 2015 году? Вероятность этого мала, тем более что не до конца прояснена политика России в отношении Беларуси. Конечно, поток денег может отсрочить эту ситуацию. Но рано или поздно нам перестанут давать взаймы.

У нас уже не стационарная ситуация. Статистика показывает, что два месяца (октябрь, ноябрь) население идет в обменники. По структуре широкой денежной массы видно, что происходит рекордная конвертация валюты. Декабрь через второй передаточный механизм даст еще более худшую цифру.

Если мы задерем процентные ставки, точно не получится нарисовать планы на 2015 год с хотя бы нулевым ростом. Через прямой механизм зависимости заработной платы от результатов деятельности реального сектора тоже ничего хорошего не получится. Срочно нужны деньги, чтобы гасить дефицит. Кроме как продавать резервы или брать кредиты в резервы, других серьезных инструментов нет. Это означает, что остается всего два сценария: либо 2009, либо 2011 год.
Людям кажется, что кризис 2011 года существенно отличается от того, что было в 2009 году. Но дело в том, что модели мировой торговли важно лишь, как изменяется реальный эффективный обменный курс белорусского рубля по отношению к остальному миру. В 2011 и 2009 годы ослабление белорусского рубля в реальном выражении произошло примерно на одну и ту же величину – 25%. Разница очевидна: там катастрофа, трехкратное изменение курса рубля, шестимесячный ужас. Чего только не было, и все, чтобы не дать рынку решить вопрос. В 2009 году пошли на ступенчатое изменение. В 2011 году процесс был неуправляемый и цены гонялись за курсом. Наши власти ждут 2011 года в России. Но действия Центробанка полностью противоположны действиям Нацбанка.

Раз у вас режим управляемого курса, у вас и режим управляемого номинального изменения. А дальше - такая денежно-кредитная политика, которая не позволяет повториться 2011 году. В 2009-м все получилось, потому что мы работали под присмотром МВФ. Но это выбор политики. Фраза о том, что "вы можете себе сделать девальвацию", это сценарий 2011 года. Власти склоняются к тому, что население может идти по сценарию 2011 года, потому что они не желают идти по сценарию 2009 года.

Когда нагрянет кризис?


Нетто-результат и 2009, и 2011 года был примерно одинаковый. Но в номинальном выражении расхождения гигантские – 30% против 300%. В ситуации, когда речь идет о зависимых друг от друга экономиках, не бывает островков стабильности. Два передаточных механизма дают примерно один и тот же срок. Он может отличаться в зависимости от того, насколько неравновесным является процесс и насколько острым является протекание. Чем в более возбужденном состоянии находится система, тем быстрее протекают эти процессы, потому что работает механизм заражения.

Есть модельный пример, который показывает, как протекает неуправляемый процесс в России и что потом происходит у нас. Некоторые говорят, что кризис в России на нас скажется сильнее, и приводят в пример 1998 год. Тогда в России произошла четырехкратная девальвация, а у нас в течение всего года в итоге – восьмикратная. Цель девальвации – сокращение расходов на рабочую силу в структуре себестоимости. Одна из четырех моделей, которыми пользуются экономисты, чтобы подсчитать, насколько завышенным является обменный курс национальной валюты, это попытка вычислить, какими должны быть в реальном выражении зарплаты в промышленности. По модели МВФ в 2011 году 275 долларов были нижней границей равновесного уровня. К тому времени 500 долларов были явно заравновесным уровнем.

Каковы теперь равновесные зарплаты в промышленности? Стала ли промышленность более конкурентоспособной? Прошла модернизация. Предположим, что промышленность стала лучше. Это означает, что уровень равновесных зарплат выше 300. С 2011 года произошла инфляция доллара. Предположим, равновесный уровень теперь 350-400 долларов. А зарплата нынче около 600 долларов.

Примерно 35-40%.



График стоимости доллара к российскому рублю в 1998-1999 году и белорусского рубля к доллару в 1998-1999 году. Масштабы разные. На самом деле масштаб нашей девальвации был больше. Но я нормировал графики. Общая величина изменений выглядит одинаково, хотя в абсолютном выражении они отличаются. Синяя шкала – это середина августа 1998 года, когда начался резкий взлет. Перелеты, затухающие колебания, после чего процесс становится относительно стационарным и волатильность резко падает. Примерно в начале ноября 1998 года сменился режим функционирования и волатильность успокоилась. Протекание неуправляемых процессов в России занимает примерно 2,5 месяца. После чего с 1 ноября (розовая линия) – четкое ускорение по сравнению с обычным темпом ослабления белорусского рубля. Резкое ускорение, параболический взлет, заканчивающийся 1 марта 1999 года. Инфляция продолжала быть достаточно высокой, и темпы изменения сравнимы с темпами внутренней инфляции. Курс менялся четыре месяца.

От начала российских преобразований до начала наших прошло 2,5 месяца.

Иными словами, до нас докатится кризис примерно через 2,5-4 месяца. У нас есть еще пара месяцев. И в том, и в другом случае мы имели масштабные изменения рубля и его не трогали руками. Конечно, зависимость от России с 1998 года уменьшилась. Но общий механизм был такой: сначала мы утверждали, что являемся островком стабильности. Результатом было противодействие тому, что происходит.

Отток капитала связан с ценами на нефть и режимом санкций. Наверное, сейчас склоняются к тому, что России не хватит только денежно-кредитных инструментов. Ситуация во многом похожа на поздний СССР. В 1985 году страна, экспортирующая сырье, покупающая ширпотреб, столкнулась с тем, что ей нужны были кредиты из-за серьезного падения цен на нефть. Кто мог представить в 1985 году, что к 1989 году экономика заставит изменить внешнюю политику СССР настолько, что определенное внешнеполитическое поведение руководства СССР станет условием получения кредитов.

Это не кризис платежеспособности, это кризис рублевой и валютной ликвидности, который в первую очередь связан с режимом санкций. Поэтому единственный способ по-настоящему решить вопрос – разобраться с санкциями. Политически обусловленное поведение опять способно решать экономические проблемы. Это самый позитивный сценарий. Изменение поведения политического руководства позволит снять причину проблем с платежным балансом.


Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции портала.

Опрос

Авторы "Экономики на пальцах" спрашивают, была ли программа в этом году полезна вам?

4 848 голосов
-12%
-12%
-10%
-10%
-5%
-30%
-10%
-20%
-30%
-50%
-20%