опубликовано: 
обновлено: 
/

1 декабря инвестиционные агентства Беларуси и Польши намерены подписать соглашение о сотрудничестве. Минску стоит решить, продолжать ли придерживаться изношенной позиции польского меньшинства ("распродажа страны за бесценок"), либо постараться стать клондайком для инвестиций, каковым, по мнению многих экспертов, стала наша западная соседка.



Когда проезжаешь по Польше, перед глазами проходит масса вывесок известных транснациональных компаний. Подумаешь, в Минске их тоже немало встречается, возразят тут же автору этих строк. Отличие только в том, что в Беларуси многие ТНК имеют в лучшем случае торговые представительства, а в Польше ведут полноценный бизнес, вкладывают туда деньги, развивают производства или открывают центры исследований.

Перечислим лишь навскидку компании, которые стали вить себе гнезда в Польше.

Начнем с автомобильной промышленности. Здесь свои сборочные конвейеры расположили Fiat, Opel, Volkswagen, Volvo и MAN (автобусы). Кроме того, имеется большое количество заводов, производящих комплектующие и запчасти для машин. В Польше разместили свои мощности шинные гиганты Bridgestone, Goodyear, Michelin.



Каждый третий телевизор LG, Sharp, Toshiba и Thomson, поступающий на европейский рынок, собран в Польше.



Что касается продуктов питания, то здесь присутствуют такие признанные лидеры, как Nestle, Unilever, Masterfoods и Cadbury’s.

Расширяют свое производство в стране и косметические компании (Procter&Gamble, Avon, Beiersdorf).

Польша в последние годы становится мировым центром услуг. Концерны размещают здесь свои центры исследований и офшорных услуг, то есть выполняющие непроизводственные функции, такие как, например, финансовые и департаменты, колл-центры или логистические подразделения. Этим воспользовались, в частности, ABB, IBM, Glaxo Smith Kline, Intel, Oracle, Siemens, Whirlpool.

В банковском секторе присутствуют Deutsche Bank, BNP Paribas, HSBC, Raiffeisen и другие.

Среди заправочных станций выделяются BP, Shell, "Лукойл".

Самое лучше представление у белорусов о розничных сетях в Польше. Всех упоминать не имеет смысла. Достаточно напомнить про Carrefour, Auchan и IKEA.



Перечисление громких инвесторов говорит о том, что Беларусь также могла на них рассчитывать. Но пока лишь считаные единицы (Raiffeisen, "Лукойл" и завод, подконтрольный Unilever, в Гомеле) ведут активный бизнес в Беларуси.

Польская приватизация

Польша начала привлекать инвестиции посредством приватизации. Большая часть убыточных государственных предприятий перешла в частную собственность. На базе промышленных кластеров были созданы особые экономические зоны, резиденты которых получили определенные привилегии. В итоге иностранные инвесторы посредством серьезных финансовых вливаний создали целые кластеры промышленного производства, а также помогли польским компаниям подняться на мировой уровень. Безусловно, вступление страны в Евросоюз придало дополнительный импульс для этого. Сегодня частный сектор производит около 75% промышленной продукции и занимает почти 80% рабочих, работающих в польской промышленности.

Впрочем, доводилось слышать в Польше и другую точку зрения на происходящие события. Представители старшего поколения и некоторые политики возмущаются, что "страну распродали, уничтожив польские заводы". Критики польской трансформации считают, что главной ошибкой польского переходного периода была преждевременная тотальная распродажа народного достояния по отнюдь не рыночным ценам. Речь идет о сделках, в которых основной приманкой для западных инвесторов служили заниженные цены на промышленные предприятия и банки, а для узкого круга польских продавцов - немалые личные доходы. В основном цена продажи польских банков и промышленных предприятий устанавливалась на уровне 20-30% его реальной стоимости. В качестве характерных примеров называются практически новая бумажная фабрика Kwidzyn, проданная за треть стоимости ее же строительных работ, или прибыльный банк Pekao, сбытый за эквивалент стоимости недвижимости, в которой он размещался.

Член Наблюдательного совета CASE - Центра социально-экономических исследований Петр Козаржевский считает, что в Польше "была достаточно осторожная приватизация". "Малая приватизация была на начальном этапе, когда государство отказалось от мелких предприятий, магазинов и так далее. Это не вызвало никаких политических и экономических проблем. Иное дело средние и крупные предприятия – когда предприятие закрывается, то начинаются проблемы с избирателями. Средние предприятия, как правило, приватизировали трудовые коллективы. А вот контрольный пакет крупных госкомпаний продавался в результате длительных переговоров", - вспоминает он.

Петр Козаржевский

Экономист не припомнит, чтобы "на этой почве у нас были какие-то громкие скандалы, хотя приватизация - самая нелюбимая реформа". "Скандалы пытается до сих пор спровоцировать наша оппозиция, возмущаясь вопросами справедливой цены. Но важно понимать, что такое справедливая цена. Если инвестор не покупает завод по предложенной цене, значит, она его не устраивает. Если мы говорим, что приватизация нужна только для того, чтобы пополнить бюджет, как сейчас это модно обсуждать, то это одно. Но, на мой взгляд, приватизация необходима, чтобы предприятие получило хозяина, привлекло инвестиции, получило дополнительный импульс в развитии", - отмечает эксперт. "Государство - плохой собственник, это во всем мире так. Оно не должно управлять производством, у него другие функции - создавать условия игры и очень внимательно смотреть за тем, все ли игроки выполняют ее правила", - добавляет Козаржевский.


Чем привлечь иностранных инвесторов?


В период трансформации изначально слабая польская экономика очень нуждалась в притоке прямых иностранных инвестиций. ПИИ – это не только деньги, но и новые методы управления, и новые технологии, и новые рынки сбыта и так далее. "Того, что так недоставало польским предприятиям, а у отечественных инвесторов таких ресурсов не было", - отмечает Козаржевский.

Президент Польского агентства информации и иностранных инвестиций (ПАИиИИ) Славомир Майман говорит, что "если бы мы тогда (в начале 90-х годов. - TUT.BY) не решили открыть ворота для иностранных инвесторов, то Польши на этом уровне сегодня просто не было бы". "Где было брать в 1991 году деньги нищей стране, которая только вышла из коммунистического строя? Начали с банковского капитала. Потом стали привлекать инвесторов на промышленные предприятия. Я помню, какими они были в то время – можно было обнять и плакать", - вспоминает Майман.

Славомир Майман

По данным исследования, проведенного Financial Times, Польша находится в числе пяти ведущих стран в мире по инвестиционной привлекательности. В чем залог успеха?

Ключевым фактором является экономическая и политическая стабильность. "За последние 25 лет у нас были разные правительства и разные президенты, но все придерживались двух принципов: либеральной экономической политики и открытых дверей для зарубежного капитала", - говорит Майман.

Одна из важных составляющих - улучшение имиджа страны. По словам Славомира Маймана, "много сил тратится на то, чтобы познакомить инвесторов с Польшей, показать им, чем страна является на самом деле, как она живет". "Так получилось, что Польша попадает в одну корзину со всеми странами Центральной и Восточной Европы. Если рост в этом регионе слабый, то и к Польше интерес ослабевает", - говорит эксперт. Он напоминает, что в отличие от других стран Польша даже в кризис демонстрировала рост экономики.

Еще один фактор – "квалифицированный трудолюбивый персонал". 57% инвестиций идет в интеллектуальный бизнес. 87% поляков до 35 лет владеют одним иностранным языком. По затратам времени на работу Польша находится на втором месте после Кореи. "Мы работаем 40% жизни. Можно сказать, что у нас протестантское отношение к труду без изменения католического вероисповедания", – любит говорить Майман.

Глава польского инвестагентства утверждает, что Польше удалось построить рыночную экономику без олигархов, без слияния бизнеса и политики. По последним исследованиям Transparency International, в Польше самая низкая коррупция среди других европейских стран.

Однако такой привлекательной среда была не всегда. Кроме того, схожие условия есть у других стран. В Польше используют и практические стимулы для привлечения прямых инвестиций в страну. Так, например, для стратегических инвесторов существуют государственные гранты: правительство страны софинансирует 7-8% стоимости инвестиций. На территории особых экономических зон 30% инвестиций на пять лет освобождаются от налога на прибыль. Польша совместно с ЕС реализует программу поддержки инновационного бизнеса, предоставляя ряд субсидий и налоговых преференций. "Однако, повторюсь, самое главное - мы стараемся создать доброжелательную атмосферу для бизнеса", - резюмирует Майман.



Петр Козаржевский отмечает, что "если в стране благоприятный инвестиционный климат, то прямые иностранные инвестиции, как правило, долгосрочные. Основная часть таких инвесторов нацелена не на то, чтобы украсть или развалить, а на стратегическое развитие". "Если в стране нет стабильности, законы не соблюдаются, не защищены права собственности и т. д., то тогда на арену выходят те, кто имел краткосрочные или спекулятивные интересы. К чему они стремятся? По максимуму выкачать все, что можно", - отмечает он.

А что же поляки?

Мы сознательно сделали акцент на иностранных инвестициях. Но национальные бизнесы также активно развиваются. "В настоящее время в Польше уже сформировался класс национальных инвесторов, которые вкладывают свои деньги, разработки, технологии не только в польскую экономику, но и за рубежом", - говорит Козаржевский. В том числе и белорусскую экономику, хотя громких примеров не очень много. Лешек Чарнецкий активно развивает "Идеа Банк", Кшиштоф Михал Стемпень - мясоперерабатывающий завод "Инко-Фуд", Тадеуш Хмель - мебельный комплекс Black Red White. Контрольным пакетом гродненского производителя "Тайфун" сухих строительных смесей владеет известная польская компания "Атлас".

В топ-500 крупнейших компаний Центральной Европы, составленном Deloitte по итогам 2013 года, наибольшее представительство оказалось у Польши - 161 бизнес. Хотя Беларуси нет в этом рейтинге, но, по оценкам экспертов, в стране найдется не более 20-30 компаний, которые могли бы попасть в этот перечень. В мировой список "Форбс" входят пять поляков, чье состояние оценивается в более чем 1 млрд долларов.

…Пока Беларусь пребывает в эйфории от открытия современного предприятия "Штадлер Минск", которое обошлось швейцарской компании в 76 млн евро, в Польше свой второй завод начинает строить Volkswagen, инвестирующий в этот проект в 10 раз больше.

Материал подготовлен при поддержке MYMEDIA/DANIDA 
-20%
-10%
-10%
-40%
-20%
-20%
-10%
-25%
-20%
-30%
-10%
0072263