178 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «За попытку скрыться». Задержали работника «Белоруснефти», который записал видео против насилия
  2. Беларусь лишили права проведения этапа Кубка мира по биатлону
  3. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  4. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  5. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  6. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  7. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  8. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  9. «Белавиа» отменила сегодняшний рейс в Тель-Авив. Полетят ли туда самолеты на следующей неделе?
  10. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  11. В «Песочнице» засадили овощами новые грядки, теперь полить и прополоть лучок может любой минчанин
  12. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  13. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  14. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  15. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  16. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  17. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  18. По деньгам выходит дешевле, чем отели. Путешествие на автодоме по Полесью
  19. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  20. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  21. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  22. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»
  23. Очевидцы сообщили о задержании ОМОНом велосипедистов на Цнянке
  24. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  25. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  26. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  27. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  28. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  29. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  30. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе

опубликовано: 
обновлено: 

Основная бизнес-модель в белорусском частном секторе - создание бизнеса на века. Белорусы не готовы создавать эффективные проекты на продажу. К этому еще не готово и законодательство, которое своей изменчивостью отпугивает инвесторов. Им становится почти неприлично приходить в Беларусь без серьезных льгот и индивидуальных условий. 

Серьезные иностранные инвесторы выжидают: стоит ли вкладывать деньги в новое производство, когда неизвестно, как долго продлятся нынешние условия. Россия и Беларусь не выдерживает конкуренции с Казахстаном, где большие инвестиции и уже налаживают производство. В Беларуси неплохие условия, осталось только еще раз донести эту информацию до инвесторов. Сегодняшние кризисные условия - хорошее время, чтобы радикально пересмотреть стратегию развития.

В преддверии второй конференции КЕF ("Кастрычніцкі эканамічны форум") в студии TUT.BY-ТВ прошла дискуссия о внутренних и внешних барьерах для развития предпринимательства в нашей стране. В ней приняли участие Валерий Папакуль, адвокат, партнер адвокатского бюро "Степановский, Папакуль и партнеры", Владимир Василевский, один из основателей инвестиционной компании "Юнитер", и Александр Чубрик, директор Исследовательского центра ИПМ, ведущий научный сотрудник Фонда CASE. 

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Открыть/cкачать видео (159.59 МБ)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Скачать аудио (27.05 МБ)

Что принципиально изменилось для белорусского предпринимательства в худшую и лучшую стороны?

Александр Чубрик: За последний год появились довольно интересные результаты: белорусский бизнес перестал считать значимыми барьерами то, что считал таковыми еще несколько лет назад. Но возникает вопрос, что дальше? Сняли многие барьеры для развития бизнеса, но изменились условия на внутреннем и внешнем рынках. Мы хотим задать этот вопрос участникам конференции, которая состоится 5 ноября. Мы начали исследование частного бизнеса, которое посвящено внутренним барьерам развития.

Чем сегодняшние белорусские предприниматели отличаются от предпринимателей 2000-х? Что принципиально изменилось за время независимости Беларуси?

Владимир Василевский: Для предпринимателей 90-х годов бизнес был совершенно новой сферой. Они приходили в бизнес из других сфер, и он делался благодаря талантам и характеру. Для сегодняшних предпринимателей бизнес является продолжением того, чему они учились. Люди переносят на белорусскую почву бизнес-модели из Штатов, Европы, с которыми они познакомились на практике.

Сильно изменилась структура расходов населения на потребительском рынке. Средняя зарплата перестала расти, это сказывается на покупательной способности, что почувствовал на себе бизнес. Он привык бороться с административными барьерами, но при этом рынок расширялся. Сейчас барьеров стало меньше: можно открыть кафе без водопровода и канализации, но перевести помещение из жилого в нежилое занимает 2,5 года. Однако сегодняшняя проблема в том, что надо учиться работать на не растущем рынке. У частного бизнеса Беларуси акцент переходит на конкуренцию за потребителя и на рынке труда.

Руководители частных промышленных предприятий отмечают, что ситуация на рынке труда улучшилась. Снизились запросы соискателей: выпускник университета теперь не хочет зарплату в тысячу долларов, а соглашается на 700 долларов и испытательный срок. Соответственно, у работодателя расширяется выбор и снижаются издержки.

Тенденция последнего полугодия – неожиданно для всех белорусский рубль укрепился по отношению к российскому. Белорусская продукция в России теперь на 20% дороже.

Валерий Папакуль: Бизнесмены 90-х были более бесшабашными, не знали, что их ждет впереди, и поэтому часто выигрывали. Сейчас люди просчитывают и не бросаются в первую попавшуюся бизнес-модель, пользуются услугами внешних специалистов, учатся за рубежом и выстраивают стратегию. Но белорусские предприниматели стали смотреть по сторонам и побаиваться неудачи.

Опасливость – скорее минус?

Валерий Папакуль: Это скорее осторожность, просчитывание рисков. Оптимисты стали информированными.

Можно ли на основании этого говорить, что белорусские бизнесмены ничем не уступают европейским?

Валерий Папакуль: У нас бизнесмены ничем не хуже, но есть моменты по непониманию модели. Собственник и топ-менеджмент у нас хороший. Но за рубежом эти позиции четко разделяются, а у нас в основном собственник является директором. А это разные позиции, где каждый стремится получить разные результаты от своей деятельности. Смешение ролей ни к чему хорошему не приводит.

Владимир Василевский: Наши предприниматели более самостоятельные. В Европе больше возможностей для привлечения поддержки бизнесу, который начинается с нуля. В Литве за последние годы было потрачено 2 млрд евро бюджетных средств на создание инфраструктуры малого инновационного бизнеса в различных отраслях. В наших широтах это фантастические деньги. У нас нужно быть гораздо более живучим, чтобы пробиться наверх.

Александр Чубрик: Улучшения произошли за последние 7 лет, а крупнейшие частные бизнесы в Беларуси появились гораздо раньше. Они выжили в то время, когда Беларусь была далеко не в лидерах списка Doing Business.

Опрашиваемые нами бизнесмены говорят, что важной для них проблемой является разделение функций собственника и менеджера и нюансы, связанные с выходом из бизнеса, соглашениями между партнерами. Вопросы по культуре ведения бизнеса приближают белорусский бизнес к европейскому.

Владимир Василевский: У наших предпринимателей в голове только одна концепция развития нашего бизнеса: сделать бизнес, которым потом бесконечно долго заниматься. На более развитых рынках есть альтернатива: сделать бизнес, чтобы потом его продать. Наши бизнесмены редко мыслят подобным образом. В белорусском бизнес-сообществе мало примеров успешного серийного предпринимательства. Люди, которые умеют генерировать и реализовывать идеи, редко являются эффективными управленцами в долгосрочной перспективе. В развитии белорусского частного бизнеса стадия укоренения нового мышления.

Александр Чубрик: Это требует не только внутренних изменений, но и изменения законодательства.

Валерий Папакуль: Предприниматели еще не всегда просчитывают, как они будут уходить из этого бизнеса, будут ли они строить империю или продадут бизнес, если продадут, то на каком этапе. С кем они будут вести бизнес и кто потом его будет поддерживать? Будут ли передавать бизнес по наследству? Очень часто отсутствуют договоренности между учредителями. Мы уже отстроили бизнес-процессы, у нас есть рыночные стратегии, и пора задумываться о том, каким образом выстраивать взаимоотношения между собой.

Есть ли у бизнеса перспективы развиваться и строить стратегию? Сильно ли сужает возможности из-за ограничений отсутствие доступа к ресурсам?

Владимир Василевский: За последний год-два ситуация изменилась. До этого для частного бизнеса и государственных предприятий кредиты были в избытке. Теперь надо понимать, что дешевых и доступных кредитов долго не будет. Но я не согласен, что недостаток денег препятствует стратегическому планированию. Нужно менять бизнес-модель, нужно время, чтобы выработать долгосрочный подход, перестроить бизнес. Но в моем кругу бизнесменов я не замечал недостатка стратегического планирования. Это делают все грамотные предприниматели с серьезным масштабом бизнеса.   

Александр Чубрик: Все лидеры частного бизнеса Беларуси возникли в сложные времена. Сейчас сложные времена – время формирования эффективных бизнес-моделей.

Владимир Василевский: Валютных кредитов не будет, а рублевые кредиты будут достаточно дорогими. Бизнесу нужно искать модель с меньшим количеством привлеченных денег или с другими источниками привлечения денег.

Эра веры в кредиты сменилась эрой привлечения инвестиций. Но привлечь инвестиции в достаточном объеме так и не удалось. Насколько пострадало предпринимательство в Беларуси от недопривлеченных инвестиций?

Владимир Василевский: Инвестиции не пришли в желаемом количестве, но некоторые сектора за последние два-три года показали фантастические результаты. Один из них – строительство, в особенности отельное. На рынке возникла хорошая возможность: всем этим отелям нужно то, чего раньше не было на рынке, – услуги прачечных и химчисток в промышленных масштабах, персонал, снабжение и обеспечение их ресторанов. Они создают въездной туризм, и Минск может стать для москвичей таким же популярным, как Юрмала или Рига.

Валерий Папакуль: Инвестиций все же меньше, чем хотелось. Свою роль сыграло то, что, несмотря на улучшения, не повысился наш инвестиционный имидж. Я думаю, у инвесторов долговременная память. Их волнует, как долго продлятся благоприятные условия и будет ли неизменным законодательство. Любой инвестор просчитывает рынки, и если он видит, что на рынке мало других инвесторов, он на него не пойдет. Многие инвесторы ностальгируют о временах, когда в законодательстве была норма: для инвестора, который зарегистрировался в Беларуси, в течение 5 лет  законодательство будет таким же, что и при регистрации.

Инвесторы обращают внимание и на то, какие именно инвесторы приходят на рынок. Если приходят рисковые люди, они получают льготы, а потом не тратят деньги в Беларуси. В результате страдает имидж и не приходят потенциальные инвесторы. Их волнует, смогут ли забрать свои деньги, дивиденды, если повторится 2011 год, смогут ли они в таком случае продать компанию.

Как ни странно, достаточно негативно расценивается множество льгот. Пугает, что инвестор, который придет позже, получит льготы, которые сделают неконкурентной бизнес-модель тех, кто пришел на условиях обычного законодательства. У нас так много льготных зон и такие большие индивидуальные льготы, что просто неприлично прийти на рынок с обычным законодательством.

Владимир Василевский: В некоторых сферах инвесторов очень много. Например, в банковском секторе все частные банки с иностранным капиталом. Похожая ситуация в сферах, связанных с интернетом и программными разработками. В других отраслях вообще нет инвесторов. Мне кажется, государство неохотно расстается со своими активами. Мало успешных приватизационных проектов. Есть какое-то количество успешных проектов, созданных с нуля: McDonald,s, Coca-Cola. Есть много проектов, в которых Беларусь сильна, но иностранных инвесторов привлекает туда больше на словах, чем на деле.

Александр Чубрик: Для малого и среднего бизнеса, который создавался в годы улучшения законодательства и раздачи льгот, есть определенный выигрыш оттого, что не пришли иностранные инвесторы. Но для них это одновременно и угроза: как только приходит иностранный инвестор, жизнь становится сложнее, условия жестче.

Такие слухи, как о национализации "Милавицы", не повышают инвестиционную привлекательность через приватизацию. Белорусский малый и средний бизнес в числе ключевых проблем постоянно отмечает изменения законодательства. Ставка налога не такая проблема по сравнению с постоянным изменением законодательства.

На слуху сегодня всего несколько размещений акций белорусских предприятий на иностранных биржах. Есть мнение, что в Беларуси достаточно бизнесов, которые могли бы размещаться на IPO, но не делают этого. Почему?

Валерий Папакуль: IPO – это верхний сегмент привлечения инвестиций. Нужно потратить много сил, времени и средств, чтобы убедить акционеров, что вы хороши не только сейчас, но будете зарабатывать в будущем. Я не думаю, что у нас много предприятий готовы пойти по этому пути. Кто-то по причине непрозрачности, кто-то потому, что придется переходить на новые рельсы, приглашать независимых директоров. Еще одна причина: IPO для тех, кто уже богат и успешен, и хочет стать еще более богатым и успешным. Есть несколько отстроенных предприятий, которые ждут момента, но это не означает стопроцентный успех.

К тому же за это время появилось достаточно много альтернативных источников финансирования: банки развития, российские банки. Компании, которые хотят двигаться по пути внешнего финансирования, начинают не с IPO, а используют другие ступени.

Ведется много споров о том, как санкции против России повлияют на Беларусь. Каковы ваши прогнозы?  Какие сферы заденет больше всего? Есть ли варианты обойти эти санкции?

Александр Чубрик: Санкции – это только небольшой сегмент того, что происходит с Россией. Гораздо более существенное влияние на российскую экономику и наш бизнес, который работал с Россией, оказало падение цен на нефть. Состояние российского бюджета не позволяет активно развивать рынок инвестиционных товаров и поддерживать имеющийся уровень благосостояния. Это серьезно повышает конкуренцию на потребительском рынке. Здесь российские продуктовые  санкции играют нам на руку, но выиграют реэкспортные схемы, которые никак не связаны с нормальным функционированием бизнеса.

Значимое улучшение на рынке труда связано с тем, что российский рынок уже не такой привлекательный. Колоссальное влияние на белорусские предприятия оказала девальвация российского рубля к доллару. В Витебской и Могилевской области бизнесмены в один голос спрашивают, когда мы прекратим укрепляться по отношению к российскому рублю. Для малого и среднего бизнеса, который работает на российском и внутреннем белорусском рынке, среднесрочное состояние российской экономики - серьезная проблема. 

Владимир Василевский: Передел рынков из-за санкций создает определенные возможности. Но в большей степени негативно на белорусскую экономику и бизнес повлияет то, что в целом российская экономика тормозит и сокращается российский рынок. На фоне снижения и спада будет достаточно много точечных ниш, где можно будет работать. Остаются возможности для транзитного бизнеса. Дешевый российский рубль для сбыта белорусской продукции – огромная проблема, но в некоторых отраслях можно производить продукцию на российском сырье и продавать на белорусском или европейском рынке.

Валерий Папакуль: Серьезные иностранные инвесторы выжидают: стоит ли вкладывать деньги в новое производство, когда неизвестно, как долго продлятся нынешние условия. Россия и Беларусь не выдерживает конкуренции с Казахстаном, где большие инвестиции и уже налаживают производство. В Беларуси неплохие условия, осталось только еще раз донести эту информацию до инвесторов.

Владимир Василевский: В Беларуси 10 млн потребителей, и при этом рядом на порядок больший рынок. Беларуси на роду написано осваивать российский рынок.

Как улучшить свою жизнь предпринимателям в нынешних условиях?

Александр Чубрик:  Людям, которые размышляют о том, отправлять ли кадры на учебу, и которые боятся их потерять, можно сказать: "Не думайте, что люди, которых вы отправите на повышение квалификации, уйдут. Лучше подумайте, что будет, если вы не инвестируете в их образование и они останутся".

Владимир Василевский: Приметы кризиса есть, но кризис всегда очень хорошее время, чтобы радикально пересмотреть, что ты делаешь и как. Если ты хочешь получить другой результат, надо начать делать что-то новое. Поэтому совет такой: подумайте, как изменить подходы к бизнесу и как сделать так, чтобы сократить 20% издержек, чтобы при этом не пострадал бизнес.

Валерий Папакуль: Очень часто большие состояния зарабатываются в кризис. Если рынок не увеличивается, он перераспределяется. Кризис пройдет, и люди, которые пережили уже не одно падение экономических показателей, выйдут из него обновленными. 

-53%
-10%
-10%
-10%
-20%
-30%
-25%
-10%
-10%
-10%
-20%