/ Павел Свердлов,

В очередной программе Сергея Чалого "Экономика на пальцах" мы проследили хронологию принятия ошибочных решений экономическими властями в этом году. Каких-то знаковых событий последние семь дней в стране не происходило, разве что вызывает интерес на продовольствие в конце 2014 года.

Краткий итог программы: чтобы попросту не уйти в минус, надо будет использовать механизм, увеличивающий дисбалансы, из-за которых и возникли проблемы в экономике. Такова ситуация на следующий год.
Как обычно, помогал Сергею журналист Павел Свердлов. Ваши мнения, комментарии, вопросы оставляйте в твиттере с хештегом #ЭнП.

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (57.48 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (342.76 МБ)

Главным экономическим событием этого года можно назвать выступление президента, на котором он говорил о противостоянии давлению, направленному на ослабление белорусского рубля. Главной его целью было посрамить горе-экономистов, которые говорили о неизбежности девальвации. Тогда о девальвации хотя бы на 15% просили министры и предприятия. Прошел год, и уже говорят не о глотке воздуха, а о прямых потерях от курсовой разницы из-за девальвации российского рубля. Величина желаемой девальвации уже не 15%.

Очевидцы в Смоленске рассказывают, что со всей России свозят к границе с Беларусью подержанные автомобили. Девальвация в России сделала российские цены выгодными для белорусов.

Но ценовая конкурентоспособность нашего производителя все хуже и хуже. В прошлом году на российском автомобильном рынке в октябре-ноябре было падение на 20-30%. В этом году в сентябре минус 22% по сравнению с сентябрем прошлого года. Октябрь – минус 8%, а ноябрь этого года хуже ноября прошлого года всего на 1%. На российском автомобильном рынке идет ажиотажный спрос.

Во второй части выступления президент говорит, что его целью было посрамить экономистов, которые утверждали, что рубль нужно ослабить: "Те, кто хотел на этом поиграть, видя на горизонте парламентские и президентские выборы, во главе с крупными финансистами развернули атаку в оппозиционных СМИ и подхлестнули интерес людей к доллару. Я поставил перед собой железобетонную задачу: показать, что это никчемные финансисты и экономисты, которые толкали все государство и народ к девальвации национальной валюты. Пришел новый год. Население понесло продавать валюту. Как глава государства я придал некоторую стабильность национальной валюте. Я буду и впредь так поступать, не чрезмерно удерживая курс валюты".

Это ключевой момент, который определил экономическую политику нашей страны на 2014 год. Это был прямой запрет на решение экономических проблем таким путем. Теперь белорусский рубль оказался настолько стабилен, что последние месяцы этого года уже нет и былой стабильности. Политика высоких процентных ставок как единственный оставшийся инструмент сохранения стабильности привела к тому, что цикл развернулся. Повышение ставок по рублевым депозитам в коммерческих банках происходит с одобрения Нацбанка.

Это говорит о том, что закончился путь понижения процентных ставок, чтобы сделать кредит доступнее для предприятий реального сектора. Поведение населения на валютном рынке тоже разворачивается. Рублевые депозиты не растут. Ситуация во внешней торговле такова, что по последнему месяцу мы получили отрицательное сальдо с учетом товаров и услуг. Только за октябрь – минус 70 млн долларов. На фоне июня – плюс 247 млн, плюс 145 млн в августе – это явное движение в противоположную сторону.

Удастся ли сохранить ЗВР?


Последние два месяца золотовалютные резервы используются как интервенции, чтобы сдерживать избыточный спрос на иностранную валюту. Иными словами, темпы ослабления недостаточны с точки зрения рынка. За последний месяц – потеря в 200 млн долларов, но она маскируется ростом цен на золото. В чистом виде это примерно 340 млн долларов. К тому же за последний месяц было привлечено порядка 200 млн долларов через увеличение внутреннего долга. Темпы начинают расти. Понятно, что задача сохранить размер ЗВР хотя бы на уровне начала года уже невыполнима без новых кредитных вливаний.

У долгов, которые мы набрали в этом году, есть грейс-период. Мы начнем рассчитываться по ним не сразу. Но с другой стороны, эффективная процентная ставка становится все выше.

Схлопнувшаяся компенсация налогового маневра


Компенсацию потерь от налогового маневра мы получили в виде привязки к величине экспортных таможенных пошлин, которые, в свою очередь, привязаны к цене на нефть. Получается, что величина компенсации, по всей видимости, оказывается даже меньше, чем неснижаемый остаток в 1,5 млрд долларов. Эта сумма позволила бы свести доходы и расходы бюджета.

Расходы по обслуживанию внешнего долга – 13 трлн руб. – сравнима с расходами на образование, здравоохранение. Политическое решение об отказе от корректировки курса и придание стабильности белорусскому рублю в итоге обернулись прямыми убытками для предприятий. Отдельные предприятия переходят на четырехдневную рабочую неделю. Ценой стабильности стал реальный сектор.

Завышенный обменный курс рубля означает, что мы живем не по средствам. Спрос на импорт выше, чем должен был бы быть. С учетом того, что финансовое положение предприятий ухудшается, начинает работать привязка заработной платы к производительности труда на предприятиях. Политическое решение о сохранении стабильности на самом деле означало политическое решение о сохранении уровня потребления населения. "Мы признаем, что ваш уровень жизни выше, чем равновесный для экономики. Ваши зарплаты выше, чем должны были бы быть". Из-за удара по реальному сектору получилось, что и зарплаты начинают падать.

Прогноз на следующий год


Удивительным образом, не являясь нефтяным государством, сейчас переживаем кризис по модели нефтяных государств. Для России потери для бюджета компенсируются ценами на нефть в рублевом выражении. У нас нет и этого механизма, в силу укрепления белорусского рубля.

Даже относительно благоприятный прогноз исследовательского центра ИПМ возможен в ситуации, когда начнет укрепляться российский рубль, расти цена на нефть и будет доступ к внешнему финансированию.

Все эти три предположения не зависят от нас. С внутренним и внешним потреблением все плохо. Остаются государственные инвестиции. "Мы ожидаем, что правительство в своей политике отдаст приоритет стимулированию инвестиций посредством роста объема инвестиций из бюджета, директивного воздействия на инвестиционную активность фирм за счет собственных средств предприятий и смягчения монетарных условий".

Если внутренние инвестиции превышают внутренние сбережения, это только увеличивает давление на внешний сектор. Это означает, что существующие дисбалансы увеличатся еще больше из-за единственного оставшегося механизма стимулирования спроса.

Голос форума

Дмитрий_Фёдоров 13 декабря 2014 в 20:34 из Беларуси

В программе Чалый правильно обратил внимание на размеры отдельных статей расходов бюджета с объёмом обслуживания внешнего долга и выплатами "по телу" внешнего долга. Цифра колоссальная более 44 триллиона рублей по курсу продажи доллара банками 11000 рублей за доллар. Ну, когда на сельское хозяйство планируют расходы 9 триллионов и на промышленность 6,8 триллиона, становится очевидно, что правительство связанно, не имея возможности для маневра. Общая сумма трат из бюджета на эти две отрасли, которые и приносят валютные доходы в бюджет всего 15,8 триллиона или 11,2% всех планируемых расходов на "дойную корову". Приэтом траты на внешний долг почти в 3 раза больше! Здесь неудивительно, что рост экономики при таком мизерном финансировании "дойных отраслей" фактически не возможен. Самое плохое, что так и не ясно, на что государством брались в кредит такие огромные суммы? На строительство инфраструктуры, которая сама по себе не приносит прибыли? Ситуация усугубляется тем, что государство крупнейший собственник и выходит, что оно по каким-то причинам не финансирует на должном уровне ни промышленность, ни сельское хозяйство. Ориентация бюджета на стоимость нефти 83$ вообще ни в какие ворота не годится. И депутаты без обсуждения за это голосуют. Интернет понятно им не интересен. Ну, а российское телевидение они как будто не смотрят. Достаточно включить канал Россия24, где сегодня бегущая строка сообщает, что доллар 57 рублей, а нефть Brent 62$. Если бюджет не переделать в соответствии с реальной ситуацией, то это может ускорить значительно инфляцию. Сокращение доходов от внешней торговли вынудит печатать пустые деньги для покрытия расходов. Если же у нас бюджет - это психологическая терапия для самоуспокоения, то тогда это всё объясняет.
По мере приближения президентских выборов значимость запрета девальвации будет только возрастать. Мы полностью зависим от благоприятных условий во внешнем секторе (российский рубль и цены на нефть). Чтобы демонстрировать внутренний рост, то есть попросту не уйти в минус, надо будет использовать механизм, увеличивающий дисбалансы, из-за которых и возникли проблемы в экономике. Такова ситуация на следующий год.

Создание государственной сети торговых предприятий


Именно под этим углом зрения я постарался бы прокомментировать то, что произошло в нашей сфере торговли. Дается добро на создание государственной сети торговых предприятий в Минске, которая объединит более 40 предприятий коммунального подчинения под единым брендом.

Предполагается, что будет единая логистика, ценовая политика и что это будет конкуренция по снижению цен. Планируется, что государственная торговая сеть способна предложить продукты питания населению дешевле, чем ныне существующие торговые сети.

Минторгу придали ранее не свойственную ему сферу работы. Хотя когда речь шла об административной реформе, сокращении госаппарата на 25%, подразумевалось, что Минторг прекратит свою работу. Теперь же он получил новый фронт работы и сразу ввел мораторий на рост цен до 15 января 2015 года.

Прямое поручение президента главе Мингорисполкома было сдержать цены в Минске перед новогодними праздниками. Минторг понял полномочия на регулирование и контроль как их заморозку. "К нарушителям будут приниматься самые жесткие меры, вплоть до закрытия торговых объектов и объектов общественного питания". Затем Минторг растолковал, что это норма не обязательная, а рекомендательная.

Первый заместитель министра торговли сказал: "С учетом складывающейся ситуации с курсом российского рубля белорусские производители и импортеры должны не только не повышать цены, но и в целях удержания внутреннего рынка работать над их снижением". Но этот опыт мы уже проходили, и тогда стало понятно, что ничего, кроме краткосрочного популистского эффекта, это не дает. На самом деле это вопиющее решение, которое не имеет никакого отношения к рыночной экономике. Может снова образоваться механизм неравных условий хозяйствования.

В начале прошлого года был период стабильности. Потом население увидело, что ничего не случилось, и понесло валюту. Период стабильности, пусть и искусственный, принес положительные результаты. Тогда инструментом стабильности была отмена девальвации.

Теперь же в условиях, когда не прослеживаются социальные выгоды на следующий год, соцконтракт пересматривается в одностороннем порядке. Ценовая либерализация происходит только там, где население должно платить больше.

Говорить о социальной направленности, заботе и стабильности получается только до 15 января, на время праздника. Что будет дальше, неясно. Если сдерживать цены, они перестают отражать экономическую реальность, и товар перестает продаваться по этой цене.


Мнение автора программы может не совпадать с мнением редакции портала.

Опрос

Были ли позитивные моменты для белорусской экономики в 2014 году?

2523 голоса

Результаты

{banner_819}{banner_825}
-50%
-20%
-30%
-20%
-25%
-20%
-10%
-50%
0061173